SaveText.Ru

mlp
  1.  
  2. Срд, 14 Июн 2017 22:44
  3. фанфик
  4. От: Rus Vdan1 <[email protected]>
  5. Кому: rvdan1 <[email protected]>
  6.  
  7. Империя и Сопротивление
  8. Направленность: Джен
  9. Автор: Snake Staff
  10. Переводчик: BrowningBDA9 authors/2229341)
  11. Оригинальный текст: https://www.fimfiction.net/story/247781/empire-and-rebellion
  12. Фэндом: Мой маленький пони: Дружба - это магия, Звездные войны: Повстанцы (кроссовер)
  13. Рейтинг: R
  14. Жанры: Ангст, Драма, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Попаданцы
  15. Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
  16. Размер: планируется Макси, написано 78 страниц
  17. Кол-во частей: 16
  18. Статус: в процессе
  19. Статус: Война Клонов подошла к концу. Сепаратистов больше нет, и из пепла Галактической Республики возникла Галактическая Империя. Теперь пони Эквестрии должны выбрать свой путь в смутные и тёмные времена.
  20. Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
  21. Описание: Война Клонов подошла к концу. Сепаратистов больше нет, и из пепла Галактической Республики возникла Галактическая Империя. Теперь пони Эквестрии должны выбрать свой путь в смутные и тёмные времена.
  22. Глава 1. Пролог. Восход Империи
  23.  
  24. Прошло всего четыре месяца после вторжения Сепаратистской Армии дроидов, но для Эквестрии всё изменилось.
  25. Принцесса Сумеречная Искорка сидела в своих новых покоях, глядя на полную луну, поднимавшуюся над городом снаружи. Как это часто бывало в моменты, когда ей было нечем заняться, разум аликорна начал возвращаться к тому, что случилось с её любимой страной. В это было тяжело поверить даже сейчас, что это не было просто ещё одним ночным кошмаром, навеянным каким-то злобным демоном. Но это был не сон. Всё, что произошло со дня прибытия Генерала Гривуса в Вечнозелёном лесу было реальным.
  26. Армия дроидов опустошила Эквестрию, мстя за своего генерала. Сотни тысяч пони погибли, и ещё больше осталось без крова и брошенными на произвол судьбы. Целые города были захвачены дроидами, а их жители беспощадно казнены. Хуже того, их орбитальная бомбардировка вызвала катастрофические пожары, которые бушевали на полях, лесах и в деревнях по всей стране, и никто не мог их потушить. Даже после того, как интервенция Галактической Республики смогла переломить ход битвы с механической армией, эти огненные штормы продолжали распространяться в течение нескольких дней. Погодные команды пегасов и пожарные расчёты Республики с огромными усилиями смогли их остановить, но даже так большая часть тщательно возделываемых посевных угодий сгорела дотла. Лесные чащобы также были опустошены, и такие известные места, как Вечнозелёный лес, были просто стёрты с лица земли. Множество бесценных чудес природы были утрачены навсегда.
  27. Но утраченные природные красоты не были главной заботой страны. Число погибших было столь велико, что даже теперь ни один пони не был уверен, сколько именно народу они потеряли, потому что ведению учёта населения в суматохе после битвы не уделялось внимания. Многие из тех, кому удалось выжить, смогли уцелеть потому, что сбежали в леса и дикие края, а их дома были сожжены дроидами. Теперь эти пони нуждались в крове, пище и достойной работе, и ничего из этого у Эквестрии сейчас не было или не хватало. Цены на жильё в немногих уцелевших городах взлетели до немыслимых высот. Это было отвратительное зрелище. Многие жестокие, жадные и отчаявшиеся пони воспользовались бедственным положением бездомных беженцев, чтобы содрать с них три шкуры и кинуть на деньги, рассчитывая на то, что полный коллапс правительства позволит им избежать наказания и они смешаются с толпой. Ещё печальнее был тот факт, что это им удавалось очень часто, потому что у того немногого, что осталось от госапарата, было мало времени на борьбу с мошенниками, да и тюрем на них не хватало.
  28. И снова на помощь пришла Галактическая Республика. Их люди высадились на выжженные равнины Эквестрии, чтобы развернуть готовые лагеря для беженцев. Они не были ни удобными, ни сделанными специально для пони, но там выдавали еду и давали пристанище для миллионов, что было намного лучше, чем ничего. Война Клонов подарила Республике значительный опыт в приёме беженцев на раздираемых войной планетах, и благодаря им многие из пони не умерли от голода в одиночестве в диких краях.
  29. Было такое ощущение, что их возненавидел какой-то злой бог. Столько пони погибло, что в некоторых из атакованных городов даже после того, как их спасли, власти полностью потеряли контроль над ситуацией и начались беспорядки. Грабежи, мародёрство, поджоги, бунты и даже убийство некоторых оставшихся госслужащих разразились во многих местах по всей стране. Королевская стража, ставшая тенью своей былой мощи после войны, не могла эффективно вмешиваться в происходящее в проблемных городах. Даже прямые призывы к порядку со стороны тех принцесс, которые были в состоянии стоять достаточно долго для длинных речей, было недостаточно. Пони были обозлены, голодны и напуганы – опасное сочетание.
  30. Именно тогда правители Эквестрии в очередной раз были вынуждены обратиться к Республике за помощью. По сути, они пригласили иностранные войска для оккупации собственной страны ради восстановления порядка. Хотя клоны-солдаты в белой броне сделали дело, и притом эффективно, это стало поводом для разного рода слухов, что аликорны были в лучшем случае неспособны больше управлять страной, а в худшем были пособниками инопланетного вторжения на их планету. Такие разговоры были бы немыслимыми до вторжения, но теперь многие пони обсуждали старые порядки, и раздумывали, что, возможно, другое правительство могло бы отвести Эквестрию от катастрофы, которая её постигла.
  31. Всё это и даже больше обрушилось на плечи неопытной Искорки. Раньше она чувствовала себя недостаточно полезной в государственных делах, чуть ли не лишней по сравнению с другими тремя аликорнами и своим братом. Теперь она знала, что нужно быть осторожной в своих желаниях – теперь, когда Селестия, Луна и Шайнинг были ранены в битве и Каденс провела три недели на Звёздном разрушителе, восстанавливая свои собственные, куда более серьёзные ранения, она была самым активным представителем власти в стране в течение нескольких недель. Это было просто настоящим кошмаром из бурной деятельности и моментальных решений, которые, как она считала, была совершенно не готова принимать. Это она, а не Селестия, Луна или кто-то ещё, приняла решение оставить руины Кантерлота. Это она приняла решение перенести столицу в Лас-Пегас, самый крупный и богатый город, который почти не пострадал. И это она приняла решение позвать Элементы Гармонии официально вступить в королевскую армию.
  32. Заставить своих неопытных подруг служить в качестве вспомогательных сил было нелёгким решением для Искорки. Но что ещё ей оставалось делать? После того, как их армия была почти полностью истреблена, им были нужны любые доступные силы, потому что Сепаратисты могли вернуться в любое время. Ввиду тщетности их попыток найти сундук, в котором хранилась Сила Радуги, посреди пылающего Вечнозелёного леса, напомнило аликорну о том, что нужно принять меры для того, чтобы обеспечить её своевременное использование. Как только с пожарами было покончено, сундук был выкопан из места своего захоронения вместе с Деревом Гармонии, и оба были перевезены в Лас-Пегас и помещены под усиленную охрану. Они должны были всегда быть наготове. Они не могли позволить поймать себя со спущенными штанами ещё раз.
  33. Не стоит и говорить, что возложение ею таких обязанностей на своих друзей, которые уже потеряли свои дома и многих близких, было не очень хорошо ими воспринято. Флаттершай, Радуга Дэш, Рарити, Эпплджек и Пинки Пай видели, как их город был сожжён, и все они, кроме Рарити, потеряли родных и близких по всей стране. Смерть Дискорда была тяжёлым ударом для Флаттершай, и они все горячо спорили с Искоркой о том, что имеют право разойтись по разрушенной стране в поисках оставшихся близких и похоронить мёртвых подобающим образом. Искорка, хотя и сочувствовала им, но отказала. Она резонно заметила, что если Элементы будут разбросаны, когда последует второе вторжение, остатки их нации будут уничтожены. Сила Радуги могла бы преодолеть все трудности, но её целостностью нельзя было рисковать. Все они посадили голос от криков, но, в конце концов, её друзья согласились при условии, что она сделает распоряжение правительственным агентам найти членов их семей и привезти их в новую столицу страны. Искорка старалась угодить всем, как только могла.
  34. Ещё более тяжким бременем для фиолетового аликорна стала гибель членов её собственной семьи во время великой трагедии. Её старший брат потерял рог в бою против Генерала Гривуса, что сделало его инвалидом на всю жизнь. Их родители, а также тётя и дядя со своими детьми погибли с остальными на улицах Кантерлота. Искорка была так занята своими обязанностями как принцесса, что у неё даже не было времени присутствовать на их похоронах, и чувствовала себя очень виноватой.
  35. Когда другие принцессы смогли вернуться к управлению Эквестрией, стало ясно, что то, через что они прошли, оставило свой след. Принцесса Селестия внешне казалась пострадавшей куда меньше других. Её физическое тело исцелилось так же легко, как змея сбрасывает старую кожу, и она снова стала для пони символом надежды и живой полубогиней. Её голос был мягким, но властным, стойка твёрдой, и в её глазах была видна решимость. Всем казалось, что она прошла через огонь войны невредимой. Искорке с её привилегированного места и благодаря личному знакомству было виднее, что происходило с её наставницей, и она знала, что они ошибались. Когда Селестия общалась с обитателями других планет, она могла увидеть разницу: то опущенные глаза, то тихий голос, слишком низкие для простой учтивости поклоны – незначительные перемены, но заметные. Солнечная принцесса была явно напугана пришельцами и того, что они могли сделать, и очень опасалась оскорбить их каким-либо образом. Такая точка зрения была вполне понятной, учитывая, что произошло, но то, что даже её невозмутимая наставница, как оказалось, могла поддаваться эмоциям, пугало Сумеречную Искорку.
  36. Принцесса Луна изменилась почти схожим образом. Если раньше она училась общаться с другими пони, теперь она стала своего рода отшельницей. Она говорила мало, если к ней не обращались, и её ответы часто были короткими и небрежными. Она проводила почти всё время за обучением, погрузившись в чтение разных древних книг и свитков сомнительного содержания. Она одолжила несколько книг по магии и природе рога единорогов из сильно поредевшей коллекции Искорки. Когда её прерывали, она реагировала сердито и раздражённо. Её можно было понять: хотя тёмный аликорн всё ещё обладала политической властью, после потери рога её огромная магическая сила просто рассеялась в никуда. Она не могла поднять даже чайную ложку в своём нынешнем состоянии, а уж тем более луну, и к её раздражению, её обязанность взяла на себя её сестра. Она была расстроена и отчаянно искала какое-нибудь магическое лекарство, и Искорка её жалела.
  37. Её брат, принц Шайнинг Армор, аналогично лишился своего рога в бою с чудовищным генералом-киборгом. В отличие от Луны, как только Шайнинг смог ходить, он погрузился в государственные дела с огромным, неимоверным рвением. Единорог явно винил себя за падение Кантерлота и увечье Принцессы Луны, а также за то, что не был вместе со своей женой на севере. Он считал, что защита как Эквестрии, так и Кристальной Империи были его долгом. Брат Искорки проводил время после выздоровления, стараясь быть повсюду и делать всё возможное, в особенности восстановить армию и привести её к современным стандартам. Одним из его первых приказов было распоряжение закупить устаревшие, но рабочие бластеры из излишков с военных складов Республики и немедленно начать переобучение старых ветеранов и новобранцев в их использовании. Единорог считал, что поскольку он совершенно не справился с обязанностями, он был обязан искупить вину, загоняя себя до седьмого пота ради защиты страны, пока не упал бы от изнеможения.
  38. А вот Принцессе Каденс пришлось хуже всех. Будучи отрезанной от Эквестрии и Шайнинг Армора после первых бомбардировок, храбрый розовый аликорн осталась, чтобы сражаться с армией дроидов, двигавшейся в Кристальную Империю. Поскольку суровая зима не дала распространяться пожарам, большое количество гражданского населения смогло вовремя сбежать в леса. Тем не менее, кристальная стража погибла в полном составе, и город был сожжён. Сама Принцесса Каденс была тяжело ранена и погребена под телами своих подданных. Она провела много долгих часов в холоде под мертвецами, а её раны так болели, что не давали даже потерять сознание. К тому времени, когда солдаты Республики наткнулись на аликорна, она была наполовину мертва и перенесла сильную психологическую травму. Её тело исцелили в бакта-камере на борту Звёздного разрушителя, но её психика, похоже, так и не смогла восстановиться. Невестка Искорки стала бледной тенью кобылы, которой была. Если раньше Каденс была энергичной и заботливой женой, то теперь она боялась сделать шаг за пределы своих покоев без своего мужа и всегда прижималась к нему в присутствии пришельцев, как маленькая кобылка. В присутствии хороших знакомых, которым она доверяла, её глаза были печальны, голос слабым, и она была кроткой и пугливой.
  39. После того, как оба её правителя были искалечены, и её главный город был разрушен и растоптан под ногами дроидов, у Кристальной Империи не было выбора, кроме как прекратить своё существование как независимого государства. Беженцы оттуда отправились на юг, в Эквестрию, наводняя и без того переполненные лагеря Республики. Новости из других места на планете были такими же плохими, если не хуже. Хрупкое единство Зебрики рухнуло после разрушения их столицы бомбардировкой Сепаратистов, и десятки мелких племён и царьков начали друг с другом междоусобную войну. Канида, родина Алмазных Псов, потеряла треть населения из-за разрушительных землетрясений, вызванных орбитальной бомбардировкой, и стране начал угрожать голод. Империя Грифонов распалась после смерти императора и большей части его окружения, и несколько потенциальных наследников начали соревноваться друг с другом за престол. Новости отовсюду были плохими, и многие существа и народы продолжали погибать, но Искорка даже не могла и помыслить об оказании помощи – у неё и дома хватало забот. Что до Республики, то они относились к эквестрийцам, как к фактическим лидерам планеты, и сконцентрировались на помощи и взаимодействии именно с ними.
  40. Откровенно говоря, несмотря на то, что она считала такую политику чрезвычайно несправедливой, Искорка не рискнула бы убедить Галактическую Республику давать её подданным меньше. Если бы она так поступила, её бы просто смешали с грязью, пусть даже она была принцессой. Слишком много пони уже лишились домов и зависели от государственной помощи, чтобы просто не умереть с голода, поэтому все идеалы о равенстве могли подождать.
  41. Пока Искорка с грустью глядела на звёзды, чувствуя себя одновременно перегруженной делами, виноватой и расстроенной, она подумала, а что, если…
  42. – Принцесса Сумеречная Искорка? – раздался знакомый голос, прервав её размышления.
  43. Фиолетовый аликорн отвернулась от окна своей комнаты, посмотрела назад и увидела в дверях другую пони.
  44. – Принцесса Луна, – поприветствовала она старшего аликорна.
  45. На лице Принцессы Луны было столь знакомое, едва скрываемое раздражение. Её развевающаяся грива медленно, но верно утрачивала свою эфирность, больше не развеваясь на невидимом ветру. На месте обрубка на её лбу был замысловатый декоративный рог, сделанный из эксклюзивного полированного волшебного серебра. Мерцающие сапфиры свисали с коротких цепочек из того же материала, привлекая к себе внимание, тем самым скрывая жестокое увечье принцессы. Кое-кто ругался, что дорогой декоративный рог был тратой средств в такие тяжёлые времена, когда нужно было потуже затянуть пояса, хотя, конечно, никто не говорил этого в лицо самой Луне.
  46. – Идём, юная принцесса, – позвала Луна, махая копытом. – Мы считаем, есть кое-что, что ты должна увидеть.
  47. С усталым вздохом Искорка поднялась с дивана, на котором сидела, и потянулась. Она и так провела весь день на ногах в государственных делах, не считая утра, но если Принцесса Луна нашла что-то достаточно важное, чтобы прийти лично, значит, это было что-то важное.
  48. Подавляя зевоту, Искорка последовала за тёмной принцессой ночи по длинным коридорам виллы, на которой они теперь жили. Как только этот крупный, но заброшенный гостевой дом был подарен Селестии, он тут же стал центром администрации после переноса столицы в Лас-Пегас. А раз так, их новые республиканские друзья оснастили его всеми технологическими удобствами в качестве знака доброй воли. В большой комнате, куда Луна привела Искорку, было одно из таких устройств, огромный стол с возможностью проекции изображения, который пришельцы называли голограммным модульным проектором.
  49. Когда она вошла в комнату, Искорка увидела, что Селестия, Каденс и Шайнинг уже собрались вокруг проектора, уставившись на огромную голограмму человека в капюшоне. Искорка сразу узнала Верховного Канцлера Республики Палпатина, хотя он выглядел… иначе, чем на ранее виденных ею изображениях. Сейчас он выглядел менее симпатичным и его было так просто не узнать. Он, по всей видимости, обращался ко всему Сенату Республики, и Искорка прислушалась.
  50. – В целях обеспечения безопасности и большей стабильности Республика будет реорганизована нами… – его голос стал громче. – В первую Галактическую Империю!
  51. Сенат разразился громом аплодисментов.
  52. – Во имя сохранности и во имя блага общества!
  53. Аплодисменты на заднем плане были оглушающе громкими. Палпатин поднял обе руки вверх, и все сенаторы со своими помощниками вокруг него разразились одобрительными возгласами. Многие из сидевших поднялись, чтобы поддержать лидера Республики.
  54. По пока непонятной ей причине, у Искорки возникло плохое предчувствие.
  55. Глава 2. Новая миссия
  56.  
  57. Три года прошло с того дня, когда была создана Галактическая Империя.
  58. Для Принцессы Луны, сидевшей за столом и читавшей при плохом освещении, эти три года были худшим временем за всю её долгую жизнь, даже если считать тысячу лет, которые она провела в заточении на луне с демоном в голове. По крайней мере, тогда у неё была магия. По крайней мере, ей тогда не пришлось видеть, как её народ и всю планету украли у неё прямо на её глазах. По крайней мере, у неё была надежда.
  59. Всё началось с довольно неожиданного назначения её сестры имперским губернатором Эквуса. Не было ни предупреждения, ни почётной церемонии – только голографическое изображение одного из новых имперских моффов, который известил их о том, что солнечная принцесса теперь была ответственной за всё происходящее на их планете. А поскольку большая часть планеты не была территорией Эквестрии и никогда не находилась под их юрисдикцией, не говоря уже о том, что после бомбардировок Сепаратистов там даже не было внятных правительств, эта новость была шокирующей. Когда та спросила, как ей править целой планетой, учитывая, что её собственная нация была в упадке, человек просто ответил: «А Вы как считаете?».
  60. Небольшое подразделение новосозданной Имперской армии высадилось на планету, и в ходе быстрой кампании уничтожило все силы, отказавшиеся присягнуть Галактической Империи и новому лидеру планеты. Все возражения Селестии о том, что она не хотела править планетой, и просьбы не атаковать другие земли, были полностью проигнорированы. Видимо, её новая должность не имела авторитета для имперских сил из внешних регионов. Когда они сокрушили всех, кто открыто выступал против них, имперцы направили все жалобы новому губернатору и по большей части ушли, сообщив Селестии перед отлётом с планеты, что размер оказываемой помощи с этого момента будет зависеть от её преданности и эффективности в качестве их представителя.
  61. Это была умная стратегия, с горечью подумала Луна. Они заставили сотрудничать единственного оставшегося аликорна, способного двигать солнце и луну, и одновременно запятнали репутацию Эквестрии как коллаборациониста в глазах других стран. Если бы Селестия выступила против них, им даже не придётся применять против неё армию – они просто прекратят поставки продовольствия и технологий, и будут наблюдать, как Эквестрия медленно умирает. А теперь, когда другие народы связывали их с вторжением Империи, они не смогут ожидать от них помощи. Наоборот, наиболее вероятным ответом будет вторжение. Селестия должна была выполнять роль исполнителя законов Империи ради выживания своих пони. Её контроль за космическими светилами и тот факт, что армия Эквестрии была самой технологически развитой военной силой на планете, делало её идеальной кандидатурой на роль губернатора. За исключением немногих мелких кораблей на орбите, Галактическая Империя предоставила планету самой себе.
  62. И что могла сделать Принцесса Луна, чтобы изменить это? Да ничего.
  63. Тёмный аликорн сжала зубы, вспоминая собственную беспомощность. Шантаж, полное пренебрежение суверенитетом других наций, даже убийство Луна могла бы вытерпеть стоически. Но равнодушная жестокость обстоятельств, из-за которой она должна была сидеть, ничего не делая, пока всё это происходило, выходила за рамки. Она стиснула зубы, наверное, в миллионный раз, ища какой-нибудь ответ, какое-то решение этой головоломки, которое вернёт планете её свободу. Но их не было. Что ей было делать? У неё не было магии, не было оружия, которое бы могло одолеть столь огромную и могущественную силу, которой была Галактическая Империя, это она уже поняла. Сотни тысяч миров подчинялись Императору Палпатину, как и бесчисленные армии и флоты. Луна могла либо играть данную ей роль марионетки, либо попытаться осуществить какой-то бессмысленный акт сопротивления и умереть, как и все другие, кто попытался это сделать до сих пор. Может, этим она даже навлечёт какое-то коллективное наказание на весь свой народ.
  64. Даже побег был не вариантом. Империя контролировала весь космический трафик Эквуса, проверяя как прилетающие, так и вылетающие с планеты суда, и в любом случае они были далеко от основных путей и систем, потому что мало кто был заинтересован в этой системе. Даже безумную идею бегства в другое измерение она тоже отмела, потому что зеркало Старсвирла было разрушено в ходе боя в Кристальной Империи, как и многие другие бесценные магические артефакты. Неспособная сражаться, неспособная сбежать, Луна только и могла, что злиться на собственную убогость и никчёмность.
  65. И снова Луна прокляла тот день, когда Генерал Гривус приземлился в Вечнозелёном лесу. Эквестрия избежала геноцида только для того, чтобы стать рабами и коллаборационистами Империи. Она слышала по Голосети, что Гривус был убит при обстоятельствах, которые Империя решила не раскрывать. Луна не верила, что непрошибаемый киборг мог быть так легко повержен, но если его убили, она надеялась, что его смерть была мучительной.
  66. Все эти годы Луна искала способ восстановить свои силы, и всё было впустую. Ничего в задокументированной истории рода пони не говорило о том, как можно восстановить сломанный рог, хотя многие пытались. Не было рекомендаций, как использовать магию без него. То, что пони, лишившийся рога, становился магическим инвалидом на всю жизнь, считалось данностью. Это могло быть приемлемым для смертных пони, но Луна была аликорном и не была подвержена старению. Она не собиралась вечно оставаться жалким, беспомощным ничтожеством в вечной тени своей старшей сестры.
  67. Ещё более раздражающим было отсутствие ясности в том, что именно произошло в тронном зале Кантерлота в тот судьбоносный день. Чудовищный киборг отрубил ей рог световым мечом и был уже готов прикончить её, когда она каким-то образом нашла силы призвать магию и сбросить его с утёса. Но она понятия не имела, как это произошло, и даже толком этого не помнила, просто неясные образы и боль, за которыми последовала вспышка ярости и ненависти. Она допускала возможность того, что каким-то образом воспользовалась тёмной магией, но даже её тайные эксперименты с ней обернулись провалом – что бы она ни пробовала, колдовала или призывала, не заставляло её сломанный рог работать. Она была не более, чем бессильной марионеточной принцессой, неспособной даже собрать достаточно магии, чтобы заставить свою гриву снова развеваться.
  68. Это было глубочайшим унижением.
  69. Чувствуя ностальгию, Луна выдвинула одно из отделений в своём деревянном шкафу, изготовленным копытным трудом, и достала оттуда маленькую коробку из вишнёвого дерева. Она аккуратно открыла её, и её взору предстали два предмета, аккуратно уложенные в углубления в вельветовой обивке. Первым был световой меч с бронзовой рукояткой, который она отобрала у Генерала Гривуса три года назад. После битвы за Кантерлот она вернулась на место бывшего тронного зала, ведомая необъяснимой тягой. Экзотическое оружие было первой вещью, которую она нашла там. Второй вещью были останки её некогда прекрасного рога. Луна несколько долгих минут просто любовалась прекрасным отростком, который когда-то был частью её самой.
  70. Наконец, она со вздохом закрыла коробку и вернула её на место. У неё были более важные дела.
  71. Единственным более-менее приятным во всём этом было то, что Империя не проявляла какого-то особого интереса к её планете. Пока сохранялась лояльность, уплачивались налоги и не было открытых восстаний, они предпочли оставить маленькое захолустье в Неизведанных Регионах в покое, их армия была сосредоточена на преследовании остатков Сепаратистов и умиротворении охваченного войной Внешнего Кольца. Не считая нескольких учёных, которые настаивали на том, чтобы изучить передвижение космических светил её сестрой и нескольких сотен техников и офицеров снабжения, которые помогали обустроиться беженцам, на их землю больше не ступали ноги солдат. Это было немного странным, но Луна была даже благодарна, что Галактическая Империя находила лучшее применение своей армии, чем дальнейшее притеснение её народа.
  72. Пока она сидела и занималась до рассвета, Луна ещё не знала, что в скором времени всё это изменится.
  73. За многие тысячи световых лет от несчастной планеты Эквус, на борту Звёздного разрушители класса «Победа» «Железный кулак», имперский Инквизитор Индра’Циасуэра’Нетелан, более известная как Инквизитор Ция, преклонила одно колено. Женщина-чисс спокойно ожидала в своих покоях для медитации, её голова была склонена, а чёрные волосы подвязаны, чтобы не отвлекать. Она ожидала передачи.
  74. Наконец, голопроектор перед инопланетянкой ожил, возвышающегося чёрного киборга, сложившего руки на груди. Он опустил взгляд на чисску, которая слегка подрагивала и не осмеливалась поднять глаза на тёмного лорда без его разрешения. Его громкое дыхание отдавалось эхом в маленькой комнате. Наконец, он заговорил.
  75. – Инквизитор Ция, – сказал он.
  76. – Лорд Вейдер, – ответила она, опустив глаза. – Чем я могу Вам услужить?
  77. – Орден джедаев был полностью уничтожен, – сказал Вейдер. – И галактика склонилась перед своими законными правителями. И всё же, Император предвидел, что возникнут новые угрозы его власти. Существуют те, кто может владеть Силой и представлять угрозу Империи.
  78. Ну конечно же. Если бы у них не было таких врагов, Инквизиторов – группы последователей Тёмной стороны, присягнувших Императору, целью которой было выследить и уничтожить последних из джедаев – попросту бы не существовало. Чисска знала, что настолько высокопоставленное лицо, как Вейдер, не стало бы делать личную передачу, если бы он не хотел выполнения чего-то конкретного.
  79. – Что прикажете делать, мой господин? – спросила Ция.
  80. – Империи понадобится больше Инквизиторов в ближайшее время, – ответил он. – Намного больше. Это воля Императора, которую Вы должны помочь исполнить.
  81. – Как будет угодно Императору.
  82. – Вы свободны выбирать любых кандидатов, которых сочтёте подходящими, Инквизитор, но помните: мой хозяин ожидает результатов. Не разочаруйте его.
  83. Ция поклонилась сильнее.
  84. – Я не подведу Вас, лорд Вейдер.
  85. – Надеюсь, что нет.
  86. Голограмма исчезла.
  87. Чисска молча поднялась на ноги, обдумывая приказ киборга. Больше Инквизиторов? Ей для этого понадобятся чувствительные к силе, и довольно много. В Империи было много любителей и сектантов, находящихся в тюрьмах по всей галактике, и с них она и начнёт первым делом, но что, если их окажется недостаточно? Ция ненадолго задумалась, и тут она вспомнила засекреченные данные, к которым имела допуск, об одной необычной планете в глубине Неизведанных Регионов…
  88. Инквизитор развернулась и покинула свои покои, быстрым шагом направляясь к мостику. Она знала, что делать.
  89. Глава 3. Новый рекрут
  90.  
  91. Солнце ярко сияло над Лас-Пегасом, окутывая город в пустыне мягким утренним светом. Птицы пели, пчёлы жужжали, и огромная густонаселённая столица Эквестрии начала отходить от бурной ночной жизни. Пони выползали из кроватей и отправлялись на работу или устраивали лёгкую пробежку. Команды пегасов в небе уже были заняты созданием лёгкого облачного заслона, который бы защитил город от полуденной жары. По всему городу миллионы пони всех рас были заняты делом.
  92. Принцесса Луна видела всё это из своего окна, но не обращала внимания. Суета и суматоха никогда ей не нравилась даже в лучшие времена, а сейчас и подавно. В Лас-Пегасе населения было намного больше, чем в Кантерлоте, поскольку оно не было ограничено пределами территории на выступе скалы. Со временем тёмный аликорн обнаружила, что общее количество просителей, которые приходили к ней лично, неимоверно росло с каждым днём, и она чувствовала себя слегка заваленной делами.
  93. Луна сидела за столом в офисе, который она использовала в качестве импровизированного тронного зала – в этом городе не было более-менее приличного замка и бюджета на его постройку тоже не было. У неё было удобное кресло, оснащённое многочисленными автоматическими удобствами. Оно было подарено ей Империей, когда она построила крупное серое здание, которое служило транспортным узлом для имперских операций на Эквусе: Имперский Хаб. Принцессе ночи не нравились ни вид, ни обустройство этого места, потому что оно строилось с расчётом на людей, а не на пони. Усадьба, на которой проживали королевские особы и где она продолжала своё обучение, была более красивой с точки зрения эстетики. Тем не менее, Луна должна была признать, что Имперский Хаб был очень полезным, принимая голопередачи и собирая данные со всей планеты благодаря сети спутников на орбите. Он позволял устанавливать мгновенную голографическую связь с множеством мест на Эквусе и на его орбите, что сделало устарелыми старую курьерскую службу и даже магический огонь драконов. Более того, он содержал большой объём баз данных, полных информации о большой галактике – с точки зрения Империи, разумеется.
  94. Голопроектор, встроенный в блестящий металлический стол аликорна, был включён и показывал земного пони в броне эквестрийской армии. Эта новая броня была превосходнее старых кирас, которые выплавлялись из железа и оставляли большие зазоры, у неё были пластоидные бронелисты и резиновый нательник*. У пони на плечах были знаки различия лейтенанта. Он шустро отдал честь.
  95. – Мэм, наша база подверглась повторной осаде толпой разъярённых гражданских, – говорил он. – Мы не смогли достичь указанных координат сброса продовольствия. Наш офицер снабжения сообщает, что запасов еды хватит ещё на неделю. И буквально прошлой ночью ещё одного из наших во время патрулирования атаковали и жестоко избили местные. У него сломано три ноги, пять рёбер и крыло. Один его глаз заплыл. Запрашиваю эвакуацию.
  96. – Принято, – сказала Луна. – Мы пошлём сигнал медицинскому шаттлу немедленно отправиться к месту вашей дислокации.
  97. – Спасибо, мэм, – он вздохнул с облегчением. – Но что нам делать со всей этой ситуацией? Местные нам не рады, и непохоже, чтобы они угомонились, – он посмотрел куда-то назад, за пределы обзора голокамеры. – Снаружи собирается большая толпа, и мне это не нравится. Могут начаться массовые беспорядки.
  98. – Не стреляйте по гражданским ни при каких обстоятельствах, только в случае, если вашей жизни угрожает опасность, – приказала Луна.
  99. – Так точно, мэм, но… что же нам делать?
  100. Луна стиснула зубы. Это была жестокая дилемма. С одной стороны, если она отдаст приказ принять более агрессивные меры по отношению к грифонам, которые протестовали против присутствия иностранных войск в своём городе, наверняка погибнут невинные и население, скорее всего, настроится против них. С другой стороны, если она отдаст приказ об отступлении, грифоны могут неправильно это истолковать и устроить полномасштабное восстание. Если такое произойдёт, это без сомнения привлечёт внимание военных сил с куда меньшими предубеждениями против убийства гражданских, и её собственный народ пострадает, лишившись помощи от Империи.
  101. И не то, чтобы аликорн хотела размещать войска в других странах в принципе. Другие страны должны содержать собственные армии и сами решать свои дела. Солдаты эквестрийской армии должны были служить у себя на родине, защищая нацию или помогая медленному восстановлению страны. Они не должны были быть сборщиками дани для Галактической Империи!
  102. Но если бы они этого не делали, тогда все налоги придётся уплачивать одной только Эквестрии, что она никак не могла потянуть со своей разрушенной инфраструктурой. Иначе им придётся испытать на себе возмездие пришельцев. А судя по тому, что было в полученных отчётах имперской армии о коротких военных кампаниях в их мире, они будут не особо гуманнее Сепаратистов. Поэтому именно реформированная армия Эквестрии была вынуждена рассредоточиться по планете, чтобы обеспечить своевременную уплату налогов в качестве «привилегированного» члена Империи ради предоставляемой им «защиты». С роспуском Конфедерации Независимых Систем и подчинения Империей большей части известной галактики, последнее было не более, чем жестокой шуткой.
  103. Наконец, Луна вздохнула.
  104. – Подготовьте всех солдат в городе к общему отступлению, – приказала она. – Мы не станем расстреливать гражданских ради Империи.
  105. Офицер отсалютовал.
  106. – Есть, мэм.
  107. Луна устало кивнула.
  108. – Вольно.
  109. Голограмма погасла, оставив унылого тёмного аликорна в своём офисе в одиночестве. Она снова вздохнула, гадая, поступила ли она правильно. А что ей сейчас было делать? Товары и драгоценные металлы, которые были бы собраны и доставлены в Империю, придётся добывать где-то ещё. Их нужно было достать. Иначе им всем придётся страдать.
  110. Когда Луна начала было проводить ревизию финансов планеты на сделанном на заказ датападе, приспособленном для её копыт, голопроектор на её столе снова активировался. В этот раз он показал изображение человека средних лет – полковника Ферруса из имперской армии, главного военного офицера на планете. Он до сих пор не казался особо плохим, вёл себя профессионально и оставлял ведение дел планеты её жителям.
  111. – Принцесса Луна, – сказал он вежливо с сильным акцентом Внутренних Миров. – Не хочу Вас прерывать, но один Звёздный разрушитель сделал голопередачу из гиперпространства и запрашивает немедленной встречи с руководством планеты.
  112. – Разве это не должна быть моя сестра? – ответила Луна с небольшой горечью в голосе.
  113. – Так и было бы, если бы губернатор Селестия не была занята чем-то другим, – сказал он. – Поскольку в данный момент она занята, Вам придётся ответить, как её заместителю.
  114. – Тогда свяжите Нас с ними, полковник, – ответила она. – Узнаем, чего они хотят.
  115. Голограмма человека в униформе моргнула и исчезла. Через несколько секунд его место заняла другая фигура. К её удивлению, это был не человек, а другой гуманоид. Это явно была женщина, одетая в чёрную тунику, брюки и ботфорты, на её плечах и груди были бронепластины с символом Империи. Луна, увидев голубую кожу и красные глаза, смутно вспомнила, что в имперских архивах этот вид обозначался как чиссы. Они были малоизвестным и затворническим народом из Неизведанных Регионов, и не особо ассоциировались с преимущественно человеческой Империей. Луна ненадолго задумалась, а что могло привлечь её на имперскую службу.
  116. – Вы губернатор Селестия? – тут же спросила чисска.
  117. – Нет, Мы её сестра, Принцесса Луна Эквестрии, – ответила она.
  118. Женщина слегка нахмурилась.
  119. – Тогда приведите её, – приказала она, махнув рукой. – Я не веду дел с лакеями.
  120. – Мы не есмь лакей! – сорвалась Луна. – Мы равны с Нашей сестрой во всём и ты будешь иметь дело с Нами!
  121. Чисска подняла бровь и задумалась. Наконец, она кивнула.
  122. – Ну хорошо. Я Инквизитор Ция из Галактической Империи. Во имя государственной безопасности я требую, чтобы Вы собрали самых талантливых магов для немедленной инспекции.
  123. – Что? – Луна почувствовала нарастающую тревогу. Инквизитор? Она не так много о них знала, по крайней мере, о высокопоставленных, но то, что ей было известно, не предвещало ничего хорошего.
  124. – Вы меня слышали, – ответила Инквизитор. – Я приземляюсь через час. Я ожидаю должного приёма.
  125. Голограмма погасла. Луна стиснула зубы.
  126. Ровно через час шаттл класса «Лямбда», сопровождаемый шестью СИД-истребителями, вошёл в атмосферу Эквуса. Шум ионных двигателей, за которые истребители и получили своё название, был достаточно громким, чтобы заглушить шум большого города. Когда шаттл коснулся земли на посадочной площадке в маленьком космопорте планеты, истребители продолжали кружить над ним.
  127. По указанию Инквизитора Принцесса Луна ждала её там, чтобы встретить имперскую чиновницу лично. Как и всегда, её раздражало быть на побегушках, но чего она только не делала за последнее время. Ей просто нужно было морщиться и терпеть. Трап шаттла открылся, и солдаты эквестрийской армии отдали честь, как на параде. По трапу спустились двадцать штурмовиков в белой броне, встав по сторонам и вытянувшись по струнке.
  128. Голубокожая женщина, которую Луна видела в голопроекторе, спустилась по посадочному трапу, сложив руки за спиной, её отполированные сапоги ступали почти беззвучно. Было трудно сказать, на кого она смотрела, потому что было трудно различить зрачки её красных глаз, но она даже не поворачивала головы. Выражение на её лице, если его можно вообще было таким назвать, свидетельствовало о лёгком отвращении. Луна заметила изогнутый световой меч, свисавший с её пояса, тут же вспомнив, как её сестра описала Графа Дуку. Ей не понравилось это сходство.
  129. – Инквизитор, – сказала Луна, в отличие от сестры, не собиравшаяся кланяться инопланетной гостье. – Добро пожаловать в Эквестрию. Мы…
  130. – Оставьте любезности, – отрезала Ция. – И покажите мне то, за чем я пришла. Я занятой человек.
  131. Разозлившись на то, что её прервали, но не имея голоса, Луна указала в направлении Имперского Хаба.
  132. – Они там, Инквизитор.
  133. И чисска тут же прошла мимо неё.
  134. – Скажите мне, – сказала Инквизитор Ция, встав на одно колено, чтобы потрепать скулу напуганного жеребца. – Это правда всё, что у Вас есть? – хотя её красные глаза впились в жеребца, её вопрос был обращён к принцессе, стоявшей позади неё. – Потому что я нахожу, что в Вашей подборке не хватает выдающихся талантов.
  135. Луна снова скривилась от злости, когда Ция отпустила пони и поднялась в полный рост. Она за достаточно короткий промежуток времени собрала придворных магов, которые в настоящий момент были в Лас-Пегасе. Около тридцати наиболее тренированных адептов магических искусств стояли в ровном ряду перед чисской. Ни у одного из них, конечно же, не было такого таланта, которым обладала Принцесса Искорка, но они были далеко не слабаками. Многие из них участвовали в защите городов Эквестрии от орбитальной бомбардировки три года назад. Инквизитор изучала каждого из них по несколько минут, но ни разу ни попросила что-нибудь сделать.
  136. – Мы собрали их в срочном порядке, Инквизитор, – ответила Луна, едва сдерживаясь от оскорблений.
  137. – Это я вижу, – сказала Ция, повернувшись к штурмовику со знаками различия капитана. – А ладно, берите их всех.
  138. – Что?
  139. – Есть, мэм! – отсалютовал солдат в белой броне, и его товарищи начали окружать собравшихся жеребцов и кобыл. Те, испугавшись имперских солдат, начали инстинктивно сбиваться в кучу.
  140. Инквизитор сложила руки за спиной и вышла из комнаты, где проводилась встреча, игнорируя возмущённые крики протеста тёмного аликорна. Луна, сжав зубы и прижав уши от злости, бросилась за чисской. Она думала, что они захотят изучить их магов, возможно, изучить их искусство, но не станут их забирать! Эквестрия много чего дала Империи в обмен на помощь, но отдавать своих подданных? Это было уже слишком! Она этого не потерпит!
  141. – Инквизитор! – окрикнула она инопланетянку. – У тебя нет права забирать наших…
  142. – Они граждане Галактической Империи, – возразила Ция, даже не удосуживаясь обернуться. – И поэтому должны подчиняться всем законам и правилам, включая призыв в Имперскую армию.
  143. – Этого не было в нашем соглашении об оказании помощи! И Мы не соглашались на такие условия при вступлении в состав Вашего государства!
  144. – Я изменила условия сделки. Молитесь, чтобы в последний раз.
  145. – У тебя нет полномочий для… гхк!..
  146. Пальцы на правой руке Инквизитора сжались в кулак. Горло Луны было стиснуто невидимыми тисками, и она почувствовала, что приток воздуха остановился.
  147. – Я нахожу Ваши протесты настолько же надоедливыми, как и Ваше существование, – сказала Ция, остановившись, но всё же не оборачиваясь назад. – Луна согнулась в две погибели, её передние копыта судорожно хватались за горло, пока она пыталась ловить ртом воздух. – Никакая искалеченная инопланетная стерва не вправе указывать мне, что мне можно, а что нельзя делать.
  148. Лунная принцесса прошипела и ловила воздух, пока давление на её глотку усиливалось, но всё было бесполезно. Луна начала видеть точки, когда у неё началось кислородное голодание, возникло туннельное зрение. Её голова поплыла и она перестала слышать, мир вокруг неё начал становиться всё более расплывчатым с каждой секундой.
  149. Внутри, под маской страха и инстинкта выживания, Луна бурлила от ненависти. Она потеряла всё – свою магию, своё королевство и даже планету – этим мерзким пришельцам с далёких звёзд, и теперь она вот-вот потеряет и свою жизнь! И умрёт не благородной смертью в битве, что было бы выдающимся примером героизма, который бы передавался из поколения в поколение, за который её бы помнили. Нет, её казнили как презренную рабыню, которая сказала слово поперёк своей хозяйке! Это был позорный способ умереть, один из самых худших, которые она могла вообразить. Её разум был полон ярости из-за беспомощности и унижения.
  150. И тут, когда она уже было потеряла сознание, Принцесса Луна объяла эту ярость.
  151. – Ррагх!
  152. Сверхъестественный крик Луны вырвался из пустых, растянутых лёгких, ломая и изгибая металл в коридоре перед собой. Инквизитор Ция, застигнутая врасплох, была сбита с ног и пролетела значительное расстояние по залу, врезавшись с неприятным звуком в дюрасталевый выступ. Хотя она подняла руку и призвала Силу, чтобы защитить себя, маленькие куски шрапнели оцарапали её голубую кожу, оставив несколько кровавых порезов.
  153. Луна, наконец, освободившись от захвата, потёрла горло и отчаянно глотала воздух. К аликорну начало возвращаться нормальное зрение, когда в её кровь вновь начал поступать свежий кислород.
  154. И тут Ция сделала жест рукой, и Луна ударилась головой о потолок.
  155. Боль была сильной и невыносимой. Чисска хаотично водила двумя пальцами, ударяя голову аликорна о металлические поверхности вокруг неё, не давая Луне и секунды на передышку. От головокружения и ощущения, как будто её голова горела, она была не в состоянии ответить, когда захват вернулся на её глотку с удвоенной силой. Она сопротивлялась и извивалась, её копыта снова метнулись к горлу, как будто Сила была физическим объектом, который она могла снять. Луна висела в воздухе почти полминуты, пока её тело не выдержало и её голова не повисла.
  156. Инквизитор Ция отпустила свою невидимую хватку, позволив обмякшему аликорну тяжело рухнуть на пол. Чисска потёрла ушибленную спину, и обнаружила кровь на пальцах. Она задумчиво смотрела на кровь, пока несколько её штурмовиков бросились в угол зала и окружили источник помех.
  157. – Всё нормально, – она подняла руку. – У меня нет серьёзных ран.
  158. – Мэм, – отозвался их командир, глядя на неподвижное тело Луны. – Что нам делать с ней?
  159. Ция задумалась.
  160. – Возьмите и её тоже, – скомандовала она. – У неё есть потенциал.
  161. Примечание к части
  162.  
  163. * Ага, пони-штурмовики. )
  164. >
  165. Глава 4. Новый план
  166.  
  167. – Вы ЧТО сделали? – крикнула Принцесса Селестия на голографическое изображение перед ней.
  168. – Я обнаружила у Вашей сестры, Принцессы Луны, определённые таланты, которые мне нужны, – спокойно ответила маленькая голограмма Инквизитора Ции. – Поэтому я призвала её в Имперскую армию. Надеюсь, это не будет проблемой.
  169. – КОНЕЧНО, ЭТО ПРОБЛЕМА! – гаркнула Селестия так, что дюрасталевое здание заходило ходуном, и несколько людей и пони, которым не повезло оказаться рядом с её офисом, чуть не оглохли.
  170. Чисска, напротив, оставалась невозмутимой.
  171. – Хм… – она пожала плечами. – Однако, нужды Инквизиторов и Галактической Империи превыше нужд Вашей планеты, губернатор.
  172. – У Вас нет права делать это! – разозлилась Селестия, сжимая зубы. – Согласно разделу 36, подразделу 729 Имперского кодекса, я требую, чтобы гражданку моей планеты немедленно вернули на Эквус!
  173. – Нет, – ответило изображение Ции. – Согласно разделу 2, подразделу 31, как вышестоящий офицер, я вправе призывать на военную службу кого угодно на неограниченный период времени. И я выбрала Вашу сестру. Она вместе с остальными в настоящий момент находится на борту моего корабля. Мы вскоре покинем Вашу систему.
  174. – Вы не можете этого сделать! – запротестовала Селестия, хотя сама не верила в то, что говорила.
  175. – Могу и сделаю, – ответила женщина.
  176. Выражение лица Селестии стало ещё более мрачным.
  177. – Я доведу это до сведения Вашего руководства, – заявила она после минутной паузы.
  178. – О? – уголки рта чисски поднялись в ухмылке. – Уверена, что лорд Вейдер проявит понимание к Вашей проблеме. Может, хотите, чтобы я перенаправила Ваш голозвонок ему? – спросила она с притворным интересом.
  179. Уши Селестии прижались при упоминании этого имени, хотя этого не было видно под данной ей нелепой фуражкой. Её кожа побледнела, что было незаметно под белой же шерстью. Хотя её планета была слишком далеко, чтобы заслужить личного визита или внимания тёмного лорда, слухи доходили даже сюда. Если даже половина из них была правдой, то он мог убить с десяток человек, просто смотря на них, и ничто другое не вызывало у него такого наслаждения, как удушение провинившихся подчинённых. Никто не говорил о нём, как о человеке, который бы помог кому-то исходя из моральных побуждений.
  180. Тем не менее, она должна была попытаться. Ради Лулу.
  181. – Да, – сказала Селестия спустя мгновение. – Перешлите мой звонок Вашему хозяину. Я буду говорить с ним.
  182. Ухмылка мгновенно пропала с лица Ции, и она широко раскрыла глаза от удивления и недоверия.
  183. – Вы что… – сказала она, слегка покачав головой. – Вы что, серьёзно?
  184. – Да – уверенно сказала Селестия.
  185. – Вы в самом деле хотите перенаправить Вашу голопередачу лорду Вейдеру?
  186. – Да, Инквизитор, – повторила Селестия. – Я хочу, чтобы Вы это сделали. Я поговорю с ним по Голосети. Я даже готова поговорить с ним лично, если понадобится, чтобы Вы вернули мою сестру.
  187. Циа моргнула, она всё ещё не могла поверить, что губернатор захолустной планеты рискнёт потребовать разговора с ужасающим чёрным киборгом, но наконец, она кивнула.
  188. – Ну ладно, – сказала она медленно. – Но предупреждаю: всё кончится Вашими похоронами.
  189. – Это риск, который я готова принять, – заявила Селестия.
  190. – Вы либо намного храбрее, либо намного глупее, чем я полагала, – пробормотала Инквизитор, поворачиваясь. Ция стояла спиной к Селестии и возилась с чем-то вне поле зрения голокамеры. Несколько секунд она что-то нажимала на консоли, и тут её изображение пропало с голопроектора Селестии. Прошло несколько минут тишины, пока Принцесса Селестия ждала, когда устройство перед ней включится снова. Её ухо нервно дёргалось под фуражкой, и несколько капель пота скатилось по её шее. Она начала ёрзать на месте, взъерошила перья на крыльях и несколько раз облизала губы.
  191. Наконец, когда Селестия уже думала, что Инквизитор просто обманула её, голопроектор снова ожил. Миниатюрное изображение того, кого аликорна знала по скудным описаниям как высокого чёрного киборга, возникло перед ней. Звук его механического дыхания отдавался эхом в стенах офиса принцессы. Пока он разглядывал её, у Селестии возникло неприятное чувство, как будто она была полевой мышью, на которую взирал парящий в небе орёл.
  192. – Кто… Вы такая? – спросил Вейдер своим басистым голосом.
  193. Белый аликорн сглотнула, преодолевая желания выключить голопроектор и спрятаться где-нибудь.
  194. – Я Принцесса Селестия из Эквестрии, имперский губернатор Эквуса, лорд Вейдер, – сказала она, сделав поклон. – И я хотела обсудить с Вами действия одной из Ваших подчинённых.
  195. Вейдер ничего не сказал, только сложил руки на груди и ждал, бездушные линзы впились в глаза аликорна.
  196. – Да, ну… – продолжила Селестия, слегка отвернув взгляд. – Ваш Инквизитор Ция нанесла неожиданный визит в наш мир и в процессе похитила несколько моих граждан, включая мою сестру, Принцессу Луну. Я… – она заставила себя посмотреть на него. – Я хочу вернуть их.
  197. – Нет, – сказал просто Вейдер.
  198. – Что? – моргнула Селестия.
  199. – Нет, – повторил Вейдер. – Инквизитор Ция проводит миссию от имени Империи, и поэтому имеет полное право призвать всё население Вашей планеты, если сочтёт это нужным.
  200. Селестия снова сглотнула, набираясь смелости.
  201. – Лорд Вейдер, я должна оспорить это… гхк!..
  202. Дарт Вейдер вытянул правую руку и сделал жест тремя пальцами. Селестия тут же почувствовала, что её горло как будто сдавили дюрасталью, и перекрылся доступ кислорода.
  203. – Что в слове «нет», – сказал Вейдер, поднимая руку. Тело Селестии повисло в воздухе в нескольких футах над полом, хватаясь за горло. – Вы не понимаете, губернатор?
  204. Селестия висела так, держась за горло, казалось, целую вечность. Если бы она оказала сопротивление, за этим могло последовать полное уничтожение её мира в ходе очередной войны, и этот пугающий образ стоял у неё перед глазами. Поэтому она притворилась слабой и просто безуспешно пыталась вдохнуть воздух, как утопающая. Она могла с тем же успехом попытаться попробовать своего солнца.
  205. Наконец, когда она уже теряла сознание, Вейдер снова заговорил.
  206. – Считайте это Вашим первым и последним предупреждением, губернатор, – заявил киборг в чёрной броне. – Не смейте больше тратить моё время.
  207. После этого голограмма погасла. Одновременно с этим захват вокруг горла Селестии рассеялся, и она свалилась на пол офиса. Существа других видов сильно бы пострадали от удара о закалённую дюрасталь, но она и без того была слишком занята тем, что жадно глотала воздух. Мало-помалу к ней возвращались чувства, и её сердцебиение вернулось к нормальному ритму.
  208. Потирая больное горло одним копытом, Селестия кое-как встала на ноги. Она тут же снова потянулась к своему голопроектору. Нужно было отправить несколько сообщений. Другие королевские особы должны были об этом узнать.
  209. – Они что сделали? – крикнул принц Шайнинг Армор, хлопнув копытами по деревянному столу.
  210. – Да, я сказала то же самое, – заметила Селестия c угрюмым выражением лица. Она сменила свою нелепую имперскую фуражку на золотую корону, которую продолжала носить всегда, когда не была на официальной службе.
  211. Трое оставшихся аликорнов, один белый единорог и один фиолетовый дракончик собрались вокруг круглого дубового стола на вилле, продолжавшей служить своеобразным аналогом замка по просьбе Селестии. Все остальные члены королевской семьи находились в разных частях страны, чтобы лично следить за восстановлением, что было в последнее время нормой, но получив сообщение солнечной принцессы, они бросили всё и ринулись в Лас-Пегас, чтобы узнать, что случилось с их подругой.
  212. Реакция собравшихся за столом сильно разнилась. Шайнинг Армор, как и ожидала Селестия, выглядел разъярённым. Принцесса Каденс, находившаяся на последних месяцах беременности их первенцем, нервно сглотнула и сжалась, услышав эту новость, как будто пытаясь выглядеть меньше. Спайк был также напуган и грыз кончики своих когтей. Её бывшая ученица, Принцесса Искорка, просто выглядела расстроенной.
  213. – Они взяли… – продолжил белый единорог, рыча. – Они взяли Принцессу Луну?
  214. – Да, – сказала Селестия, выглядя несчастной.
  215. – Гах! – единорог снова ударил копытом по столу. – Как они посмели?! Мы уже согласились делать всё, что они хотят, даже за наш счёт, и теперь они просто взяли и похитили нашу принцессу? – огрызнулся он.
  216. Селестия сочувственно кивнула.
  217. – Они взяли её так же, как берут от нас всё, чего хотят, Шайни, – тихо сказала Искорка, потупив глаза.
  218. – Грр… – злобно прорычал принц-единорог.
  219. Его сестра посмотрела на него.
  220. – Ты знаешь, что то, что я говорю, правда. У них все карты, – вздохнула она. – Они могут взять всё, что хотят, в любое время. Тебя, – она указала копытом на Шайнинга. – Меня, – она ткнула себя в грудь.
  221. – Никогда! – прошипел брат Искорки.
  222. Фиолетовый аликорн указала тем же копытом на свою невестку.
  223. – Каденс.
  224. – Нет! – вскрикнул единорог во всю глотку.
  225. Розовый аликорн попросту ещё больше съёжилась и затряслась, без сомнения, вспоминая ужасные ранения, полученные при последнем инопланетном вторжении. С тех пор она была сама не своя.
  226. – Будь реалистом, Шайнинг, – печально сказала Искорка. – Если Империи нужен кто-то из нас, она его получит. Включая твою жену.
  227. – Я скорее умру, чем позволю этому случится! – заявил Шайнинг.
  228. – Тогда они убьют тебя, – сказала Искорка. – И всё равно заберут её.
  229. Каденс сделала шаг назад, всё ещё неспособная сказать ни слова.
  230. Шайнинг мог только промолчать в ответ.
  231. – Ты лучше, чем любой другой пони знаешь, насколько крошечными являются наши силы по сравнению с Империей, – продолжила Искорка.
  232. Брат и сестра встретились взглядом на несколько секунд. Наконец, Шайнинг Армор повесил голову и грустно кивнул, согласившись с неизбежным выводом. У него по щекам потекли слёзы.
  233. – Это просто… – сказал он немного спустя. – Это просто несправедливо! Мы делаем всё, что они говорят, даём им все концессии, которые они хотят, и они всё равно водят нас за нос и заставляют делать за них грязную работу! Ты знаешь, сколько преданных солдат вернулось домой калеками или в мешках для трупов, потому что им приходилось собирать налоги для Империи? Ты знаешь, сколько семей мне пришлось извещать о том, что их родители, дети или супруги не вернулись? – он поднял голову, его глаза были мокрыми. – Наши пони разбросаны по другим странам, и их народы ненавидят нас! Мы каждый месяц теряем убитыми больше, чем за каждый год до войны! И ради чего? – он снова повесил голову. – Я их лидер! Я не должен был отсылать их! Только не так!
  234. Его жена нежно прижалась к его шее.
  235. – Тихо, тихо, – сказала она мягким голосом. – Всё будет хорошо. Ты не плохой пони.
  236. – Если бы я был хорошим пони, я бы не делал грязную работу ради кучки инопланетных головорезов, – возразил он.
  237. – Мы все это делаем, – заметила Искорка. – У нас нет особого выбора.
  238. – Мы все совершали преступления, чтобы защитить будущее нашего народа, – вмешалась в разговор Селестия. – Вопрос в следующем: что мы будем делать с этим? Что мы можем сделать с этим?
  239. На какое-то время за столом воцарилась тишина. Все уставились на изделие из старого дуба, пока их разум переваривал услышанное и прикидывал варианты.
  240. – М-мы можем обратиться к вышестоящим органам? – немного стесняясь, предложила Каденс.
  241. – Я пыталась, – потёрла шею Селестия. – Скажем так, лорд Вейдер… не проявил сочувствия.
  242. Упоминание этого имени вызвало мурашки по коже у всех присутстующих. Мало кто в Империи ничего не знал о главном исполнителе воли Императора. Разговор временно приостановился.
  243. – Мм… – снова заговорила Сумеречная Искорка, когда стало ясно, что никто другой не решался продолжить разговор.
  244. – Да? – спросила Селестия.
  245. – Я провела несколько расчётов, и пришла к выводу, что… – Искорка сделала паузу, а затем вздохнула. – Мы просто не сможем победить Империю с Эквуса. Это просто невозможно. Даже если предположить, что их собственные заявления увеличивают численность их сил в два раза, и мы каким-то образом сможем получить доступ ко всем их военным технологиям в таком объёме, что сможем воспроизводить их, что, должна сразу отметить, в обоих случаях очень вольное предположение, то у нашей планеты просто не хватит ресурсов, чтобы выдержать полномасштабную осаду Империи.
  246. – Ясно, – сказала Селестия. Она, конечно, знала это и без всяких расчётов, но всё равно было тяжело слышать это от её самой преданной ученицы.
  247. – Однако… – продолжила Искорка.
  248. Все остальные тут же навострили уши.
  249. – Да? – подскочила Селестия.
  250. – У меня… есть одна идея… – Искорка почесала копытом затылок. – Но она немного рискованная…
  251. – Давайте выслушаем её, – сказала Каденс, её голос был едва сильнее шёпота.
  252. Искорка посмотрела на Селестию, которая кивнула.
  253. – Я тут подумала, – сказала она. – Мы не можем победить Империю – по крайней мере, своими силами – но что, если есть те, кто может?
  254. – Империя подчинила себе почти всю галактику, – отметил Шайнинг.
  255. – Согласно записям, которые они позволяют нам увидеть, – возразила Искорка. – В любом случае, готова поспорить, что есть немало миров подобно нашему – которые эксплуатируются и бесправны. Не так давно галактику раздирала Война клонов, помните? Эта проблема была ещё тогда, и сомневаюсь, что с тех пор что-то улучшилось.
  256. – Что именно ты предлагаешь, Принцесса Искорка? – спросила Селестия.
  257. – Я думаю… может быть… один из нас мог бы, ну знаете, отправиться в большую галактику? Попытаться найти группы единомышленников. Признаю, это будет нелегко, но может быть, мы сможем найти достаточно друзей, чтобы выгнать Империю из нашего мира и остальных навсегда, – Искорка оглядела всех с волнением. – Это звучит глупо? Это звучит глупо, не так ли? О чём я думала? – она уткнула голову в копыта.
  258. – Это звучит далеко не глупо, моя ученица, – поспешила заверить её Селестия. – На самом деле, должна сказать, это лучший план, который у нас может быть.
  259. – Вопрос в том… – сказал Шайнинг Армор, задумчиво потирая щёку. – Кто это будет? И как мы будем его вывозить? У Империи полная монополия на весь космический транспорт в системе.
  260. – Я подумывала о… мм… – Искорка снова почесала затылок. – Себе.
  261. – Они узнают тебя с первого взгляда, – заметила Селестия. – Не обижайся, моя ученица, но ты, как и весь наш вид, очень сильно отличаемся от других известных нам.
  262. Искорка кивнула.
  263. – Да, я об этом подумала. Я практиковалась.
  264. Принцесса Дружбы встала на все четыре ноги, закрыла глаза и сосредоточилась. Её рог сиял всё ярче и ярче с каждой секундой, наполняя комнату ослепляющим фиолетовым светом. Когда он исчез, аликорн пропала. На её месте стояло двуногое создание в униформе имперского инженера.
  265. – Инженер Имперской армии Зиара Блейн докладывает, – раздался голос Искорки в новом теле, и она вскинула руку и отдала честь.
  266. – Эй, Искорка? – заговорил Шайнинг. – У тебя кожа фиолетовая.
  267. – А? – она посмотрела на себя, а затем покраснела. – Ой, упс! Сейчас исправим!
  268. Она хлопнула в ладоши и снова закрыла глаза. Её снова охватило свечение. В этот раз, когда оно погасло, её кожа была белой. Не считая фиолетовой полоски в её чёрных волосах, которая легко могла сойти за мелирование, она выглядела, как совершенно обычный человек.
  269. – Как вам это? – спросила она собравшихся.
  270. – Неплохо, – сказал Спайк, обойдя вокруг аликорна, чтобы получше её разглядеть. – Да, ты сойдёшь за одного из них.
  271. – По крайней мере, внешне, – добавила Селестия. – Думаешь, ты сможешь воспроизвести знания и поведение человека из Империи?
  272. – Достаточно долго, чтобы улететь отсюда на другую планету с большим количеством космопортов? – спросила Искорка. – Абсолютно. Я куда чаще пробегала по их базам данных, чем они могут представить.
  273. – А они не заметят, что у них нет записей на человека, за которого ты себя выдашь?
  274. – А, – глаза Искорки блеснули. – Я и об этом подумала! Я провела много времени, изучая то, как они хранят здесь личные данные. Думаю, я смогу внести своё досье в их файлы. Это не выдержит доскональной проверки, но думаю, этого будет достаточно.
  275. – Я не знаю, – заколебался Шайнинг. – Мне всё это кажется рискованным. В уравнении слишком много неизвестных.
  276. – Ты ведь солдат, – заметила его сестра. – Тебе хорошо известно, что ни одна операция не бывает без риска.
  277. – Всё слишком легко может пойти не так, – запротестовал он. – Тебя могут раскрыть… или ты потеряешься в галактике… или тебя кто-то убьёт… продаст в рабство… да что угодно!
  278. – Ты думаешь, я не знаю о рисках? – парировала она. – Но какова альтернатива? Оставаться здесь и продолжать делать то, что раньше, пока Империя не решит, что хочет получить всё на этой планете?
  279. Все остальные члены королевской семьи переглянулись, как будто мысленно споря между собой.
  280. – Шайнинг, – сказала Искорка нежнее, бросив взгляд на свою невестку. – Ты хочешь, чтобы твой ребёнок вырос под властью Галактической Империи?
  281. Единорог отпрянул, услышав подобное.
  282. – Я… нет.
  283. – У тебя есть другие идеи?
  284. – Нет.
  285. – Тогда, полагаю, нам стоит попытаться.
  286. – Я иду с тобой, – твёрдо заявил он.
  287. – Ты не можешь, – сказала Селестия ещё раньше Искорки.
  288. – А почему нет?
  289. – Тому есть три причины, – ответила солнечная принцесса. – Во-первых, потому что одновременное исчезновение двух членов королевской семьи будет подозрительным. Отсутствие Искорки можно будет на какое-то время списать на участие в дипломатических миссиях в уголках нашего мира, далёких от глаз Империи, но как объяснить неожиданное исчезновение нашего главнокомандующего? Во-вторых, потому что ты нужен своей жене.
  290. Единорог и розовый аликорн переглянулись, и Каденс слегка прислонилась к своему мужу.
  291. – В-третьих, – Селестия постаралась быть деликатнее. – Из-за твоего состояния.
  292. – Потому что я калека, хотите сказать, – прямо сказал Шайнинг, подняв глаза на отполированный искусственный рог из серебра, покрывавший его обрубок.
  293. Искорка сочувственно кивнула.
  294. – Прости, но в этой миссии нашим главным преимуществом является магия, и… – она умолкла.
  295. – У меня её нет, – сухо заметил он.
  296. – В общем… да.
  297. Шайнинг Армор вздохнул.
  298. – Обещаешь, что будешь осторожна?
  299. – Обещаю.
  300. Тело Искорки снова вернулось к естественной форме аликорна.
  301. – И есть ещё кое-что, – сказала она, когда снова была пони. – Мне нужен способ связи с вами, который не сможет отследить Империя.
  302. Все тут же уставились на маленького фиолетового дракончика рядом с ней.
  303. – А, какого сена? – сказал Спайк, упреждая любые просьбы. – Я в деле.
  304. Глава 5. Новое путешествие
  305.  
  306. Инквизитор Ция стояла в своей каюте у чёрного конференц-стола, сложив голубые руки за спиной. Вокруг неё стояли или сидели голограммы почти двух дюжин других созданий, также Инквизиторов. Большинство из них были людьми, как и следовало ожидать, но присутствовали и представители других видов. Среди них был и безглазый миралука по имени Джерек, некогда бывший магистром-джедаем. Другим пришельцем был высокий, бледный пау’ан с интересным двуручным световым мечом, который никогда не удосуживался раскрыть своё имя, предпочитая, чтобы к нему обращались только по званию. Инквизиторий был одним из немногих мест, где не-люди могли ожидать продвижения по карьерной лестнице в Галактической Империи, в которой доминировали люди, их таланты в Силе служили защитой от малозаметных, но явных расовых предрассудков, которые пронизывали Империю.
  307. – Двадцать два, – прозвенел голос одного из человеческих мужчин, когда все опоздавшие присоединились к голоконференции.
  308. – Тридцать шесть, – объявила Ция свой счёт чувствительных к Силе, отобранных ею после недолгого изучения.
  309. – Пятнадцать, – раздался другой голос.
  310. – Сорок пять, – сказал ещё один Инквизитор.
  311. Так продолжалось несколько минут. Все собравшиеся имперские воины Тёмной стороны объявляли о количестве и расе своей добычи. А потом всё перешло к своеобразному бартеру, каждый Инквизитор предлагал определённое количество пленников или тренировочный лагерь своим товарищам, устроив торг, который не сильно отличался от тех, которые проводились на рабовладельческих аукционах зайгеррианцев. Каждый Инквизитор знал, что если он подготовит самых могущественных рекрутов или их у него хотя бы будет больше других, даст им значительное преимущество в закулисной борьбе внутри их ордена. Или, если лорд Вейдер или Император Палпатин будут особо заинтересованы в них, то, возможно, и повышение.
  312. В этом плане у Ции было заметное преимущество: никто ещё раньше не имел дела с этим видом лошадей, которые составляли большинство её пленников. О них было мало что известно, и они были вовлечены в дела галактики совсем недавно, поэтому она могла даже особо не лгать по поводу их истинных способностей и легко разыграть их перед своими коллегами. Упоминание о том, что они уже прошли подготовку по пути Силы, хотя и не Тёмной её стороны, только усилило их значимость в глазах остальных Инквизиторов. К тому времени, когда импровизированный бартер был закончен и был выработан курс действий, она получила большое количество способных призывников и тренировочный лагерь, известный своей глубокой исторической связью с Тёмной стороной. Идеальное место для подготовки множества могущественных слуг для Империи.
  313. Когда последние голограммы за конференц-столом погасли, Инквизитор Ция вышла с довольной улыбкой на лице.
  314. Тем временем на том же Звёздном разрушителе, Принцесса Луна была куда менее счастлива.
  315. – Как это Мы не можем покинуть эту камеру? – злилась она на человека в форме Имперского флота с парой штурмовиков. – Ты хоть знаешь, кто Мы?
  316. Человек, назвавшийся лейтенантом Зсинджем, посмотрел на неё, как на полную идиотку.
  317. – Вас призвали в Имперскую армию. И я говорю серьёзно: Вы останетесь в этой камере заключения до получения новых распоряжений.
  318. – Ты ответишь Нам за это головой, – поклялась она сквозь стиснутые зубы. – Мы королевская особа! С Нами нельзя так бесцеремонно обращаться!
  319. – Да, мм… – человек закатил глаза. – Вы можете обсудить это с Инквизитором, если она соизволит нанести визит. До тех пор моя задача состоит исключительно в том, чтобы проследить, чтобы Вы оставались в сознании и были невредимы.
  320. – И поэтому ты ударил Нас электрическим током?
  321. – Да, – лейтенант повернулся к ней спиной. – Моя миссия здесь выполнена. Можете дальше продолжать напыщенные речи и реветь в стенах этого помещения, если Вам угодно, но я советую сменить позицию. Это поможет Вам в будущей карьере.
  322. – Как ты смеешь? Мы тебе не какая-то игрушка, которую ты можешь…
  323. Но лейтенант Зсиндж уже вышел из дверей камеры, которые тут же захлопнулись за ним.
  324. Несколько минут Принцесса Луна кричала во всю глотку на равнодушные металлические стены, не вынося такого унижения. Она столько отдала на службе Империи ради защиты своего дома, и они всё равно требовали больше! Это была вспышка ярости, и она не колебалась, выражая эмоции очень громогласным способом. Её камера ходила ходуном от рокота Королевского Кантерлотского голоса.
  325. Однако со временем до принцессы ночи дошло, что никто не обращал внимания на её крики. Возможно, это было единственным, что было более унизительным, чем быть превзойдённой кем-то: полное безразличие. Посадив голос от крика, Луна медленно начала обустраиваться на твёрдой и неудобной кровати в камере. Она уже поняла, что это будет длительное путешествие.
  326. – А кто Вы такая? – спросил скучающего вида человек за стойкой регистрации в имперском космопорту Лас-Пегаса.
  327. – Зиара Блейн из Инженерного корпуса Имперской армии, – ответила Принцесса Сумеречная Искорка, стараясь подавить сильное чувство неловкости. – Покидаю Эквус на грузовом транспорте A3-479.
  328. – Не помню, чтобы в судовой декларации этого корабля упоминалась Зиара Блейн, – сказал человек, на бейджике которого было написано рядовой Секрис, смотря на датапад перед собой. – Дайте-ка проверить…
  329. Искорка с волнением ждала, затаив дыхание, пока имперец пролистывал данные на своём устройстве. Сейчас наступил момент, когда вся её практика изменения имперских баз данных подвергалась испытанию. Если фальшивая личность и приказы, которые она внесла в их систему меньше часа назад, не смогут пройти проверку, её могут арестовать на месте или ещё чего похуже. Она с трудом подавила желание сглотнуть – это было бы слишком подозрительно. Она не подведёт свою планету ещё раз. Не может подвести свою планету ещё раз.
  330. – Ага, – сказал человек примерно через полминуты, хотя для аликорна, принявшего человеческую форму, они показались вечностью. Он посмотрел на неё. – Похоже, Вас добавили в последнюю минуту, инженер Блейн. Капитан Ракис отправил Вас, не так ли?
  331. Искорка кивнула.
  332. – Да, он.
  333. Ракис был капитаном Имперской армии и находился на другом конце планеты, и следовательно, с ним вряд ли можно было связаться для подтверждения, и не мог ненароком заявиться лично, чем разрушил бы её прикрытие.
  334. Человек присмотрелся и нахмурился.
  335. – Хотя похоже, что он сделал это совсем недавно. Видимо, всего несколько часов назад. Не потрудитесь объяснить?
  336. – У нас был спор, сэр.
  337. Он поднял бровь.
  338. – Спор?
  339. Искорка нагнулась поближе к нему и прошептала.
  340. – Немного «личного» характера, если можно так сказать.
  341. Его губы изогнулись в тихом «О», и он снова посмотрел на датапад.
  342. – Ладно, какими бы ни были обстоятельства Вашего отлёта, все данные в порядке, инженер.
  343. Искорка улыбнулась и едва сдержалась, чтобы не вздохнуть от облегчения. Она повернулась и собралась было отправиться в космопорт, где её ожидал выбранный ею для путешествия огромный фрахтовик.
  344. – Есть ещё кое-что, – сказал Секрис, прежде чем она успела сделать шаг.
  345. Искорка повернулась к нему.
  346. – Да, сэр?
  347. – Мне просто нужно провести простое сканирование Вас и Вашего багажа. Стандартная процедура при отлёте и все дела, – он слегка рассмеялся. – Ничего интимного.
  348. Искорка выдавила улыбку и кивнула.
  349. – Конечно.
  350. – Встаньте там, пожалуйста, – Секрис указал на среднего размера будку, выступающую из стены космопорта. – И мы покончим с этим за минуту.
  351. Аликорн встала в указанном месте, таща за собой маленькую глайдерную тележку, на которой было несколько сумок с багажом. Она задержала дыхание, пока продвинутая технология пришельцев проходилась по ней и её багажу синим светом. Рядовой Секрис смотрел на датапад несколько секунд, а затем дал ей знак выходить. Выдохнув, Искорка покинула будку.
  352. – Ну, – сказал имперец, проверив результаты. – Всё вроде бы в порядке…
  353. Плечи Искорки немного расслабились, и она нечаянно издала глубокий вздох.
  354. – За исключением…
  355. Она снова напряглась, и замаскированный аликорн приготовилась призвать свою магию, если понадобится.
  356. – В одной из Ваших сумок находится форма жизни, – сказал он, указывая на коробку, лежавшую поверх всех остальных. – Давайте посмотрим.
  357. Искорка, колеблясь, сняла коробку с глайдерной тележки, слегка прогнувшись под весом в этом незнакомом теле. Оно немного отличалось от того, что у неё было в мире по другую сторону магического зеркала – там пропорции и центр тяжести были другими, и её конечности были тоньше. Вспомнив о другом мире, она подумала о том, как живут двойники её друзей, тот симпатичный гитарист и Сансет Шиммер. Она надеялась, что лучше, чем в Эквестрии.
  358. Рядовой Секрис снял крышку коробки и посмотрел внутрь.
  359. – Чего? – спросил он. – У Вас в багаже жирная фиолетовая ящерица, инженер Блейн!
  360. Искорка сдержалась от того, чтобы защитить честь своего друга-дракончика.
  361. – Это мой питомец, сэр Я подобрала его в джунглях этого захолустья и с тех пор не могу с ним расстаться.
  362. – И поэтому Вы пытаетесь вывезти его контрабандой из этого мира? – он поднял бровь. – Вы, конечно, знаете, что вывоз потенциально опасных форм жизни из Неизведанных Регионов против имперских правил.
  363. – Он вполне безобидный, – заверила его Искорка. – Он у меня уже давно.
  364. – И видимо, хорошо у Вас отъелся, – заметил имперец. – Я Вам верю, инженер Блейн. Я вижу, что Вы хороший гражданин Империи. Тем не менее, правила есть правила. Боюсь, я должен…
  365. Прежде, чем Секрис мог продолжить, он обнаружил на своей ладони чип на пятьдесят кредитов. Это было больше, чем недельная зарплата человека его уровня и должности. Он замер, тупо уставившись на него.
  366. – А что Вы скажете на то, – Искорка наклонилась к нему по-заговорщически. – Если мы возьмём и забудем о правилах? Только в этот раз.
  367. Рядовой Секрис посмотрел на кредитный чип в своей руке, затем снова на Искорку, затем снова на чип, и опять на замаскированного аликорна. Его рука быстро сомкнулась в кулак и исчезла под стойкой.
  368. – Похоже, всё в порядке, – сказал он с улыбкой и значительно большим энтузиазмом. Он козырнул Искорке. – Желаю безопасной и приятной поездки, мисс Блейн.
  369. – Спасибо, рядовой, – Искорка сделала реверанс так, как могла в брюках и униформе инженера, а затем взяла свою глайдерную тележку и провезла её мимо стойки. Теперь она оказалась на территории космопорта, и больше ничто не отделяло её от крупногабаритного грузового судна, которое должно было увезти их с Эквуса.
  370. – Жирная фиолетовая ящерица? – раздался слабый, но явно раздражённый шёпот из коробки. – Питомец? Это так унизительно.
  371. – Шшш…. – шикнула Искорка, а затем наклонилась к коробке и быстро прошептала. – Спайк, я обещаю, что если нам всё удастся и мы вернёмся, я тебе всё компенсирую. Я лично гарантирую, что ты получишь в награду всё, что хочешь.
  372. – Эй, ты знаешь, что я делаю это не ради награды, – ответил маленький дракон.
  373. – И всё же, – сказала принцесса-аликорн, когда они вошли в главный терминал космопорта. – Я даю тебе слово.
  374. Когда пришло время, и Принцессу Луну, наконец, выпустили из узкой камеры на борту Звёздного разрушителя, она обнаружила, что это было сделано без особо уважения к её достоинству или удобству, как и за всё время этой поездки. Её бесцеремонно пробудили от тревожного сна двое штурмовиков, и затем, не говоря ни слова, провели по унылым серым коридорам имперского корабля. Все вокруг неё было того же невзрачного серого цвета, столь узнаваемого стиля Галактической Империи. Встреченные по пути люди сновали туда-сюда так же быстро, как и их машины.
  375. Наконец, оба молчаливых солдата в белой броне отвели принцессу-аликорна в посадочный ангар и на трап, как она догадалась, имперского десантного корабля класса «Часовой». Внутри уже было несколько разумных существ. Её пристегнули к неудобному сиденью, и в течение ближайших минут прибыло ещё несколько человек, пока почти всё пространство вокруг неё не было занято. Последней пришла проклятая чисска-Инквизитор, которая её и похитила. Вскоре после этого трап за ней закрылся, и заревели двигатели.
  376. Спуск корабля через атмосферу какой-то планеты (как догадалась Луна), был тряским, неудобным и шумным. Луна почувствовала, что это как бы отражало коллективный настрой тех, кто летел с ней. Некоторые, как и она сама, были явно охвачены гневом или испытывали чувство обиды, оказавшись в такой ситуации. Напротив, другие были радостно возбуждены и активно перешёптывались друг с другом. Ещё больше было тех, кто казался напуганным, нервно оглядывался или читал молитвы разным божествам. И наконец, были ещё те, кто не проявлял никаких эмоций вообще, просто сидели и наблюдали.
  377. Большинство находящихся на корабле были людьми, но были и представители других видов, которых она определила как тогрута, фаллиенов, гранов, ботанов и дуросов. И конечно же, подумала Луна, стиснув зубы, была ненавистная чисска, которая возвышалась над ними, сложив руки за спиной, её светящиеся красные глаза осматривали и оценивали их. На её голубом лице была маска безразличия с небольшой ноткой презрения.
  378. Настроение людей на шаттле стало ещё более возбуждённым, когда он миновал зону турбулентности, и спуск стал значительно мягче. Луна провела остаток пути, свернувшись калачиком на своём сидении в углу, отказывая кому бы то ни было из этой ужасной галактики в привилегии разговора с истинной аристократкой, если это не было крайне необходимым. Они этого не заслуживали.
  379. Когда шаттл коснулся поверхности планеты и рёв двигателей заглох, одетая во всё чёрное чисска подняла палец, чтобы все замолчали. Все тут же ей подчинились, даже самые неугомонные болтуны заткнули рты и приковали всё внимание к инопланетянке.
  380. Такова сила страха, подумала Луна.
  381. – Послушники, – сказала она звучным альтом, который отдавался эхом в столь замкнутом пространстве. – Мы прибыли. Это планета, где Вы станете теми, кем вас хочет видеть Империя… – она сделала паузу для большего эффекта. – Или где вас сочтут недостойными. Гордитесь собой, потому что вас выбрали для отправки сюда из-за вашего огромного потенциала. Будьте скромны, ибо эта земля священна для Тёмной стороны, и те, кто окажутся недостойными, вскоре встретят свою судьбу, которая часто бывает… малоприятной.
  382. Позади неё выдвинулся посадочный трап, открыв вид залитой солнцем посадочной площадки, покрытой песком. Сильные ветры носили облака красного песка по воздуху и сильно хлестали ими по кораблю. Они казались отвратительно сухими.
  383. – Добро пожаловать, – продолжила чисска. – На Коррибан.
  384. Глава 6. Новый мир
  385.  
  386. Сумеречная Искорка паковала вещи, которые решила взять с собой в маленькую, тесную каюту, выделенную ей на транспорте A3-479, который его имперский экипаж не от хорошей жизни прозвал «Ржавой Кучей». Этот, мягко говоря, видавший виды фрахтовик класса «Гозанти» был частым гостем на Эквусе с предсказуемым графиком прибытия. Это делало его идеальным средством для того, чтобы незаметно покинуть планету – он вряд ли бы проходил серьёзный осмотр, тем более на обратном пути.
  387. «Ржавая Куча», как и многие другие корабли его типа, использовался для поставок бластерного вооружения, в основном устаревшего республиканского или конфискованного сепаратистского, на планету и в Эквестрию в особенности. Поставки в такой удалённый район Неизведанных Регионов были весьма накладными, но нежелание Империи позволять строить современные оружейные заводы на планете делали их необходимостью. У этой стратегии было преимущество в том, что она позволяла Империи контролировать количество и уровень оружия в руках их лимитрофов, а также удерживать полную монополию на запчасти и амуницию. Любое восстание очень быстро бы закончилось без работоспособного современного оружия. Это была очень эффективная система, которая гарантировала то, что бластерные винтовки, которые они давали эквестрийцам, были направлены на других местных на планете, а не на своих имперских надсмотрщиков.
  388. Фрахтовик перевозил простые грузы вроде необработанной руды, драгоценных металлов и драгоценных камней, добытых по всей планете, хотя Искорка не находила в этом смысла. Эквус и Эквестрия в особенности были богаты минералами, но то, как Империя предпочитала их получать, озадачивало её. Перепроверив и сверив числа, которые она видела в имперских базах данных, она решила, что было куда более эффективным привезти большое количество современного горнодобывающего и перерабатывающего оборудования, и отправлять обработанный или почти готовый продукт, чем вывозить всё в сыром виде и перерабатывать в нужную форму где-то ещё. Но имперцы делали наоборот, и неукоснительно требовали добычи в определённых объёмах, но при этом и не собирались пошевелить и пальцем для того, чтобы сделать добычу эффективнее или перерабатывать ископаемые на месте. Это была головоломка: это выглядело так, как будто Империя притесняла их больше для удовольствия, чем ради материальной выгоды. Чего они пытались этим добиться, Искорка была понять не в состоянии.
  389. Зато, по крайней мере, члены экипажа – трое человеческих мужчин и два астромеханических дроида R-серии – не казались особенно плохими, по крайней мере, для имперцев. Искорке они показались по большей части обычными людьми, которые просто пытались заработать на кусок хлеба. Ни один из них не проявил интереса к ней или к её вымышленной истории о том, что «Зиара Блейн» делала на этой планете. Они просто сказали ей помолчать и не мешаться под ногами, и у них не будет никаких проблем.
  390. И Искорку это вполне устраивало.
  391. Инквизитор Ция вела небольшую группу гуманоидов и одну лошадиную принцессу по горячим красным дюнам пустыни Коррибана. Уйдя с маленькой возвышенной посадочной платформы, они растянулись на несколько миль в разных направлениях. Только красно-коричневые образования, напоминавшие острые зубы, возвышались над пустыней. Ещё хуже, чем окружающий вид, было то, что сама природа была настроена против незваных гостей. Завывающие ветры Коррибана поднимали красный песок и устраивали пыльные бури, которые начинались и налетали внезапно, разнося песок повсюду, заставляя людей жмуриться и прикрывать глаза, что ещё сильнее замедляло продвижение группы. Но, по мнению Принцессы Луны, песчаные бури были лучшим, что было на этой планете. Потому что когда не было бури, показывалось солнце.
  392. Было довольно очевидно, что Принцесса Луна никогда не была большой поклонницей солнца даже дома. Она всегда была склонна к ночному времяпрепровождению, да и её магические наклонности к этому располагали, а её прежний опыт в качестве Лунной пони только сильнее склонил её к преимущественно ночному образу жизни. Тем не менее, это не значило, что она не любила огненный шар своей сестры – совсем наоборот! Солнце приносило жизнь и тепло в Эквестрию, и без него всё живое погибло бы. Луна поняла это сейчас, пусть даже в прошлом она об этом забывала. Более того, солнце Селестии сияло тёплым золотым светом, который в каком-то смысле, содержал в себе часть её благотворного влияния. Это был слабый эффект, но солнце её сестры в своём роде служило для поднятия духа, успокаивало и делало жизнь под его тёплыми лучами более приятной.
  393. Солнце на Коррибане было совсем не таким.
  394. Здесь свет был и резким и отливал характерным малиновым цветом. Лучи солнца были назойливыми и обжигающе горячими, и те, чья кожа не была прикрыта шерстью или защищена одеждой, получили ярко-красные ожоги всего за несколько минут. Солнце жгло постоянно и беспощадно, кроме тех случаев, когда неожиданные песчаные бури давали временную защиту. Но куда хуже проблем с жарой было ощущение огромного огненного шара. У космических светил, как знала Луна из личного опыта, имелись собственные души. Она бы не назвала их разумными созданиями, скорее общими потоками энергии, направляемыми их собственными идиосинкразиями. Они могли помочь магией, которая черпалась из похожей энергии, и препятствовали магии, исходящей из враждебных источников.
  395. Дух звезды Коррибана был откровенно злорадным.
  396. Луна даже без своего рога и с утраченными магическими способностями, могла это почувствовать. Звезда над головами, казалось, наблюдала за группой, как хищник за добычей, или как палач за мучениями жертвы. Её свет был ядовитым для гармонии и любви, он питался ненавистью и жаждал кровопролития. Она была полной противоположностью звезды её сестры. Эта планета, решила она, была не лучшим местом, чтобы оставаться на ней на открытом месте.
  397. За всё время похода группу никто не охранял. В самом деле, никаких имперцев, кроме Ции, шедшей во главе группы, вокруг не было. В любой момент кто угодно был волен попытаться сбежать и уйти далеко. Но немногие сделали это. Поход был медленным и неприятным, но куда им было ещё идти? Вокруг не было никаких зданий, кроме посадочной платформы, на которую сел шаттл, и ждать на ней было явно не вариантом. Они могли либо следовать за чисской, либо попытать удачи на неизвестной пустынной планете. Только мужчина расы тогрута выбрал последнее, который, улучив момент, исчез в ревущих красных песках во время очередной бури.
  398. Луна не думала, что у него будет много шансов.
  399. Несмотря на убийственную погоду и общую унылость похода, Инквизитор решила уделить несколько минут короткой речи. Её голос заглушал даже завывание ветра.
  400. – Коррибан, – читала она лекцию своим альтом. – Это мир, глубоко погружённый в Тёмную сторону. За всю известную историю истинное могущество Силы здесь было велико и обширно, оно подпитывало мощь тех, кто обладал волей получить его. Некоторые из вас, особенно сведущие в истории галактики, могли об этом слышать. Другим эта планета известна под другим именем, которое получила в последние несколько веков: Морабанд. Я предпочитаю старое имя, и поэтому его мы и будем использовать, но знайте, что это два названия одной и той же планеты, – Ция сделала паузу, пока группа взбиралась по крупному скалистому холму, и продолжила по пути вниз. – Поскольку сила Тёмной стороны здесь безгранична, это идеальное место для начала пути к истинному величию! Но будьте осторожны, – сказала она. – Это также идеальное место для того, чтобы встретить безвременную кончину. Коррибан испытает вас, так или иначе, ещё до того, как ваше обучение здесь завершится. Те из вас, кто окажется слишком слабыми… или неспособными в полной мере объять Тёмную сторону… погибнут, и ваши кости будут служить примером новым классам. Так что будьте настороже.
  401. Луне не нужно было повторять дважды.
  402. – Теперь, – продолжила Инквизитор. – Мы начнём ваше обучение уже по пути. Пока мы идём, я хочу, чтобы вы отрешились от всего мирского, закрыли глаза и абстрагировались от слабых помех природы. Почувствуйте потоки Тёмной стороны, текущие вокруг вас, и используйте их, чтобы они вели вас. Знайте, что я наблюдаю, и вижу, у кого получается, а у кого нет.
  403. Принцесса Луна раздражённо зарычала, услышав приказ, и на мгновение хотела было не подчиниться. Но… что ей тогда делать? Ей было некуда идти, и насколько ей было известно, не на чем убраться с этой выжженной планеты. Инквизитор могла убить её в любое время, и в данный момент она ничего не могла с этим поделать. И конечно же, это напомнило ей о её унизительной беспомощности, а вероятным способом восстановить магию было…
  404. Когда она её вернёт, она заставит Империю пожалеть обо всём, что та сделала.
  405. Луна закрыла глаза, как ей было сказано, и обратилась к искалеченным остаткам своих магических чувств. Ощущение злорадной силы, висевшей в воздухе, было даже сильнее, когда её ум не был занят визуальными образами, это чувство было столь всеобъемлющим, что даже безрогая Луна немедленно его ощутила. Пытаясь заставить его подчиняться хозяйке королевского рода, Луна, колеблясь, сделала шаг вперёд, затем второй, третий… седьмой…
  406. И тут она ударилась лицом о скалу.
  407. Яростно зарычав, Луна открыла глаза и увидела, что слегка вышла из колонны и наткнулась на выступающий пласт красного песчаника. Покраснев от злости и смущения под тёмной шерстью, аликорн вытерла кровь с лица и поспешила занять своё место в хвосте колонны. Она всё ещё не хотела быть здесь, но лучше уж так, чем умереть жалкой смертью в пустыне.
  408. Луна сделала ещё пару попыток дать Силе вести себя, закрыв глаза. Оба раза у неё не получилось: первый окончился тем, что она наткнулась на спину человека, пытавшегося сделать то же самое, и они оба скатились по песчаной дюне. Во второй раз принцесса ночи споткнулась о камень и рухнула лицом в песок. После трёх постыдных неудач Луна решила сделать перерыв и идти с открытыми глазами.
  409. Единственное утешение было в том, что мало у кого получалось лучше. Вокруг неё далеко не один адепт пытался так же идти по зову Силы с закрытыми глазами, и всё кончалось аналогичными инцидентами или даже более серьёзными ранами. Когда одна человеческая женщина упала и сломала ногу, Инквизитор Ция тут же бросила её, её крики о помощи оставались незамеченными большинством новых учеников.
  410. Когда колонна уже почти скрылась за дюнами, Луна побежала обратно к ней. Несмотря на свою сильную неприязнь к человеческой расе, несмотря на все страдания, которые этот ненавистный вид принёс её планете, аликорн не могла заставить себя оставить другое живое существо умирать такой ужасной смертью. К тому же, она знала, что эта женщина была в том же положении, что и она.
  411. – О, спасибо! – выдохнула блондинка, когда Луна наклонила голову, чтобы она могла ухватиться за её шею. – Спасибо тебе большое!
  412. – Нннгх… – крякнула Луна, почувствовав боль, когда женщина потянула её статичную гриву, чтобы подняться. – Не стоит… благодарности.
  413. – Меня зовут Мирабель Хидинг, – сказала она, обхватив пони рукой, и приподняла пострадавшую ногу.
  414. – Мы есмь Принцесса Луна, – ответила аликорн, пытаясь догнать колонну и одновременно поддерживая свою хромую спутницу. – Пожалуйста, не тяни Нашу гриву.
  415. – Точно, прости! – поспешно извинилась Мирабель. – Спасибо ещё раз, что помогла!
  416. – Всегда… пожалуйста, мисс Мирабель.
  417. Ветры Коррибана нещадно обрушивали песок в лицо обеим женщинам, а солнце явно задумало поджарить их заживо. Следовать за колонной было нелегко, особенно когда их легко могло сбить с ног ветром. Они несколько раз почти теряли из виду товарищей, и Луна не раз чувствовала, что им пришёл конец, но наконец, после мучительного трёхчасового перехода, группа рекрутов остановилась.
  418. Когда обе отставшие, наконец, добрели до хвоста группы, Луна, наконец, заметила то, что было, судя по всему, их тренировочным лагерем. Это было… если честно, лёгким разочарованием для аликорна. Он выглядел как заурядное серое имперское здание, встроенное в высокую красную скалу. Не считая окружения, он мог легко сойти за любой аванпост на Эквусе или где угодно в галактике. Принцесса ночи ожидала чего-то более внушительного.
  419. – Молодцы, – раздался голос Инквизитора Ции. – Вы все прошли вступительное испытание. Вы все продемонстрировали определённые способности, выносливость и послушание приказам. Всё это и даже больше вполне ожидаемо от тех, кто стал Инквизиторами, но пока можете радоваться тому, что сделали первые шаги, – и тут она сделала паузу на несколько секунд. – Все из вас… – её красные глаза смерили толпу зловещим взглядом. – Кроме одной.
  420. Неожиданно чисска сделала резкое движение. Её рука метнулась к поясу и схватила изогнутую рукоятку, висевшую у неё на ремне. Из серебристой рукоятки c щелчком и шипением выдвинулся длинный красный клинок, и световой меч отправился в полёт со скоростью мысли. Луна инстинктивно пригнула голову и крылья к земле, когда тот приблизился.
  421. Но атака была направлена не на неё.
  422. Жужжащий красный клинок крутился в полёте, превратившись в настоящий диск из смертоносной плазмы. Световой меч прошёл высоко над головой Луны, даже близко не задев тёмного аликорна. Человек, облокотившаяся на неё, напротив, почти сразу же отпустила её и свалилась на землю. Без головы.
  423. – Инквизиторию, – твёрдо заявила Ция, поймав световой меч одной рукой. – Не нужны те, кто неспособен даже просто дойти из одного места в другое без помощи, – когда она деактивировала свой меч и вернула его на пояс, узкие светящиеся глаза чисски снова оглядели рекрутов, каждый из которых съёжился перед ней.
  424. За исключением Луны.
  425. – Пусть это послужит вам всем уроком.
  426. Примечание к части
  427.  
  428. Автор любит добавлять "новый/новая" к названию почти каждой главы "Империи и Сопротивления", привыкайте.
  429. >
  430. Глава 7. В неизвестность
  431.  
  432. Инквизитор Ция сложила руки за спиной и без лишних слов прошла прямо к двойным дверям из серой дюрастали, которые тут же раздвинулись перед ней. Чисска вскоре исчезла в тёмных коридорах имперского комплекса, и большинство измотанных учеников восприняли это как знак следовать за ней. Все понурили головы, не желая привлекать к себе её внимание. Большинство вздохнули с облегчением, когда враждебная природа Коррибана осталась за дверьми. Некоторые даже немного оживились, когда переступили порог помещения с кондиционерами.
  433. Принцесса Луна сочла их всех просто падалью.
  434. Как они могли просто так пойти дальше? Как они могли просто взять и забыть о том, что только что произошло? Одну из них, их товарища, просто бросили умирать, и когда Луна её спасла, хладнокровно убили за то, что она следовала приказам инструктора и оказалась ранена! Они даже не остановились, чтобы почтить память павшей. Никто даже не позаботился о том, чтобы похоронить обезглавленное тело Мирабель. Она знала, что эти пришельцы были презренной поганью, но даже принцесса ночи не думала, что они могут быть столь бессердечны по отношению к своим же!
  435. Луна пренебрежительно фыркнула. И снова инопланетяне доказали, что у них отсутствовала даже элементарная порядочность, которую можно было ожидать на Эквусе, не говоря уже о гармонии, которая пронизывала Эквестрию. Сепаратисты, Республика или Империя, все они были одинаковыми жестокими, эгоистичными убийцами, лишёнными чувства сострадания и даже элементарной доброты.
  436. Глаза принцессы уставились на труп человека, пытаясь найти сиюминутное решение. У неё не было времени похоронить Мирабель самой – если она не поторопится, голубокожая имперская шлюха просто закроет двери и оставит её умирать в пустыне. Но это не означало, что она не может оказать ей последних почестей. Даже эти пришельцы не заслуживали того, чтобы их мёртвые тела оскверняли или оставляли гнить.
  437. Луна начала быстро копать красный песок копытами, выкапывая небольшую яму. С максимальной осторожностью, которую только позволяли её копыта, она положила в неё голову женщины. Это было ужасно, последним выражением её лица было удивление и ужас. Тёмный аликорн поспешно засыпала дыру песком и припустила галопом к медленно закрывающимся дверям. Они захлопнулись за ней со зловещим лязгом.
  438. Внутри было темно, но Луна не носила бы имя принцессы ночи, если бы её глаза не были приспособлены к условиям плохого освещения. Даже сейчас, без помощи магии, её голубые глаза привыкли почти мгновенно. Едва освещённая комната оказалась длинным коридором с множеством небольших дверей и во всех направлениях. Впрочем, все остальные шли вперёд, поэтому и Луна направилась туда же.
  439. Коридор был очень длинным, металлическим и тёмным, и освещался только узкими белыми лампами на потолке, встречавшимися каждые двадцать шагов или около того. Луна не могла увидеть Цию, но зато видела остальных учеников. Без магии она была не такой ловкой, но зато четыре ноги позволили ей быстро нагнать остальных.
  440. Принцесса Луна пристроилась в конце, и вскоре они оказались в куда более просторной комнате с лучшим освещением. Пока другие расступились, чтобы лучше рассмотреть то, что было впереди, перешёптываясь между собой, Луна смогла протиснуться через них, чтобы занять место, более подходящее её королевской особе. Перед ними, на небольшой приподнятой платформе, встроенной в стену, неподвижно стояла Инквизитор Ция, а рядом с ней…
  441. Сердце Луны ёкнуло, когда она увидела красноглазых дроидов.
  442. МагнаСтражи! Солдаты Конфедерации Независимых Систем! Личные телохранители для таких, как омерзительный киборг Генерал Гривус! Они были среди дроидов, которые участвовали в разрушении Кантерлота, и Луна почувствовала, что у неё к горлу подступает комок. Но её логический ум задал вопрос: что машины Сепаратистов делают в комплексе Галактической Империи?
  443. Как будто ожидая сигнала, Ция подняла руку, и все разговоры сразу прекратились.
  444. – Добро пожаловать на первое официальное собрание класса Имперской Академии Коррибана, – сказала она. Её голос отдавался эхом от стен комнаты. – Как вы, несомненно, заметили, у меня тут на платформе дроиды.
  445. Ученики снова начали шептаться друг с другом, пока Инквизитор снова не подняла руку.
  446. – На этом курсе я буду вашим единственным учителем. И поэтому я приобрела значительное количество конфискованного военного оборудования Сепаратистов со складов Империи. Они будут служить в качестве наставников и следить за порядком, а также осуществлять общее обслуживание базы. Я считаю, что они лучше живого персонала на Коррибане, потому что они с меньшей вероятностью могут оказаться одержимыми или сойти с ума от голосов в голове, – Ция сделала паузу, чтобы дать всем осознать сказанное. – Вы будете часто их видеть, и я советую вам привыкать. Тем из вас, кто пострадал от рук похожих машин во время Войны Клонов, я советую взять вашу боль и превратить её в ненависть, и позволить ей питать вашу мощь. У вас будет шанс обрушить на них свою месть … если вы достаточно сильны.
  447. «Скоро это не будет проблемой, мерзкая девка» – подумала Луна, смакуя мысль сломать эти машины и управлявшую ими чисску. Она выучит то, что она преподаёт, и когда её силы вернутся…
  448. Ну, поживём-увидим, не так ли?
  449. – Теперь, – продолжила Инквизитор. – Мы начнём ваше обучение с одного из простейших упражнений: медитации. Садитесь. Закройте глаза. Отстранитесь от любых помех. Сосредоточьтесь на том, что внутри вас. Ищите тьму внутри себя. Найдите свою боль, свою ярость, свою зависть, свою ненависть. Пока я просто хочу, чтобы вы вывели это на вершину вашего разума и удерживали это там.
  450. Инквизитор Ция огляделась, её и так светящиеся глаза, похоже, вспыхнули. Луна и остальные встали на колени, сели или иным образом опустились на пол, но кто-то ещё мешкался.
  451. – Ну, чего вы ждёте?! – рявкнула она. – Начинайте!
  452. – Да, капитан, – сказала Принцесса Селестия жеребцу-пегасу в броне. – Пожалуйста, пропустите их. Убедитесь, что им оказывают должный приём, пока они ожидают моего прихода.
  453. – Есть, Ваше Величество, – капитан королевской стражи Август Вингс бодро отдал честь. Он повернулся и покинул её комнату-студию на вилле, закрыв за собой дверь.
  454. Вздохнув, солнечная принцесса вернулась к своему делу. Эта была официальная петиция не к кому-то, а к самому Императору Палпатину о немедленном освобождении и возвращении Принцессы Луны и их похищенных подданных. Она пыталась связаться с галактическим монархом-затворником по голосвязи, но столкнулась с непреодолимой бюрократической стеной. В конце концов, её настойчивость привлекла внимание Великого Визиря и главы Имперского Правящего Совета Маса Амедды. Синекожий рогатый чагрианин известил её о том, что если она хочет подать петицию Императору, она должна сделать это по соответствующим каналам.
  455. Селестия не питала особых надежд на то, что её просьба об освобождении сестры куда-то попадёт. Тем не менее, она должна была использовать любые возможные способы освободить Лулу… где бы она не была. По крайней мере, она должна была хотя бы попытаться. Аликорн использовала все свои многовековые дипломатические навыки, чтобы текст петиции звучал уважительным и скромным, но не казался льстивым. Результатом стало трогательное прошение от подданного правителю о помощи.
  456. Всё же она сомневалась, что оно дойдёт до адресата. Но она должна была попробовать.
  457. Селестия пробежалась по тексту петиции последний раз и, тяжело вздохнув, запечатала его. Золотое сияние обволокло её творение, отправив его для доставки Императору, как только она закончит с другим важным личным делом. Правительница Эквестрии поднялась на все четыре ноги, потянула затёкшие крылья и вышла из своей студии, прошла мимо отдавших ей честь стражей и вышла в коридор. Она остановилась перед парой дверей, набралась решимости и затем открыла их.
  458. В ту же секунду пять пони, сидевших или стоявших в гостиной сразу прекратили всё, чем занимались, приковав всё внимание к солнечной принцессе. Флаттершай, Радуга Дэш, Пинки Пай, Рарити и Эпплджек внимательно наблюдали, как Селестия заходит внутрь, закрывая за собой двери магией. Солнечная принцесса наложила короткое заклинание для защиты комнаты от любопытных глаз и внимательных ушей, что стало необходимостью с тех пор, как возникли слухи о скором прибытии сотрудников Бюро имперской безопасности – внушающей ужас тайной полиции Империи – на Эквус. Селестия слышала, что их технологические «игрушки» могут быть где угодно.
  459. – Принцесса Селестия! – Радуга Дэш, прямолинейная как всегда, заговорила первой. – В чём дело? Искорка постучалась ночью, сказала, что у неё какое-то очень важное дело, а потом просто… ммпх!
  460. Рарити и Эпплджек тут же повалили свою подругу на пол до того, как она могла сболтнуть чего лишнего. Единорог и земная пони оттащили Радугу на несколько шагов назад, давая место Селестии.
  461. – Ну, ну, Радуга, дорогая, – Рарити пыталась успокоить пегаску, как только могла. – Я уверена, что у Искорки была уважительная причина сделать то, что она сделала.
  462. – А я уверена, – вмешалась Эпплджек. – Что Принцесса Селестия собирается просветить нас насчёт всего этого, – она подняла глаза на аликорна. – Так ведь?
  463. – Вы обе весьма проницательны, – похвалила их аликорн. – И вы можете выпустить вашу подругу, заверяю вас, я не против.
  464. Обе пони тут же выпустили Радугу Дэш, которая бросила на них убийственный взгляд, но всё же села на кресло и стала ждать объяснений.
  465. – Сейчас, – сказала Селестия, когда снова завладела их вниманием. – Да, Принцесса Искорка покинула вас. Причина, по которой она отказалась объяснить всё на месте, – она тут же сделала паузу. – В том, что мы боимся, что информация об этом может случайно просочиться. Я пригласила вас всех сюда, потому что вы герои Эквестрии и заслужили моё доверие много раз. Но не всем пони вокруг вас можно доверять.
  466. Тут же посыпались возражения.
  467. – Эй, не надо тут оскорблять мою семью, Вы меня слышите?
  468. – Вы думаете, что я стану общаться с какими-то болтливыми слухоносами?
  469. – Я не стучу на своих друзей!
  470. – Мои друзья-животные… могут хранить секреты…
  471. – Даю Пинки-клятву, что не скажу ни одной живой душе!
  472. Селестия подняла копыто, чтобы все утихли.
  473. – Я прошу прощения за любые эмоциональные потрясения, мои маленькие пони, – сказала она. – Но вы должны понять: обстоятельства, в которых оказалась Принцесса Искорка, требуют высочайшей секретности. Было важно не допустить утечки. Вы всецело заслуживаете доверия, но я не могу поручиться за других пони, которые могли бы узнать об этом случайно. Поэтому, прежде чем мы начнём, я хочу, чтобы вы дали слово, что ничто из того, что я собираюсь вам сказать, не покинет пределов этой комнаты.
  474. После того, как пони дружно кивнули, она продолжила.
  475. – Сумеречная Искорка покинула Эквестрию вместе со Спайком, – сказала Селестия. – На самом деле, она покинула саму нашу планету.
  476. – П-почему? – спросила Флаттершай.
  477. – Потому что, мои маленькие пони, мы не желаем оставаться подданными Галактической Империи вечно.
  478. – Скажите мне то, чего я не знаю, – буркнула Радуга Дэш, с ненавистью смотря из окна на Имперский Хаб.
  479. – Но мы не можем надеяться на то, что сбросим их иго на Эквусе сами. Поэтому нам понадобятся… новые друзья. Искорка отправилась искать их среди звёзд.
  480. – Тогда почему она не взяла нас? – спросила Пинки. – Мы отлично умеем заводить друзей! У меня так много друзей среди пони, что порой…
  481. – Не взяла, – вмешалась Селестия. – По ряду причин. Прежде всего, потому что оправдать отсутствие её и Спайка уже будет сложно. Империи, может, и нет до нас особого дела, но со временем кто-нибудь начнёт интересоваться, куда пропала наша четвёртая принцесса. Если исчезнут шесть столь заметных пони вместе со Спайком, это будет чрезвычайно подозрительным. У меня есть несколько мест предполагаемых «визитов», которые выиграют ей время, но если эта миссия займёт так много времени, как я думаю, я со временем объявлю о её безвременной гибели.
  482. Это вызвало серию ахов и горячих возражений.
  483. – Это будет тяжёлым ударом для пони Эквестрии, но если нужно, чтобы её считали мёртвой для того, чтобы получить время для того, чтобы добиться успеха, то Искорка это понимает. Я знаю, как тяжело это будет лично для вас, и отчасти именно поэтому я говорю вам это здесь и сейчас, чтобы вы понимали, что происходит. Теперь, вторая причина, по которой она не взяла вас с собой, в том, что для того, чтобы покинуть планету, Искорка замаскировалась под человека. У неё есть опыт нахождения в таком теле, и она усиленно изучала их культуру, что поможет ей сохранить прикрытие. Ни у одной из вас нет сопоставимого уровня знаний. Вас намного легче будет раскрыть. В-третьих, трансформировать ещё и вас будет слишком тяжело для её магии. Заклинания трансформации в другие виды не так легко наложить, а тем более поддерживать в течение длительного времени. Ей пришлось бы тратить большую часть энергии на то, чтобы не дать вам вернуться в исходную форму во сне и тому подобное. Четвёртая причина, по которой она не попросила вас присоединиться к ней, в том, что она считает, что поддельная личность, которую она создала для того, чтобы выбраться с планеты, со временем будет раскрыта. Она считает, что шесть поддельных личностей будет легче выявить, чем одну. Улетев с одним Спайком, она выиграла больше времени, чтобы ускользнуть, пока Империя обнаружит, что что-то не так.
  484. Селестия дала пятерым пони время, чтобы осмыслить то, что она им сказала, прежде чем продолжить.
  485. – И наконец, Сумеречная Искорка знает, что у вас есть и своя жизнь. Собирать останки разрушенных домов и хоронить погибших родных и любимых, а некоторые из вас к тому же начали заводить собственные семьи, всё это было нелегко для каждой из вас. Она считает, что вы достаточно пожертвовали ради нации, и что вы должны остаться и продолжить жить своей жизнью.
  486. – Это не ей было решать! – запротестовала Радуга Дэш.
  487. – Вообще-то, Радуга, боюсь, что это так, – Селестия выглядела уставшей. – Она принцесса, и она сама предложила эту миссию. Ей было решать, кто пойдёт с ней.
  488. Тут же наступила тишина. Все пони гадали, что же за задание их подруга делала без них, и почему она решила так поступить.
  489. Одна пони, наконец, заговорила.
  490. – Эм, принцесса?
  491. – Да, Эпплджек?
  492. – Не хочу показаться грубой или что-то в этом роде, – почесала затылок оранжевая земная пони. – Но почему Искорка сама нам этого не сказала?
  493. – Очень хороший вопрос, моя маленькая пони. Я сама спросила её о том же. Она сказала, что дело в том, что она не была уверена, сможет ли перенести расставание. Она осознала, что даже короткие прощания чуть не подорвали её решимость пойти на это. Она не была уверена, что сможет заставить себя уйти, зная, что это может быть последний раз, когда вы видитесь.
  494. – Значит, И-Искорка, – пропищала Флаттершай. – Может н-никогда не вернуться?
  495. – Как бы мне не хотелось учитывать эту возможность, – ответила Селестия, – Но на этом задании ни в чём нельзя быть уверенным.
  496. Примечание к части
  497.  
  498. Ох, как долго я делал эту главу... если бы у меня кое-кто комп не отнимал, чтобы заказать модных шмоток, то ещё вчера бы выложил.
  499. >
  500. Глава 8. В пустоту
  501.  
  502. «Здесь всё такое… огромное…» – подумала Принцесса Сумеречная Искорка, глядя с отвисшей челюстью на планету в иллюминаторе.
  503. Путешествие на борту «Ржавой Кучи» было… откровенно говоря, не особо насыщено событиями. Искорка повторила про себя свою историю дюжину раз и даже больше, продумала правдоподобные ответы почти на любые вопросы, которые экипаж фрахтовика мог ей задать. Но скоро стало предельно ясно, что заработавшимся людям совсем не было дела до их временного пассажира. Они думали только о том, чтобы доставить груз к месту назначения вовремя и в полном объёме, получить свою скромную зарплату и постараться не разозлить начальство. Насколько они понимали, она была очередным грузом, способным двигаться и думать. Кем она была или что она делала на Эквусе, интересовало их не более, чем рацион питания вомп-крысы.
  504. Если совсем честно, то лёгкость, с которой они приняли «Зиару Блейн» на борт, была почти оскорбительной.
  505. Фрахтовик класса «Гозанти» покинул Неизведанные Регионы за похвальное для корабля с медленным гипердвигателем время, всего за десять дней обогнув все опасные места в регионе и достигнув места назначения: одного из миров Внешнего Кольца – Малой Яги. Искорка смогла сойти с такой же лёгкостью, с какой и села на корабль. Она заверила экипаж, что знала, куда направляется, но тем и так было откровенно наплевать.
  506. Несмотря на всё, что она прочитала, просмотрела в голочипах и сделала, чтобы подготовиться к моменту, когда покинет космопорт и окажется в одном из городов планеты, Сумеречная Искорка была изумлена и поражена увиденному. Какие виды! Звуки! Запахи! Сколько людей! Тысячи шли каждый своей дорогой, дроиды всех разновидностей и сложности сновали по своим делам. Здания, высота которых была больше, чем у довоенных небоскрёбов Мэйнхэттена – каким смешным теперь казалось это слово – на целый порядок. Спидеры всех видов носились в воздухе или по дорогам. Высоко над городом находились строительные комплексы, производящие всё: от новых СИД-истребителей до могучих Звёздных разрушителей, и к ним шёл нескончаемый поток транспорта. Всё было настолько большим и продвинутым по сравнении со всем, что она видела в жизни. Увидеть всё сразу было для неё уже слишком!
  507. Пока она осторожно оглядывалась, Искорка почувствовала себя очень маленькой, словно насекомое, которое попало в большую ловушку, из которой нельзя было выбраться и сбежать. Чтобы сконцентрироваться, она прибегла к дыхательным упражнениям, попутно мысленно пробегаясь по тому, что ей было известно.
  508. Малая Яга была крупнейшим судостроительным центром в регионе и, согласно исследованию Искорки, была таковым со времён Галактической Республики. Насекомоподобные местные жители, ягаи, были известны в галактике за качество своей продукции и за преданность, а также за свой технологический гений. В последнее время эти не-люди страдали от ограничений и рабочих квот, наложенных Империей, хотя, судя по тому, что она о них знала, Искорка не ожидала найти тут крупного движения сопротивления. Инсектоиды были слишком рассудительными и прагматичными, чтобы попытаться сделать такое.
  509. Поскольку Малая Яга была главной космической верфью и промышленным комплексом Империи, и располагалась так близко к Неизведанным Регионам, в которых находился Эквус, было очевидно, что значительная часть судоходного трафика в родной мир Искорки исходила именно отсюда. К тому же на ней проживало многочисленное человеческое население, в котором можно было затеряться, и в продаже имелось множество маленьких кораблей. Вот почему из всех возможных направлений Искорка выбрала именно это. Замаскированный аликорн не собиралась оставаться на этой планете надолго. Это будет первым местом, куда отправятся искать те, кто узнает, что инженер Имперской армии Зиара Блейн никогда не существовала. Она хотела оказаться как можно дальше отсюда к тому моменту, когда кто-то начнёт её искать.
  510. Эта мысль смогла протиснуться сквозь бурю эмоций в голове Искорки. Ей нужно было раздобыть космический корабль, и быстро. У неё был значительный запас кредитов, частично взятый втихаря из казны Эквуса ею или Селестией, частично украденный из-под носа имперцев. Пришло время найти этим деньгам применение.
  511. Включив карту, которую она загрузила на свой датапад, Искорка взяла контейнер, в котором был её друг-дракончик, и отправилась в путь.
  512. У неё теперь была цель.
  513. – Давайте! – голос Инквизитора Ции заглушал завывание песчаной бури. – Если вы не сможете найти боль и гнев, чтобы сосредоточиться на них, где в этой грёбаной галактике вы собираетесь их найти?!
  514. Челюсть Принцессы Луны была крепко сжата, хотя она не рисковала открыть рот, чтобы это стало видно. Частично из-за чисски, частично из-за бури.
  515. После того, как первые несколько сессий медитации не достигли результатов, которые она бы сочла удовлетворительными, одетая во всё черное инопланетянка решила провести следующее занятие снаружи. Прямо во время одной из песчаных бурь на Коррибане. У неё была теория, что беспощадная жара и крутящаяся, обжигающая пыль вызовут боль, которая приведёт к гневу, который приведёт к ненависти, которая приведёт к могуществу в Силе.
  516. Ну, подумала Луна, первая часть этой теории определённо подтвердилась. Быть снаружи было действительно именно больно. Её шкура, может, и защищала её от ожогов, но также она буквально в ней варилась, аки обед для дракона, и адский красный песок попадал повсюду на её королевскую особу. Чистить свою шерсть и гриву потом будет просто кошмаром.
  517. Перед Луной и каждым из тридцати с лишним учеников стояли небольшие наборы металлических грузов. Их задачей было призвать мощь Тёмной стороны, чтобы поднять их в воздух, и чтобы это увидела Инквизитор, а затем передвигать их по заданному набору движений, продемонстрировав тем самым навык отличного контроля.
  518. Пока что, всё, что каждый из них смог продемонстрировать, это то, что сконцентрироваться при песчаной буре было неебически сложно.
  519. Луна сделала так, как приказала голубокожая, стараясь изо всех сил отрешиться от всех помех вокруг себя. Другие создания могли каким-то образом использовать магию без рогов, так почему бы не использовать их методы самой? Она слишком долго была без магии, чтобы быть разборчивой в способах её возвращения.
  520. В любом случае у Луны было достаточно горечи и обиды, из которых можно было черпать гнев.
  521. Она закрыла глаза, и её разум сосредоточился на её воспоминаниях. Она вспомнила о том, как пришла в ярость от вида жестоких смертей её милых пони во время вторжения Сепаратистов. Мучительную боль, когда её рог был жестоко отрублен монстром Гривусом. Унижение, когда снова стала слабой и неполноценной сестрой, превратившись не более, чем в политическую марионетку, пока Селестия контролировала и солнце, и луну. Чувство бессилия, когда Республика стала Империей и поработила их мир, заставив их народ делать за неё грязную работу, пока она беспомощно смотрела. И конечно, она помнила, как эта ужасная женщина, которая сейчас отчитывала их, была в шаге от того, чтобы казнить её, как жалкую рабыню, посмевшую перечить хозяйке. Как она казнила другую ученицу за то, что та споткнулась и упала.
  522. Окружавшая мощь Тёмной стороны, которой пропитался даже сам воздух Коррибана, почувствовала её сильные эмоции и ответила ей. Луна ощутила леденящее чувство, охватившее обожжённый обрубок под декоративным рогом. Впервые за эти годы, сила начала собираться в нём.
  523. Её глаза зажмурились, Луна попыталась сосредоточиться на маленьких объектах перед собой. Мало-помалу, дюйм за дюймом, металлические шары начала подниматься над красным песком. Аликорн рискнула быстро глянуть правым глазом. Её охватил восторг, и её настроение поднялось, когда она увидела, что в самом деле смогла справиться.
  524. «У Нас получилось!» – ликующе подумала она. – «У Нас получилось!».
  525. Грузы упали на землю с глухим звуком. Леденящий поток силы рассеялся, как только её гнев спал.
  526. Прежде, чем Луна успела почувствовать разочарование, она ощутила сильный удар по затылку. Она рухнула вперёд, зарывшись лицом в красный песок Коррибана, и адская субстанция попала ей в рот. Её голубые глаза метнулись назад, и она без особого удивления увидела над собой чисску, сложившую руки на груди и с поднятой ногой.
  527. – Давай! – раздражённо крикнула Ция. – Это всё, на что ты способна? Что стало с нашей всемогущей принцессой луны, о которой я наслышана? Где твоя ненависть? Где твоя ярость?
  528. Луна, прорычав, вытащила голову из песка и начала сначала.
  529. – Ага, – сказал человеческий мужчина, стоявший перед Искоркой, погладив коричневый корабль позади себя. – Она красавица. Эпохи Войны Клонов. Лишь слегка подержанная.
  530. – Она быстрая? – спросила аликорн. Сейчас она выглядела как более молодая девушка со светлыми волосами и фиолетовым мелированием.
  531. – Набирает до 800 км/ч в атмосфере планеты и обладает гипердвигателем второго класса, – ухмыльнулся мужчина. – Так что да, она быстрая.
  532. Гипердвигатели второго класса соперничали по мощности с теми, что стояли на истребителях Империи, и могли развивать скорость больше, чем у её капитальных кораблей. Это было весьма многообещающе в случае необходимости быстрого побега.
  533. – А что насчёт них? – она указала на пару лазерных пушек. – Они рабочие?
  534. – Спросите рейдеров Сеппи, которые попытали счастья в этом секторе, – ответил продавец. – Если найдёте то, что от них осталось.
  535. – А это пакетная сделка, да?
  536. – Было довольно много возни, но я всё сделал. Один фрахтовик HWK-290 производства Кореллианской машиностроительной корпорации, слегка использованный, один дроид-пилот FA-4, два подержанных дроида-механика H-1ME, всё, как Вы просили, – ответил он. – И всё это будет Вашим всего за 200 тысяч имперских кредитов.
  537. Поскольку ни Искорка, ни Спайк понятия не имели, как управлять кораблём далее «инструкции по применению», дроиды были необходимостью. У неё не было ни времени, ни каких-либо идей, как нанять экипаж за короткое время, да она и не особо хотела пытаться. Машины, которые будут управлять полётом и осуществлять рутинную техподдержку, будут бесценными помощниками для того, чтобы покинуть Малую Ягу и отправиться в другие миры как можно скорее.
  538. Учитывая, что её быстрое изучение рынка установило, что средняя цена за подержанный фрахтовик серии «Орёл» составляла 55 тысяч кредитов, у Искорки сложилось впечатление, что её обманывают. Она также осознала, что ей было плевать – скорость сейчас была важнее денег, и она едва сдерживалась, чтобы не посматривать через плечо назад, выглядывая агентов Бюро имперской безопасности. Три дня, проведённых на Малой Яге в поисках нужного типа корабля, который можно было бы купить без лишних вопросов, уже казались слишком долгим сроком.
  539. Всё же, не повредит немного поторговаться. Это к тому же покажется менее подозрительным.
  540. – Скиньте до 150, и ударим по рукам.
  541. Продавец нахмурился.
  542. – 190.
  543. – 160, и это ещё щедро, – возразила она.
  544. – Вы знаете, сколько труда я вложил в эту вещь? – спросил он. – Скину до 180, хотя мой босс меня убьёт.
  545. – Ой, да ладно. Вы и так завышаете цену в два раза. 170.
  546. Человек посмотрел на корабль, затем на Искорку, и издал вздох.
  547. – Я Вам так скажу, мисс Алилия. Вы мне нравитесь. Я буду голодать целую неделю, но отдам за 175 тысяч, и ни на полкредита меньше, – он сложил руки на груди.
  548. Искорка притворилась, что обдумывает это.
  549. – Идёт, – сказала она, наконец, протягивая руку. – Сто семьдесят пять тысяч имперских кредитов, оплата наличными на месте.
  550. Человек улыбнулся и крепко пожал ей руку.
  551. – С Вами приятно иметь дело. Давайте пройдём в мой офис и подпишем несколько бумаг, и мы мигом отправим Вас отсюда, – он повернулся и сделал несколько шагов, затем, вспомнив что-то, повернул голову.
  552. – О, Вы не хотите дать имя для транспондера корабля при регистрации? – сказал он. – Мы можем это сделать бесплатно.
  553. Искорка особо не думала над чем-то подобным, но одно слово всплыло в памяти тут же, когда прозвучал этот вопрос.
  554. – Назовите её «Гармонией».
  555. – Залог успеха в бою на световых мечах, как и во всём вообще, – говорила Инквизитор Ция. – Лежит в призыве Силы для укрепления ваших чувств и преодоления ограничений вашего тела. Вы должны видеть не только то, что противник собирается сделать до того, как это произойдёт, но и научиться побеждать его ещё до начала схватки.
  556. Класс на Коррибане собрался в комплексе для первого урока по фехтованию на световых мечах. Их разбили по парам, и партнёры стояли на противоположных сторонах комнаты. Партнёром Луны был молодой человек по имени Керрик Дерус, который смотрел на аликорна с уверенным выражением лица. В их руках, или в случае с Луной, в телекинетическом захвате, который она освоила – были простые тупые мечи, снабжённые трескучими электрошокерами.
  557. Учитывая послужной список чисски, Луна решила, что должна быть благодарна за то, что Ция не выдала им сразу настоящие световые мечи.
  558. – Призовите Тёмную сторону, почувствуйте, как её мощь течёт в вас, – приказала Ция, закрывая глаза и выжидая, пока ученики сделают то же самое.
  559. В течение минуты в комнате стояла тишина, пока все, кто мог, собирали любые негативные эмоции, которые могли почувствовать. Температура в комнате упала на несколько градусов, когда потоки Силы изменили течение в ответ на их эмоциональный всплеск. Луна почувствовала, как холод снова обволакивает остатки её рога, напитывая его силой.
  560. И тут Инквизитор заговорила снова.
  561. – Начинайте.
  562. Керрик, стоявший напротив Луны, бросился в атаку ещё до того, как его глаза открылись. На его лице была первобытная ярость. Он нанёс мощный верхний удар, целясь в голову Луны. Её собственный меч тут же взлетел, чтобы поставить блок, но от удара затрясся. Керрик обрушил на дрожащий меч шквал быстрых ударов с достаточной скоростью, чтобы у Луны не было времени продумать контратаку. Он оттеснял её дюйм за дюймом, пока, наконец, хватка аликорна не ослабла.
  563. Луна вскрикнула от боли, когда наэлектризованный клинок ударил её в грудь, пропустив через её тело мощный разряд тока. Её нервная система слетела с катушек, её конечности потеряли координацию, и она рухнула на твёрдый металлический пол, тем самым добавив себе в коллекцию новые синяки. Её ноги и крылья дёргались несколько секунд, пока она лежала, тяжело дыша.
  564. Аликорн услышала приближающиеся шаги на фоне звуков мечей и криков других студентов. Краем глаза она увидела знакомый силуэт, взгляд которого излучал презрение.
  565. – Ты жалкая.
  566. Новонаречённая «Гармония» покинула атмосферу Малой Яги на относительно малой, размеренной скорости. Нельзя было давать понять, что они спешат, тем более в присутствии нескольких Звёздных разрушителей классов «Победа» и «Венатор», парящих над орбитальными судоверфями планеты. Флот вокруг Малой Яги насчитывал шесть подобных кораблей, и десятки малых крейсеров и фрегатов. Тысячи истребителей, начиная от старых моделей Войны Клонов до только что сошедших с конвейера СИД-моделей, были повсюду, ведя патрулирование в поисках пиратов, повстанцев и диссидентов. Все вместе, силы около планеты были пугающим напоминанием об имперской военной мощи.
  567. Пока она глядела из кабины на силы Галактической Империи, Искорка в первый раз осознала всю тяжесть возложенной на неё миссии, от чего у неё свело живот. Одного этого флота было более чем достаточно, чтобы порвать её родной мир на части, как бумагу, и ещё больше кораблей было в сборочных цехах!
  568. – Центр управления полётами Малой Яги вызывает фрахтовик «Гармония», – объявили по комлинку корабля. – Передайте коды авторизации и курс полёта.
  569. – Да, сэр, – сказал FA-4Z7B, дроид-пилот, в данный момент управлявший судном. Он нажал несколько кнопок на контрольной консоли корабля, пока Искорка наблюдала.
  570. Аликорн, всё ещё остававшаяся в форме человека на всякий случай, с волнением ожидала, пока диспетчеры системы управления полётами обрабатывали отправленные данные. Насколько ей было известно, всё было законно и по форме. До тех пор, пока кто-нибудь не решит пристально изучить личность, которую она использовала для приобретения корабля (что было маловероятно, учитывая, что у дилера была та ещё репутация), то она не должна была вызывать подозрений. Всё же, когда к маленькому фрахтовику медленно приблизился огромный Звёздный разрушитель, Искорка не могла оставить мысли, что он вот-вот откроет огонь и дезинтегрирует их всех.
  571. – Ваш план полёта одобрен, – раздался голос.
  572. Искорка выдохнула с облегчением, только сейчас заметив, что задержала дыхание.
  573. – Два истребителя сопроводят Вас к назначенной точке прыжка, – продолжил диспетчер. – Не пытайтесь отклониться от курса. Несоблюдение этого требования приведёт к Вашему уничтожению.
  574. Искорка сглотнула, но дроид-пилот, не имеющий лицевых мышц, не мог выразить похожей обеспокоенности, если вообще её испытывал.
  575. Два стандартных СИД-истребителя прекратили патрулирование и пристроились по бокам «Гармонии», следя за тем, как она вырвалась от притяжения планеты и прошла на безопасном расстоянии от драгоценных судостроительных заводов. Они сопровождали корабль аликорна и дальше, пока он не приблизился к краю гравитационного колодца планеты, откуда можно было отправиться в путешествие через гиперпространство.
  576. – Хозяйка, – заговорил своим скучным голосом дроид-пилот, когда они достигли указанной точки. – Навигационному компьютеру нужно направление. Куда мы направляемся?
  577. Искорка собралась с духом. Вот он, момент, которого она ждала. Момент, когда её миссия по освобождению родного мира начнётся по-настоящему.
  578. – Возьми курс на Серенно.
  579. Примечание к части
  580.  
  581. *Часть про Искорку – прямо как пособие для начинающих конспираторов. **Какие-то слишком высокие цены на космические корабли, тем более подержанные. Помните, как в "Новой надежде" Оби-Ван и Люк перетирали с Ханом Соло за цену вывоза их с Татуина? Тот просил десять тысяч, и Люк сказал, что за эти деньги можно купить корабль. А тут цена в несколько раз больше. В Империи что, после Войны Клонов была девальвация валюты? Как когда у нас в России в 1997-м доллар стоил шесть тысяч рублей?
  582. >
  583. Глава 9. Во тьму
  584.  
  585. Принцесса Луна вместе с остальными членами класса стояла снаружи под палящим солнцем Коррибана. Даже когда адский красный шар заходил за горизонт, он обжигал всех, кто находился под его лучами, как будто желая причинить как можно больше боли перед тем, как уступить место холодной ночи. Песчаные штормы и завывающие ветры временно утихли этим вечером, поэтому Инквизитор Ция решила, что это подходящее время для отработки другого аспекта боя на световых мечах – отражения бластерных разрядов.
  586. Все ученики стояли отдельно друг от друга на дюнах, окружённые по три старых B-1 с бластерными винтовками в руках. Для этого упражнения, как заверила их Инквизитор, эти винтовки были переведены в режим оглушения. А чтобы они не особо зазнавались, она также объявила, что первый, кто упадёт, проведёт ночь в песках, и будет впущен обратно только в случае, если выживет. Чтобы было совсем справедливо, она также приняла в этом участие, ей противостояло десять дроидов, а не три. Луна не знала, делала ли она это из-за того, что считала, что это подтолкнёт их зависть и амбиции или потому, что ей просто нравилось издеваться над подчинёнными. Наверное, и то, и другое.
  587. – Готовьсь, – раздался голос Ции.
  588. Все ученики изготовились и приняли защитную стойку, подобную той, что была у чисски. Не являясь двуногим существом, как все остальные, Луна была вынуждена импровизировать так, как могла. Её клинок, который она с трудом удерживала телекинетическим захватом, парил над её головой.
  589. – Цельсь.
  590. Красный световой меч Ции слетел с пояса, и она заняла стойку, которую Луна смутно помнила: Соресу. Его сияние слегка осветило пустыню вокруг них.
  591. – Пли!
  592. Все B-1 тут же ожили, нажав на курки своих бластерных винтовок E-5. Синие энергетические кольца с огромной скоростью полетели в принцессу-аликорна и её товарищей. Они были медлительнее обычных бластерных разрядов, но быстрее любого живого существа, и их было трудно перехватить. Луна поймала один такой кончиком меча, и тот рассеялся электрическим разрядом. Ещё от трёх она просто уклонилась.
  593. Вокруг неё другие ученики оборонялись с различным успехом, хотя для большинства из них это было весьма затруднительно. Исключение составляла, разумеется, Инквизитор. Её красный световой меч плясал в воздухе, легко улавливая все до единого синие кольца, которые летели в неё. Чисска уверенно улыбалась и даже держала одну руку за спиной.
  594. На какое-то время, она не знала как долго, Луна сосредоточилась лишь на ненавистных машинах перед собой и их оружии. Когда она сконцентрировалась на отвращении к себе за прошлые ошибки, Тёмная сторона Силы текла по её телу, наделяя её предвидением того, куда дроиды выстрелят в следующий раз. Это было небольшим, но весьма полезным преимуществом, пока она пыталась не стать первой, кого подстрелят. Она ловила оглушающие разряды один за другим или изгибалась так, что они проходили мимо неё. Испытание было изматывающим, но сквозь пот Луна ощутила чувство удовлетворённости. Она это делала! Она в самом деле это делала!
  595. И тут один из разрядов попал в неё.
  596. Луна вскрикнула, когда синее кольцо задело одно из её крыльев. Оно тут же рассеялось мощным электрическим разрядом, который прошёл сквозь неё, перегружая её нервную систему. Её побитое тело снова свело судорогой, и она потеряла захват на мече, который получила. Тут же ещё несколько синих колец врезались в принцессу-аликорна. Она пыталась пригнуться, но её мышцы сжались, её суставы отказывались подчиняться ей. Луна продержалась на трясущихся ногах ещё несколько секунд перед тем, как завалиться на бок.
  597. Неспособная двигаться, едва способная дышать из-за спазма грудных мышц, принцесса могла только озираться по сторонам, глядя за другими учениками. К огромной досаде гордого аликорна, она увидела, что ни одно другое создание не было ещё сломлено огнём дроидов.
  598. Она была первой упавшей.
  599. Двигатели «Гармонии» громко ревели, когда фрахтовик изготовился сделать прыжок в гиперпространство. Затем, одним резким толчком корабль покинул Малую Ягу и оставил свой эскорт из СИД-истребителей позади. Искорка во второй раз в жизни увидела, как тёмная пустота космоса сменилась яркими полосами синего цвета. От этого вида её слегка тошнило.
  600. – Мы вошли в гиперпространство – монотонно заявил FA-4Z7B. – Расчётное время прибытия на Серенно: 16 стандартных галактических дней.
  601. – Спасибо, FA, – ответила принцесса-аликорн, с трудом вставая на ноги. – Пожалуйста, не меняй курса и сообщи, если будет что-то новое.
  602. – Понял, понял.
  603. Искорка остановилась в дверях кабины.
  604. – И пожалуйста, не говори так.
  605. – Есть, хозяйка.
  606. – Спасибо, – сказала Искорка, выходя из кабины.
  607. Как только за ней закрылась автоматическая дверь, Искорка сняла своё заклинание со вздохом облегчения. Её человеческое тело замерцало и исчезло, и она приняла настоящую форму. Она не посмела проделать это в той системе, но теперь было так приятно снова оказаться на четырёх ногах. Человеческие тела казались слишком неестественными.
  608. – Эй, Искорка, – сказал Спайк, который уселся на ящике с сухпайками, уминая один из энергетических батончиков. – Не хочешь? – он предложил одну аликорну. – Они ничего.
  609. – Спасибо, Спайк, – Искорка с благодарностью взяла батончик, сняла обёртку и тут же надкусила.
  610. Он не был особенно вкусным, но согласно её исследованию, это был самый эффективный способ получить необходимые для неё и её дракончика витамины без ненужного риска. В конце концов, они вряд ли могли надеяться спасти свою планету, если бы оба скопытились от какой-то инопланетной еды, которая оказалась бы для них ядовитой.
  611. Пока оба грызли свой первый обед на «Гармонии», Искорка задумалась о своём выборе. Серенно была родным миром покойного Графа Дуку и главным бастионом Сепаратистов во время Войны Клонов. Впрочем, после загадочного отключения армии дроидов планета мирно сдалась новой Галактической Империи. Этот факт, вместе с её огромным богатством и тем обстоятельством, что её население были почти полностью людским, означал, что к ней относились мягче, чем к большинству бывших миров КНС. Данные, которые у неё были, свидетельствовали о том, что оккупационные силы Империи были не особо крупными.
  612. Искорка не знала, где ещё искать другие недовольные миры – Империя же не объявляла всей галактике, где происходят восстания. Но начать поиски с мира, которые сражался в войне против Республики, и всё же остался относительно невредимым, казалось разумной идеей. Серенно располагалась во Внешнем Кольце, далеко от Центральных Миров, где находилась большая часть имперского флота, что было ещё одним доводом в пользу этой идеи. Искорка была уверена, что сможет найти там недовольных, даже если они были не более, чем кучкой не принявших капитуляцию Сепаратистов.
  613. В конце концов, подумала она, старый союзник стал новым врагом. Так почему старый враг не сможет стать новым союзником?
  614. Ночь на Коррибане была по-своему так же жестока, как и день. Если солнце было пылающим шаром ненависти, то семь лун, обращавшихся вокруг планеты, были ледяным воплощением холодной ярости. Казалось, они стремились высосать жизнь и тепло из всего, что попадало под их сине-белые лучи. Они пробуждали в Луне неприятные воспоминания о Лунной Пони в её душе.
  615. Пока температура вокруг неё падала, тёмно-синий аликорн обнаружила, что снова может двигаться. Вначале дёргалась только одна нога, но вскоре она уже свободно ей водила, а затем и остальными, махала крыльями, а затем и всё тело. К этому моменту три из семи лун стояли в зените, вымораживая песчаный мир внизу. Принцессе-аликорну вскоре пришлось закопаться в песок. Даже её шерстяной покров был неспособен защитить её от жуткого сверхъестественного холода коррибанской ночи. Даже будучи защищённой от ветра в своёй импровизированной норе, Луна дрожала от холода. Неудивительно, что этой ночью ей поспать не удалось.
  616. После нескольких часов в холоде и сидения в норе в песке, Луна была даже рада возвращению жуткого красного солнца Коррибана.
  617. Возвращение шара означало немедленный конец холода, который тут же прошёл, как будто его и не было. На его место тут же вернулось знакомое ощущение жары, и песок в норе Луны начал нагреваться у неё под копытами. Сначала это было даже приятно, у аликорна прошла гусиная кожа, но скоро стало слишком горячо, чтобы оставаться под землёй. Её не остановило то, что это было против естественных инстинктов – Луна знала, что в её родном мире многие пустынные создания выживали днём, прячась под песком. Проклиная звезду, которая, похоже, была полна решимости выкурить её наружу, принцесса-аликорн поднялась из песка – грязная, побитая и злая.
  618. Двери имперского комплекса были закрыты и всё никак не открывались, вынуждая Луну вариться на солнце. Когда двойные дюрасталевые двери отворились, ей очень хотелось кого-нибудь ударить.
  619. – Итак, – сказала Инквизитор Ция, выглядя нисколько не удивлённой, как и обычно. – Ты выжила.
  620. – Ты что, сомневалась? – огрызнулась Луна.
  621. – Да, – ответила та.
  622. – Ну, теперь ты знаешь!
  623. – Увидим. Ты показала потенциал, но… – она нахмурилась. – Ты моя худшая ученица, и я не уверена, почему. Советую тебе постараться в будущем.
  624. Луна лишь стиснула зубы и прорычала.
  625. Ция ухмыльнулась.
  626. – Хороший настрой. Теперь идём.
  627. Чисска повернулась спиной к аликорну и повела её обратно в здание с климат-контролем. Без лишних слов Инквизитор отвела принцессу вниз по череде коридоров, мимо рядов неподвижных дроидов и по длинному холлу с двумя рядами одинаковых запечатанных дверей. Из-за некоторых из них Луна смогла различить слабые звуки плача и крики.
  628. – Мы пришли, – сказала Ция, остановившись перед одной из множества дюрасталевых дверей. Та открылась по мановению её руки. – После тебя.
  629. Принцесса Луна недоверчиво переступила порог. Комната оказалась серой коробкой, сильно напоминавшей ту, в которой она спала, и тонкие красные полоски на потолке были единственным источником света. Однако её внимание сразу же привлёк металлический стол в центре.
  630. Дюрасталевая плита, форма которой отдалённо напоминала гроб, была подсоединена к двум механическим конечностям, с обеих сторон прикреплённых к полу. Они могли поднимать и опускать стол, меняя угол так, как хотелось бы управлявшему им. Рядом с устройством стояли столы поменьше, на которых лежали зловещие орудия и устройства, предназначения которых были Луне неизвестны, но догадаться было легко.
  631. К столу был привязан человек.
  632. – Это бывший штаб-сержант Алтон Дренч из Конфедерации Независимых Систем, – сказала Ция, заходя в комнату вслед за Луной.
  633. Луна невольно прошипела при упоминании этого имени. Ция одобрительно кивнула.
  634. – Он предатель Империи и трус. Он сбежал после окончания Войны Клонов, – Ция сделала несколько шагов вперёд и сжала его щёку своей голубой рукой. – Но Бюро имперской безопасности всегда таких находит, не так ли?
  635. – Прошу вас, – сказал Дренч, уставившись на неё своими зелёными глазами. – Я невиновен! Клянусь! Вы арестовали не того…
  636. Ция отвесила ему пощёчину.
  637. – Не ври мне! Ты Алтон Дренч с Руусана, бывший член Судебного Департамента, сбежавший к Альянсу Сепаратистов, сражался в Войне Клонов, бежал после краха КНС, пойман два стандартных месяца назад на Орд Мантелле, – она наклонилась ближе. – У меня полный отчёт о твоих похождениях, начиная со службы Республике и кончая членством в Альянсе Сепаратистов. Так что не вздумай пытаться врать.
  638. Человек опустил голову и ничего не ответил.
  639. – Теперь, – Ция повернулась к Луне и поманила её. Аликорн осторожно подошла. – Мы попробуем кое-что другое. Я хочу, чтобы ты его расколола.
  640. – Ч-что ты имеешь в виду? – заикнулась Луна, больше для того, чтобы выиграть время. Она всё поняла в ту же секунду, как вошла сюда.
  641. Ция подняла бровь.
  642. – А что, по-твоему, я имею в виду? Залезь к нему в разум, пытай его, что угодно. Вытяни из него имена и адреса его старых контактов.
  643. – Но я ничего не знаю! – запротестовал Дренч, чем заслужил ещё один удар по лицу.
  644. – Молчать! Говори, когда к тебе обращаются, и только!
  645. – Но…
  646. Ция нажала на маленькую кнопку сбоку стола, и мощный электрический импульс разошёлся по металлическому устройству. Человек закричал и начал корчиться в муках. Спустя мгновение, чисска отпустила кнопку, и подача тока прекратилась. Дренч обмяк, рыдая и слегка дымясь.
  647. – Итак, – продолжила Ция, игнорируя стоны мужчины. – Это должно быть просто. Этот человек жуткий трус. Думаю, у тебя будет мало трудностей с его допросом.
  648. Видя, что потрясённая Луна неподвижно стоит на месте, Инквизитор махнула рукой.
  649. – Ну, начинай.
  650. – П-пожалуйста, – выдавил Дренч, тяжело дыша. – Я был просто… квартирмейстером… Я н-ничего не знаю…
  651. – Что я тебе сказала насчёт разговоров? – рявкнула Ция и снова нажала кнопку, устроив пленнику ещё более длинный раунд электрошока. Вопли Дренча отдавались эхом от стен узкой комнаты. Наконец, Инквизитор остановилась, и подача тока снова прекратилась. – Некоторые люди так и не учатся, – вздохнула она. – В любом случае, не я должна заниматься этим. Это твой урок, в конце концов, не мой. Поэтому, Луна, покажи мне, что ты можешь.
  652. – …Нет.
  653. Светящиеся красные глаза Инквизитора сузились.
  654. – Что? – угрожающе прошипела она.
  655. – Мы сказали, нет! – повторила Луна, топнув копытом. – Мы не будем участвовать в подобном варварстве!
  656. – Даже после того, что Конфедерация сделала с твоим миром?
  657. Луна заколебалась, опустив глаза под ноги.
  658. – После того, как твой род убивали такие, как он? После того, как они разрушали города и уничтожали всё живое? – Ция знающе улыбнулась. – После всего этого ты говоришь, что не обрушишь возмездие на одного из виновных?
  659. Луна посмотрела ей в глаза.
  660. – Ага, – заявила она. – Даже если это один из них. Мы не монстр! Мы не будем мучить жертв ради тебя! Мы выше всего этого!
  661. – Ясно…
  662. Луна внезапно оказалась сбитой с ног. Она сильно ударилась головой о дюрасталевую дверь позади неё. Дезориентированная, она ничего не могла сделать Ции, которая швыряла и била её об стены, пол и потолок.
  663. – Ты, – сказала она, отчеканивая каждое слово при очередном ударе. – Слабая! Ты. Бесполезная! Ты. Жалкая!
  664. Ция сделала жест, и Луна рухнула на пол с болезненным хлопком. Как будто на неё навалились десятки тонн веса, и она не могла пошевелиться. Она могла только поднять глаза на возвышавшуюся над ней чисску.
  665. – Теперь я вижу, в чём твоя проблема, – сказала Инквизитор Ция, нахмурившись. – Ты отказываешься посвятить себя Тёмной стороне полностью. Ты хочешь вернуть силу, но в то же время по глупости цепляешься за свой архаический кодекс чести. Тебе не хватает силы воли для того, чтобы стать Инквизитором, – она вытащила свой световой меч, и красный клинок озарил комнату. – Может, мне просто стоит убить тебя сейчас в качестве назидания остальным.
  666. Всё ещё сдавленная телекинезом инопланетянки, аликорн не могла даже зарычать. Спустя мгновение, Ция подняла сияющий клинок над головой.
  667. И тут она заколебалась.
  668. Этот момент, казалось, тянулся целую вечность. Время как будто остановилось. Чисска изучала аликорна, световой меч был занесён для решающего удара, ожидая только её решения, чтобы нанести его. Луна пыталась сопротивляться, но обнаружила, что совершенно неспособна пошевелить даже пером крыла, чтобы защитить себя.
  669. Наконец, Ция выключила меч и вернула его на пояс, покачав головой.
  670. – Нет… у тебя всё ещё есть огромный потенциал… это было бы расточительством.
  671. Давление на Луну слегка ослабло, что дало ей возможность говорить.
  672. – Мы не будем… – процедила она сквозь сжатые зубы. – Твоим палачом.
  673. – Похоже, тебе необходим урок о бессмысленности героизма, – Ция щёлкнула пальцами.
  674. Позади неё Алтон Дренч снова закричал, когда электричество снова прошло через его тело. Его вопли становились всё громче и громче с каждой секундой, его тело дико содрогалось так, что даже трясся сам стол. Но подача тока не прекращалась – напротив, его напряжение только увеличивалось. Поджариваясь и крича в агонии, бывший солдат Конфедерации Независимых Систем был замучен чисской до смерти, а Луна была вынуждена смотреть.
  675. Наконец, когда судьба смилостивилась над ним, позволив умереть, Ция сделала другой жест, чтобы перекрыть поток электричества. Обмякший и дымящийся труп человека повис на столе.
  676. – Знаешь, – заметила Ция. – Он и правда ничего не знал. Я просто хотела увидеть, как ты поступишь, – она посмотрела на Луну. – Ты провалила тест.
  677. Луна плюнула ей под ноги.
  678. – Так, ладно… – Инквизитор брезгливо уставилась на плевок на своём сапоге. – Остаётся вопрос: что делать с тобой? Хм… – она задумчиво потёрла щёку, при этом другую руку она держала за спиной. Затем она улыбнулась. – Знаю!
  679. – Мы не будем исполнять твои приказы, – огрызнулась Луна.
  680. – Будешь, – ответила чисска, садясь на корточки, чтобы взглянуть ей в глаза. – Иначе следующей на этом столе окажешься ты.
  681. Луна прижала уши. Ция ухмыльнулась.
  682. – Я завладела твоим вниманием, а? Очень хорошо, – она поднялась в полный рост. – Я отправляю тебя в… небольшую экспедицию. Ты будешь в точности следовать моим указаниям, и когда ты вернёшься, ты либо полностью примешь Тёмную сторону Силы… или станешь очередной грудой выцветших костей в пустыне.
  683. – Куда, – выдавила Луна. – Нам отправляться?
  684. – В сердце тьмы на Коррибане, – ответила Ция. – В древний могильник ситхов. В Долину Тёмных лордов.
  685. Глава 10. В Долину Тёмных лордов
  686.  
  687. Принцесса Луна продиралась сквозь песчаную бурю на Коррибане. Её лицо было замотано самодельной маской из ткани, а её крылья были крепко привязаны к бокам. И всё же адская красная дрянь попадала повсюду, заставляя зудеть и чесаться каждый сантиметр её тела. Бесчисленные маленькие ранки, полученные за время тренировки, начинали ныть, когда песок попадал на красную плоть. Луна морщилась от боли, но по-солдатски переносила все тяготы.
  688. В былые времена её путешествие было бы куда проще. Она бы просто телепортировалась или полетела до места назначения. Оба варианта были сейчас недоступны – телепортироваться в её нынешнем состоянии было невозможно, а из-за недостатка магии для поддержки, её крылья были слишком малы для того, чтобы поднять её тело в воздух. Так что, когда Луна потеряла свой рог, пропала и её способность летать. У аликорна не оставалось иного выбора, кроме как продолжать длинное путешествие на своих четверых.
  689. – Отправляйся на север, – сказала Инквизитор Ция. – Следуй в направлении горной гряды. За много миль оттуда ты найдёшь широкую долину, полную изношенный статуй и древних гробниц. Это Долина Тёмных лордов. Её нетрудно будет найти – духи, обитающие там, всегда завлекают живых в место их упокоения. Одна из древних гробниц, встроенная в скалу, отмечена особой руной. Я покажу тебе, какой. В глубине этого места ты найдёшь древний и световой меч, некогда принадлежавший Дарту Ноксу из древней Империи Ситхов. Принеси это оружие с собой или вообще не возвращайся.
  690. – Что Мы ещё найдём в этой долине? – спросила Луна.
  691. – Не могу сказать, – ответила Ция с лёгкой улыбкой. – На Коррибане мертвецы не знают покоя, и Долина их вотчина. Ты найдёшь то, что они хотят, чтобы ты нашла. Однако, знай одно: Долина Тёмных лордов – это место, куда не может проникнуть свет. Только Тёмная сторона может защитить тебя от того, что там обитает.
  692. Луна фыркнула, вспомнив это. Она не боялась ни призраков, ни демонов, ни чего бы то ни было, что могло обитать в этом проклятом месте. Настоящая принцесса не могла себе позволить такой эгоистичной роскоши, её этому научил опыт Лунной Пони. Единственное, чего стоило бояться, – это того, что могло случиться с её народом.
  693. Вот почему она была на Коррибане. Вот почему она повиновалась этой ужасной женщине. Вот почему она отправилась в такое опасное место. Её пони нуждались в ней. Её народ нуждался в ней. Её мир нуждался в ней. И чтобы защитить этот мир, ей нужно было могущество. Не только ее старая сила, но даже более того. Ей нужно стать сильнее, чем когда-либо, и если Инквизиторий предложит ей путь к достижению этого, она возьмёт
  694. от них всё стоящее, а затем предаст их, когда узнает всё, что ей нужно. Думая о неимоверной жестокости, проявленной как к ней самой, так и к её планете, Луна не могла поверить, что Империя поистине настолько глупа, чтобы ожидать верности от существ, которых она так жестоко притесняла. Несмотря на это, все свидетельствовало о том, что это на самом деле работало, возлагая свои надежды на власть этой «Тёмной стороны», чтобы обеспечить коллективную преданность приверженцев. Но как только у Луны появится сила, в которой она нуждалась, Эквестрия будет в безопасности, решила она. Они снова могут быть свободными. В Тартар эту Империю.
  695. Именно с этими мыслями в голове Принцесса Луна устремилась вперед в дюны красной пустыни.
  696. Прошло много дней с тех пор, как Луна отправилась из имперского комплекса, хотя она не знала, сколько именно. После пятнадцатого или шестнадцатого аликорн перестала считать, потому что ей стало всё равно. После всего пережитого её копыта болели и потрескались в нескольких местах. Мышцы в ногах перенапряглись и болели, кожа насквозь пропиталась потом. Её мех был испачкан песком до такой степени, что она начала сливаться с красными дюнами, которым не было видно конца. Её тканевая маска была уже не больше, чем грязной тряпкой с кучей дыр. Рационы питания, которые ей выдали, уже заканчивались, но несмотря на все это, у неё не было иного выбора, кроме как продолжать двигаться вперед. Остановиться или вернуться назад означало умереть постыдной смертью и оставить своих людей на милость Империи.
  697. Луна прошла огромные участки пустыни, всё время держа курс на далёкий север и к горным хребтам, которые она могла различить вдалеке. Постепенно увеличиваясь по мере её приближения, они достигли огромных размеров, и наконец, она вступила в предгорья. Это были каменистые, зазубренные холмы из изношенного песчаника, склонные рассыпаться под ногами при малейшем неверном шаге. Ветер вокруг неё стих, снизойдя до простого шёпота, когда горы нависли над ней. Порой он казался каким-то шёпотом душ, лишённых тела, что свело бы с ума существо со слабой психикой. Принцесса-аликорн повидала гораздо более жуткие вещи в ночных кошмарах пони, которые она посетила, поэтому на неё это не произвело впечатления.
  698. Пересекая каменистый гребень, принцесса заметила вдалеке широкую расселину между горами. Она никогда раньше не была в этой местности, но сразу поняла, что это вход в долину, которую она искала. Как она об этом догадалась, Луна и сама не понимала, но что-то её туда влекло, непреодолимо тянуло туда. Она решила, что это дело рук упомянутых чисской духов, которые, как считалось, населяли здешние гробницы. Презрительно фыркнув, Луна двинулась вниз по склону и прямо к горной расселине. Она не боялась мертвых.
  699. Несмотря на то, что по прикидкам аликорна, расстояние между скалистыми холмами и входом в долину должно было составлять примерно несколько миль, вход в долину приближался всё быстрее и быстрее. Если до этого она медленно брела по пескам Коррибана, то теперь, казалось, рвала дистанцию, как пегас на сверхзвуковой скорости. Хотя она не вела точного подсчёта, принцесса заметила, что покрыла шесть или семь миль за полчаса обычным неторопливым шагом. Похоже, Инквизитор была права – это место хотело, чтобы его нашли. Луна не потеряла бдительности из-за своей сверхъестественной скорости, настороженно высматривая посторонних, пока проходила через арку, ведущую в долину. И тут она заметила что-то впереди.
  700. На скалистом дне долины, неподалеку от неё лежал небольшой комок, покрытый коричневой тканью. Будучи покрытым красным песком после многочисленных пыльных бурь на планете, он был хорошо спрятан, но голубые глаза принцессы всё равно его заметили. Она быстро оглядела красно-коричневые каменные стены, но больше ничего не увидела, и поэтому снова обратила взор на таинственный комок.
  701. Аликорн осторожно приблизилась к лежащему на земле предмету, будучи готовой в любой момент дать отпор, если тот шелохнётся. Однако, как бы близко она не подходила, он не двигался и не реагировал на неё каким-то другим образом. Дюйм за дюймом, шаг за шагом Луна подходила всё ближе и ближе, пока, наконец, не нависла над ним. Она осторожно ткнула его копытом. И снова никакой реакции.
  702. Луна осторожно призвала свой слабый телекинез, питая его воспоминаниями о несправедливости, унижении и боли, которым она была подвергнута. Она обнаружила, что здесь это удавалось легче, и Сила охотнее отвечала на её зов. Коричневая, покрытая песком одежда медленно сползла, открыв её обзору то, что лежало внутри.
  703. Кости. Окровавленные кости.
  704. Напуганная Луна поспешно сделала несколько шагов назад. Её глаза метались по сторонам, выискивая того, кто это сделал. Но вокруг не было ничего, кроме неподвижных камней и слабого ветра, гуляющего по долине. На мгновение аликорну показалось, что она краем глаза заметила какое-то движение, но когда повернула голову, чтобы присмотреться получше, она ничего не увидела.
  705. Луна, вернулась к трупу. Подойдя поближе, чтобы рассмотреть его как следует, она с удивлением обнаружила, что некоторые из костей можно идентифицировать. Окровавленный, но почти невредимый рогатый череп принадлежал, без сомнения, тогрута. Он ещё не успел пожелтеть, что свидетельствовало о том, что он погиб недавно, хотя высохшая кровь и маленькие кусочки гниющей плоти указывали на то, что с момента гибели этого существа всё-таки прошло несколько дней.
  706. Мысленно возвращаясь к первому дню на планете, Луна смутно припомнила одного ученика-тогрута, который решил использовать возможность, предоставленную песчаным штормом, для того, чтобы ускользнуть от группы. Не зная других подобных существ, живущих тут (да и зачем им тут жить?), она пришла к выводу, что это был именно он. Прижав уши и сочувственно опустив глаза, Луна коснулась костей копытом.
  707. – Бедная душа, – сказала она, склонив голову. – Пусть ты найдёшь покой где-нибудь далеко от этого проклятого мира, и твой дух упокоится, где бы он ни был.
  708. Это нельзя было назвать похоронами, но это было лучшее, что она могла сделать. Почва была слишком твёрдой и каменистой для того, чтобы закопать его тело, даже если бы у Луны было время и необходимые инструменты. Так что она пошла было дальше, оставив окровавленные кости в покое, но тут она заметила следы на одной из костей. Присмотревшись получше, она увидела, что это были следы от укуса.
  709. Прежде, чем аликорн успела обдумать эту информацию, до того, как она успела даже моргнуть, краем глаза она заметила движение.
  710. Навыки Луны спасли её. Закалённые во многих битвах в течение многих веков, отточенные в войне с Конфедерацией Независимых Систем, и в настоящий момент сосредоточенные на тренировке в качестве Инквизитора, её рефлексы бойца были весьма хороши. Именно благодаря им она резко отпрыгивала назад при малейшем признаке приближающегося врага. И сейчас это было правильно, потому что секундой позже на то место, где она только что стояла, бросилось огромное чудовище.
  711. Луна быстро осмотрела своего противника сквозь облако пыли, которое тот поднял, приземляясь. Это было четвероногое создание, похожее на собаку, у него было множество шипов на голове. Оно было больше аликорна на несколько футов, а его хвост был длиннее, чем всё остальное тело. Когти на его лапах были длиной в несколько дюймов. У него на подбородке была «борода» из шипов. Открыв пасть, оно продемонстрировало несколько рядов жутких зубов.
  712. Глаза свирепого монстра светились красным цветом. Когда существо повернулось к аликорну, рыча от недовольства из-за неудавшегося броска, Луна определила его как одну из гончих-тук'ата, о которых её предупреждали, что они промышляют в некоторых районах Коррибана. Она двинулась вперед, обнажая зубы и напрягая тело. За спиной Луна услышала два тяжелых удара, и ещё одна пара тук’ата присоединилась к первой. Она была окружена. Принцесса стиснула зубы. Так и быть.
  713. Гончая, которая едва чуть не застала её врасплох, атаковала первой, бросившись на Луну стремительным рывком. Пока она летела в воздухе, она выпустила когти и обнажила зубы, аликорн сделала то, чего та меньше всего ожидала. Она встретила её в лоб.
  714. Контратака Луны была быстрой и точной, она пригнулась так, чтобы её рог оказался там, где, как она догадалась, находилась грудь чудовища. Её оценка его траектории оказалась точной, и тук’ата сама насадила себя на её рог. Зачарованное серебро пропороло твёрдую плоть гончей и вошло прямо в лёгкие чудовища.
  715. Этого было бы более чем достаточно, чтобы завалить любого нормального противника, но свирепые тук’ата были продуктом древней магии ситхов и были почти такими же выносливыми, как аликорны. Раненое чудовище полоснуло когтями по лицу Луны, оставив глубокие царапины на её щеке и нижней челюсти. Мощный удар оторвал ей декоративный рог и отбросил её на несколько метров. Луна врезалась в скалу и сползла вниз.
  716. Хотя одна из гончих была ранена, две другие бросились вперёд, чтобы прикончить добычу. Одну Луна сумела отбросить назад толчком Силы, но вторая достигла цели. Его длинные зубы впились в её правое крыло и бок, даже сверхъестественная крепкая плоть аликорнов не смогла защитить её полностью. Луна вскричала от мучительной боли. Багровая кровь хлестала из её щеки, крыла и бока.
  717. Но она была принцессой Эквестрии, и в этой долине её боль только усилила её ненависть к этим тварям. Копыта Луна взметнулись вверх, ударяясь о голову тук’аты с болезненным хрустом. Они смогли оставить вмятины даже на дюрасталевой броне Генерала Гривуса, а уж этой гончей они просто проломили череп. Когда шатающееся и истекающее кровью чудовище отпустило её и попятилось назад, Луна запрыгнула на него, не давая шанса опомниться. С громким яростным воплем она обхватила своими передними ногами его толстую шею и дёрнула со всей силы. Шейные позвонки тук’ата, усиленные алхимией, протянули всего несколько секунд перед тем, как сломаться. Луна отшвырнула труп чудовища подальше.
  718. Здоровая же гончая поднялась на ноги и сделала новый бросок, не обращая внимания на участь, постигшую павшую товарку. Как и в предыдущий раз, чудовище высоко подпрыгнуло в воздух, целясь в раненую принцессу-аликорна. Но Луна больше не обращала внимания на раны. Адреналин тёк по её телу, и ледяная сила Тёмной стороны поглотила её чувства. Пролитая кровь тук’ата ублажила тьму, и она одолжила свою мощь Луне.
  719. Тук’ата обнаружила, что зависла в воздухе, неспособная двигаться. Прежде, чем её разум смог переварить этот факт, она полетела в обратном направлении. Она врезалась в третью раненую тук’ату, и обе отправились кувыркаться по земле. Ни одна из них не успела даже подняться, когда разряды сверхъестественных синих молний прошли через их тела, вызвав пронзительные вопли.
  720. Тем не менее, даже это их не убедило, и парочка снова поднялась. Подёргиваясь от остаточного электричества, эти два монстра одновременно атаковали Луну, зайдя с двух сторон. Все ещё поддерживаемая Силой, аликорн встретила их обоих. Здоровую гончую она лягнула в морду задними ногами, сломав челюсть и отправив в полёт. Ту, в груди которой всё ещё торчал её декоративный рог, она ударила обычным телекинетическим толчком, швырнув её через всю долину и ударив о скалы.
  721. Прежде, чем гончая со сломанной челюстью успела подняться, Луна уже была над ней. Она обрушила серию ударов на её покатую голову, неистово молотя по черепу чудовища. Перед её копытами, усиленными мощью Тёмной стороны, у чудовища не было ни шанса. Очень скоро его череп оказался проломлен, и жизнь покинула древнее создание ситхов.
  722. Тяжело дыша и сильно потея, Луна развернулась к последней тук’ате. Та тоже смерила её взглядом своих пылающих красных глаз. Какими бы агрессивными и свирепыми не были тук’ата, они были далеко не безумными. Чудовище знало, когда битва была проиграна, и было не настолько импульсивным, чтобы не знать цену терпению. Пришелица выиграла этот раунд, это да… но она была ранена и кроме того, была совсем одна. Её раны истощат её силу, а пока придётся отдохнуть. Нужно предупредить стаю, чтобы они были готовы выполнить возложенную на них хозяевами миссию. С этими мыслями последняя гончая-тук’ата повернулась и побежала. Даже с серебряным рогом Луны, застрявшим у неё в лёгком, она была невероятно быстрой, метаясь между скалами и сломанными статуями. Через несколько секунд гончая исчезла в глубине Долины Тёмных лордов. Луна, измотанная боем и всё ещё истекавшая кровью, позволила ей уйти.
  723. Как только миновала неминуемая опасность, с ней ушла ярость Луны и помогавшая ей мощь Тёмной стороны. Поток ледяной энергии медленно рассеялся, поставив принцессу-аликорна перед жестокой реальностью: она была ранена и истекала кровью посреди странной долины, в которой оставалось как минимум одно агрессивное существо. И она всё ещё не выполнила своё задание.
  724. Матюгнувшись, Луна открыла то, что осталось от её сумки, и достала свой скудный запас медикаментов.
  725. Почти час спустя, когда солнце было в зените, Луна снова отправилась в путь. Она продезинфицировала и забинтовала свои раны, а также вколола себе обезболивающего, которое у неё оставалось. Продвигаться дальше в таком состоянии было рискованно, но она решила, что оставаться в непосредственной близости от свежих трупов было ещё опаснее. Без её исцеляющей магии это было лучшее, что она могла сделать, и этого должно быть достаточно.
  726. Продвижение Луны в Долину Тёмных Лордов было медленным и осторожным, её глаза внимательно осматривали каждый камень и кусок щебня на пути. Ещё одна засада вполне могла обернуться для неё гибелью, и она бы полна решимости не угодить в неё. Но очень скоро ветер в долине начал усиливаться. Он дул всё сильнее и сильнее, поднимая в воздух клубы красного песка. Прошло всего несколько минут, и долина была охвачена полномасштабной песчаной бурей.
  727. Луна была раздражена и озлоблена, но всё же понимала, что идти буквально вслепую было не вариантом, поэтому быстро нашла укрытие. Она пристроилась под наполовину погребёнными в песке останками какой-то древней статуи, хотя её внешность из-за времени и эрозии стала неразличимой. Посылая проклятья песчаной буре, принцесса-аликорн сидела там и предавалась тягостным думам.
  728. Прошло много минут, завывающий вихрь начал стихать, и уши Луны навострились. Она услышала звук. Он был слабым, но становился громче. Это был звук чего-то твердого, стучащего по камню и почему-то казавшийся… знакомым.
  729. Помотав головой, чтобы отвести от себя подобные мысли, Луна попятилась в тень разрушенной статуи. Обратившись к своей боли и раздражению, она призвала могущество Тёмной стороны Силы. Изгибая и придавая форму тёмной энергии, она приготовилась выпустить телекинетический удар по любому, кто издавал этот звук.
  730. Минуты всё шли и шли, пока песчаная буря не прекратилась совсем, и звук стал намного громче. Он отдавался неестественным эхом по долине, как будто желая быть услышанным – или, по крайней мере, кто-то хотел, чтобы его услышали. Луна понятия не имела, почему кто-то в этой Богом забытой смертельной ловушке захотел быть услышанным, особенно с такими тварями, как тук’ата, под боком.
  731. Наконец, после бесчисленных минут ожидания, источник шума оказался почти над ней. К этому моменту она даже желала, чтобы он, наконец, показал себя и пал от её копыта. Тогда она сможет перестать тут прятаться и продолжить начатое. Её мышцы напряглись, когда она почувствовала, что он был точно над ней. Она осторожно выглянула из своего укрытия.
  732. И тут у неё отвисла челюсть.
  733. – С-Селестия?
  734. Белая шерсть и радужная грива, которые принцесса видела так часто, метнулись при звук испуганного голоса Луны. Ночная принцесса увидела столь знакомые фиолетовые глаза. C синяками и усталые, но это без сомнения были глаза её сестры.
  735. – Лулу? – выдавила белый аликорн, её голос был хриплым.
  736. – Тия? – Луна едва могла сдержать радость и облегчение. – Сестра, это правда ты?
  737. – Лулу! – крикнула Селестия, бросившись к сестре с сияющими от радости глазами.
  738. Она позабыла обо всех мерах предосторожности, забыла свои страхи и боль, её переполняла радость от воссоединения со своей сестрой после всего, что было. Луна выскочила из своего укрытия. Оба аликорна, спотыкаясь, встретились на пыльном дне долины и крепко обнялись.
  739. – О, слава всем богам, ты в порядке! – воскликнула Селестия. – Я так волновалась! Когда они забрали тебя… когда заклинание перенесло меня сюда… я думала.. я думала…
  740. – Как ты сюда попала? – спросила Луна. – Зачем ты вообще захотела оказаться здесь?
  741. Селестия ласково улыбнулась, когда они, наконец, выпустили друг друга из объятий.
  742. – Зачем? Лулу, как ты можешь вообще спрашивать об этом? Ради тебя, конечно!
  743. – Но… как ты попала сюда? – поинтересовалась тёмная аликорнша, её ум всё ещё пытался найти объяснение такому невероятному повороту событий.
  744. – Когда они забрали тебя… – заколебалась Селестия, потупив глаза. – Когда Империя украла тебя… я так волновалась! Я понятия не имела, где ты! Не знала, чего они хотят! Никто мне ничего не говорил! Я не могла выяснить, куда тебя забрали и когда ты вернёшься.
  745. – Если вообще вернусь, – добавила Луна.
  746. Селестия кивнула.
  747. – Вот именно. Поэтому я искала и искала, пока кое-что не нашла. Старый вид магии. Формы, существовавшей ещё до нас.
  748. Луна изумилась. Это же десятки тысяч лет назад! Где, чёрт возьми, её сестра могла раскопать что-то из такой древней эры, и притом полезное?
  749. – Я хотела, чтобы оно отправило меня к тебе, но… – Селестия огляделась. – Оно отправило меня сюда. В это ужасное место. Я не знаю, где я. Я не знаю, как долго я тут нахожусь. Но я чувствую себя такой… слабой.
  750. – Слабой?
  751. – Дело в здешнем солнце, – сказала Селестия, с болью и ненавистью взирая на красный шар. – Оно меня ненавидит. Оно считает меня угрозой. Оно высасывает мою силу и пытается меня убить.
  752. – Чума тебе, презренный обитатель чёрных глубин! – ругнулась Луна на звезду, посмевшую навредить её сестре.
  753. – В любом случае… я брожу по этому месту уже давно. Я не слышала и не видела никого и нигде.
  754. – Будь спокойна, дорогая Тия, – Луна ткнулась мордой в шею сестры и горячо её обняла. – Мы снова вместе. И вместе мы одолеем это презренное место.
  755. – Как трогательно, – раздался другой голос.
  756. Луна подпрыгнула на месте и быстро огляделась. Ничего… ничего… ничего… там! На другой разрушенной статуе стояла фигура. Очень знакомая фигура.
  757. Уши Луны прижались к голове так сильно, как будто по ним прошлись утюгом. Её глаза стали размером с блюдца. Она съёжилась, всё облегчение и счастье тут же покинули её, когда она увидела то, что увидела.
  758. – Нет… – выдохнула она. – Нет… это не можешь быть ты!
  759. Фигура хихикнула и кувыркнулась со своего каменного насеста. Звук тяжёлых ног, приземляющихся на каменистую почву, отдался эхом по всей долине. Зажглись световые мечи. Плащ фигуры развевался на ветру.
  760. – А почему бы и нет? – сказал Генерал Гривус.
  761. Глава 11. Встреча с Гривусом
  762.  
  763. Генерал Гривус приближался к испуганным аликорнам шаг за шагом, его когти громко лязгали по каменистой почве. С синим и зелёным световыми мечами наперевес, огромное кибернетическое чудовище быстро сокращало дистанцию между ними. Принцессы Луна и Селестия съёжились при неожиданном появлении их старого врага, но Луна в особенности. Обрубок её рога страшно заныл, когда она вспомнила, как пылающий световой меч Гривуса прошёлся по нему три года назад.
  764. – Ты… – выдавила Луна, – Ты н-не можешь быть тут! Ты м-мёртв!
  765. Гривус хихикнул, не сбавляя шага.
  766. – И что, если мёртв? Это земля мёртвых, принцесса. Такие мелочи здесь ничего не значат.
  767. – Ты п-просто… – Луна сделала несколько шагов назад, но была слишком шокирована таким поворотом событий, чтобы сделать что-то ещё. – Ты п-просто н-не что иное, как иллюзия! – заявила она, указывая на него копытом. – Ты просто привидение, взятое из Нашего п-прошлого духами э-этого места! Ты н-не можешь навредить…
  768. – Вот тебе иллюзия!
  769. Гривус, к этому моменту уже нависший над Луной, лягнул её когтистой ступнёй. Удар пришёлся на скулу тёмного аликорна, выбив ей несколько зубов и отправив в полёт. Луна тяжело рухнула на каменистое дно долины, прокатившись по инерции ещё несколько метров перед тем, как остановиться.
  770. Увидев свою сестру раненой, чувство ступора оставило Селестию, уступая место мрачной решимости. Пока Луна поднимала трясущиеся ноги, истекая кровью из старых забинтованных ран, она увидела, что её сестра с видимым усилием создала вокруг своего рога сияющее золотое поле. Луч золотой магии вырвался из него и направился в киборга. Два световых меча тут же скрестились перед Гривусом, поймав луч и рассеяв его без вреда для себя.
  771. Прежде, чем Селестия успела атаковать снова, Гривус кинулся к ней. Он махнул обоими мечами с разных углов. Украденные клинки описали две дуги, устремляясь к голове белого аликорна. Она пригнулась, сумев уклониться от пылающей смерти всего на несколько дюймов, и отползла назад. Но она не смогла увернуться от последовавшего за этим удара.
  772. Селестия отлетела назад в ту же секунду, когда нога Гривуса соприкоснулась с её грудью, её вес и размер не имели никакого значения перед кибернетической мощью. Она рухнула на землю лицом вниз, проехав по покрытой песком каменистой почве к копытам сестры.
  773. – Тия, вставай! – Луна потрясла свою сестру, пока Гривус топал к ним.
  774. Селестия стонала от боли, глаза Луны неистово метались между ней и быстро приближающимся киборгом. Призвав Силу, которая была здесь, Луна дёрнула голову вперёд и послала невидимый телекинетический разряд в Гривуса. Каким-то образом он его предвидел, заслонив грудь обеими руками. C рыком, Гривус преодолевал толчок Силы, его прочный корпус трясся, но не сдвигался назад ни на один миллиметр. Луна попыталась привязать его ноги к земле очередным телекинетическим захватом, но киборг бесцеремонно разорвал невидимые путы, как будто их и не было.
  775. У Луны отвисла челюсть от удивления. Сила, которую она использовала против тук’ата, была всё ещё здесь – она ощущала ледяную мощь Тёмной стороны, наполнявшей это место. Так почему ничего не работало?
  776. Сконцентрировавшись как следует и пытаясь игнорировать ощущения возрастающих боли и усталости, принцесса мысленно вернулась к вторжению Гривуса на Эквус. Десятки тысяч погибших, миллионы бездомных, Эквестрия в руинах, их свобода оказалась принесённой в жертву Империи – всё из-за существа, которое сейчас стояло перед ней. Сосредоточившись на своей ярости, на несправедливости и ненависти к виновнику всего этого, глаза Луны снова зажглись жёлтым цветом. Она собрала все эти чувства воедино, создав молнию, которую могла призывать в такие моменты, и с криком выпустила её. Сверхъестественная голубая молния разрезала воздух и набросилась на Генерала Гривуса.
  777. И ничего не произошло.
  778. Киборг просто стоял на месте, скрестив световые мечи. Он встретил молнию в лоб. Она искрила и трещала, налетев на синий и зелёный клинки, но не потекла дальше и не задела Гривуса. Скрещенные мечи поглотили каждый вольт без труда. Сколько бы энергии Луны не призывала, она не могла пробить его барьер. Хуже того, Луна почувствовала, что могущество Силы ускользает, когда её израненное тело начало поддаваться. Молния вскоре угасла, и пылающий жёлтый цвет её глаз сменился обычным голубым.
  779. – Твои маленькие уловки не спасут тебя в этот раз, – сказал Гривус. – Может, тебе и повезло один раз, но здесь нет Республики, чтобы тебя спасти. Хе-хе-хе-ха-ха-ха!
  780. У Луны отвисла челюсть от удивления. Её мощнейшая атака Силы, та же самая, что отправила Гривуса в полёт с утёса в Кантерлоте… оказалась совершенно бесполезной. Неужели это и вправду был дух-ревенант Генерала Гривуса, восставший из могилы, чтобы уничтожить её? Или он каким-то образом выжил в Войне Клонов и явился мстить? Или это было сразу и то, и другое? Но куда важнее было другое: разве это сейчас было важно?
  781. – Лулу, – выдохнула Селестия, когда пришла в себя. – Беги.
  782. Быстро подняв свою сестру, Луна так и сделала.
  783. Гончая-тук’ата осматривала окрестности Долины Тёмных лордов. Стоя на вершине древней, выветрившейся статуи, изображающей могущественного лорда золотого века Империи ситхов, она могла просматривать местность на несколько километров во всех направлениях. Она сидела тут уже несколько дней, преданно охраняя этот участок огромной долины. Лорды ситхов, которые создали чудовище и весь его род для защиты своих гробниц, давно умерли, но тук’ата была преданы даже мертвецам и не собирались покидать это место, пока были живы сами.
  784. В настоящий момент она внимательно следила за нарушительницей, о которой её предупредили товарки. Та прикончила двух членов стаи и ранила ещё одну на входе в долину. Это было весьма необычно, и поэтому она представляла большую опасность для гробниц их хозяев, чем те немногочисленные расхитители гробниц и прочий сброд, который время от времени тут показывался. Её нужно было уничтожить, но только в подходящее время или когда она начнёт напрямую угрожать священным гробницам. Стая не могла себе позволить регулярно нести большие потери – она слишком медленно восстанавливала свою численность.
  785. Зоркие красные глаза существа заметили маленькое облако пыли на границе обзора. Тук’ата сменила позицию, запрыгнув на вытянутую руку статуи, чтобы получить обзор получше. К удовольствию чудовища, вскоре оно смогло разглядеть это облако получше. Кто-то передвигался, это точно, и он был не из её стаи. Он продвигался вглубь долины, к священным усыпальницам, которые гончие были призваны защищать.
  786. Тук’ата спрыгнула со своей наблюдательной позиции с поразительной скоростью и изяществом, её разум был сосредоточен только на том, куда направлялся нарушитель. Стая должна узнать об этом.
  787. Луна и Селестия бежали галопом по красно-коричневому песчанику Долины Тёмных лордов на чистом адреналине. С четырьмя ногами вместо двух и своими крупными размерами они легко оторвались, и теперь прорывались по усеянному валунами дну долины. Они уклонялись от выступающих камней и сломанных статуй с грацией, присущей бессмертным, словно обтекая препятствия, встающие у них на пути.
  788. Позади них, подобно огромному металлическому насекомому, стремглав нёсся Генерал Гривус. Его руки разделились на четыре, а ноги изогнулись, и с шестью конечностями он начал нагонять аликорнов. Он карабкался, прыгал и переползал всё, что попадалось ему по пути. Не так изящно, как аликорны, зато не менее эффективно.
  789. Луна, метнув голову назад, послала ещё одну волну энергии Силы в Гривуса, пытаясь его замедлить. Каким-то образом киборг оказался к этому готов. Краем глаза принцесса заметила, что он поднялся с земли и проворно сделал обратное сальто, а невидимая волна разбила скалу позади него. Киборг приземлился на все шесть конечностей. Ничуть не замедлив хода, он начал заметно сокращать дистанцию между собой и своей добычей.
  790. Тяжело дыша от приложенных усилий по призыву такой мощной магии во время бега, Луна заметила, что Селестия попыталась сотворить и своё заклинание. Болезненно морщась от усилия, золотистая магия белого аликорна объяла обелиск. Прорычав от напряжения, она мотнула головой, и древний камень сломался. Со звуком, напоминающим вопль агонии, монумент ситхов обрушился в тот же момент, когда сёстры пробежали под ним, подняв огромное облако красной пыли.
  791. Луна наградила сестру лёгкой улыбкой, но если Селестия её и увидела, то не отреагировала. Вместе они продолжили своё бегство вглубь долины. Очень скоро металлическое клацание позади дало принцессам понять, что манёвр Селестии только дал им небольшую фору. Луна поднажала, несмотря на протесты своего израненного тела, которое молило хотя бы о небольшой передышке. Она не могла остановиться, поэтому Луна была вынуждена терпеть боль и преодолевать усталость. Хуже того, ей приходилось одновременно высматривать препятствия впереди и отчаянно искать пути к бегству или то, что могло бы дать ей преимущество. Всё вместе создавало невыносимую нагрузку, и её запас энергии стал иссякать.
  792. Тёмный аликорн слышала звук металла, лязгающего по камням, он становился громче с каждой минутой. Они увидели первую из многих гробниц, выстроенных для древних лордов ситхов. Её шаг замедлился, её усталые ноги были неспособны продолжать бежать на такой скорости. Луна неистово озирала долину, отчаянно выискивая…
  793. Захватчица.
  794. Луна споткнулась, голос шокировал и дезориентировал её. Она едва удержала равновесие и уже слышала, как Гривус приближается, воспользовавшись этой заминкой. Стиснув зубы, она собралась с духом и, игнорируя голос в своей голове, заставила свои ноющие ноги перейти на галоп.
  795. И тут голос заговорил снова.
  796. Богохульница.
  797. В этот раз принцесса ночи не испугалась, но была поражена тем, что услышала шёпот в своей голове. Она что, начала ломаться под тяжестью всего произошедшего с ней?
  798. Нарушительница.
  799. Она что, перегрелась на солнце?
  800. Смерть ждёт тебя, осквернительница.
  801. Может, это из-за кровопотери?
  802. Твоя плоть станет нашей игрушкой.
  803. Или, может быть… может быть… Инквизитор была права насчёт призраков в этом месте.
  804. Твоя душа будет стонать в муках целую вечность.
  805. – Тия! – смогла выкрикнуть Луна, подавив боль, усталость и голоса в своей голове.
  806. – Лулу? – крикнула в ответ Селестия сквозь стук копыт и металлический лязг.
  807. – Сестра, – выдохнула Луна. – Лети… улетай… отсюда!
  808. – Что? – опешила белый аликорн.
  809. – Ты всё ещё… можешь летать. Ты должна покинуть… это место! – выговорила она.
  810. Рациональный ум Луны подсказывал ей, что она, скорее всего, была обречена. Было разумным убедиться в том, что её сестра не присоединится к ней – особенно если голос говорил правду насчёт судьбы её души.
  811. – Лулу, я тебя… не оставлю! – крикнула Селестия.
  812. Мы чувствуем твой страх.
  813. – Заткнись! – сорвалась Луна.
  814. – Что? – сказала её сестра.
  815. – Ничего! – соврала Луна. – Тия… ты должна… бежать… по воздуху!
  816. – Наша судьба едина, сестра! Я не дам тебе снова уйти!
  817. – Сестра, не будь… дурой! Подумай… о наших пони!
  818. Твой страх питает нашу силу.
  819. – Я никогда не брошу тебя! – решительно заявила Селестия.
  820. – Пожалуйста! Найди… – Луна задыхалась. – Причину!
  821. Рок несётся к тебе.
  822. – Ничто не заставит меня… оопх!
  823. Но сначала, ещё одна жертва.
  824. Луна глянула вбок и увидела. Селестия споткнулась, её копыто наткнулось на груду камней, и она грузно упала на дно долины. В ту же секунду, когда тёмный аликорн повернулась, полная решимости помочь сестре, несмотря ни на что, она стала свидетельницей ужасного зрелища.
  825. Генерал Гривус, и так почти нагнавший сестёр-аликорнов, бросился в воздух. Луне показалось, что время замедлилось. Четыре пылающих клинка зажглись в его руках во время прыжка, его ноги снова выпрямились. Она с ужасом смотрела, как киборг прыгнул на всё ещё лежавшую на земле Принцессу Селестию. Прежде, чем аликорн смогла подняться на ноги, Гривус приземлился прямо на неё, и его световые мечи прошлись по её великолепным крыльям.
  826. Луна смотрела, как прекрасное оперение было прожжено плазменными клинками, видела, как крылья Селестии были жестоко отделены от её тела. В это мгновение она не смогла даже различить собственный крик от мучительного, душераздирающего вопля её сестры.
  827. Огромного веса Гривуса и неожиданной утраты крыльев было более чем достаточно, чтобы Селестия снова рухнула. Киборг, напротив, быстро поднялся на ноги, возвышаясь над лежавшей ничком аликорншей. Выключив свои световые мечи, Гривус опустил руку и небрежно схватил Селестию за шею. Он поднял всхлипывающую и кричащую кобылу высоко над землёй.
  828. Издав бессвязный и сдавленный крик, полный ярости и ужаса, Луна бросилась на Гривуса. Гнев придавал ей силы, заглушая боль и горечь. Она нашла в себе силы создать ещё одну волну Силы, послав невидимую взрывную волну в кибернетического монстра, и бесстрашно бросилась на него. Но он снова встретил её лицом к лицу. Одного удара в лицо хватило, чтобы отбросить Луну в обратном направлении, и она шмякнулась на дно пустынной долины.
  829. – Я выжег твою нацию, – сказал Гривус на удивление спокойным голосом.
  830. Луна моргнула от удивления и помотала головой, отчаянно пытаясь прочистить глаза от пыли, а также унять головокружение.
  831. – Я убил твоих слуг, – продолжил киборг, вновь зажигая пару световых мечей.
  832. Луна попыталась поднять трясущиеся ноги, но опять упала, когда её тело, наконец, подвело её.
  833. – Я убил твоих друзей.
  834. Гривус приставил световые мечи к шее Селестии.
  835. – А теперь, – сказал он, и его узкие жёлтые глаза, казалось, загорелись. – Я убью твою сестру.
  836. Мечи скрестились.
  837. Принцесса Луна в безмолвном, тихом ужасе смотрела, как её сестра, Принцесса Селестия, лишилась головы. Прекрасное лицо, которое вдохновило бесчисленные произведения искусства и поэзии, замерло навсегда, а его последним выражением была невообразимая агония. Голубые глаза Луны с ужасом следили за тем, как голова аликорна с радужной гривой тихо, со своеобразным изяществом, упала на дно долины.
  838. На мгновение наступила тишина.
  839. – НЕЕЕЕЕЕТ! – услышала Луна собственный крик. – НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
  840. – ХЕ-ХЕ-ХЕ-ХЕ-ХЕ, ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!
  841. Примечание к части
  842.  
  843. Ну вот, мой недолгий "отпуск" завершён. Завтра выложу 12-ю главу. На днях, наконец, провёл косметический ремонт "Дружбы и Гривуса", сверив с текстом оригинала. Оказалось, пропустил два абзаца и десятка два опечаток. Теперь всё исправил. Да, мне эти "коррибанские" главы переводить всё ещё не очень приятно, но после 15-й пойдёт самый экшен и буду выкладывать новые быстрее.
  844. >
  845. Глава 12. Победа над Гривусом
  846.  
  847. Не в первый и не в последний раз по Долине Тёмных лордов пронеслись звуки злорадного хохота и криков. Рык Генерала Гривуса возвещал всему миру о его радости, а Принцесса Луна разрывалась между криками и рыданиями. Как бы она ни пыталась отрицать то, что увидела, её глаза продолжали смотреть на отрубленную голову Селестии, лежащую на дне долины. Слёзы, горькие и жаркие, потекли по пушистым щекам принцессы.
  848. – Хе-хе-хе, ха-ха-ха! – продолжал смеяться Гривус, подняв обезглавленный труп Селестии над головой и швырнув его. Тело аликорна тяжело ударилось о землю с глухим звуком, приземлившись прямо перед Луной. Принцесса ночи с ужасом взирала на обезглавленный, обезображенный труп своей сестры, единственной пони, которая всегда её поддерживала.
  849. Рот Луны быстро открылся и закрылся, подобно рыбьему. Она не издала ни звука, кроме сдавленных всхлипываний. У неё просто не было слов.
  850. – А теперь, – сказал Гривус, сделав шаг вперёд и зажигая световые мечи. – Твой черёд.
  851. Рациональный ум Луны умолк. Будучи сломленной ранами, усталостью, горечью и ужасом, аликорн не могла думать. Вместо этого она обратилась к врождённым инстинктам своего вида, природным навыкам, которые служили пони Эквуса с незапамятных времён. И в этот момент её инстинкты сказали ей бежать. Так она и сделала.
  852. Принцесса Луна сорвалась с места со слепым отчаянием кобылы, которую преследовала сама смерть. Адреналин наполнял её вены, и она чувствовала, что её кровь вскипает. Бег на время заглушил болевой шок и ярость, оставив только стремление убраться из этого места как можно быстрее, и так далеко, куда могли унести её ноги. Даже боль от её ранений стала не более чем глухим звуком в её затуманенном мозгу.
  853. Луна неслась по Долине Тёмных лордов со скоростью ветра. Её страх даже без её ведома обратился к Силе, чтобы увеличить её и без того выдающиеся спринтерские способности. Посторонний наблюдатель увидел бы не аликорна, а движущееся тёмно-синее пятно. Она перепрыгивала острые скалы, проскакивала статуи и бежала только вперёд, несмотря на ноющие раны. За ней со всех ног нёсся Гривус.
  854. Каким-то невообразимым образом киборг сравнялся с ней по скорости. Все шесть конечностей снова были в «насекомообразной» форме, и он передвигался по долине так же легко, как и раньше, кувыркаясь, уклоняясь, карабкаясь и переползая любые преграды. Глаза ящера пылали от ярости и были полностью сосредоточены на его цели. Мало-помалу дистанция между ними сокращалась.
  855. Смерть идёт за тобой.
  856. Голос в её голове продолжал нашёптывать и злорадствовать.
  857. Душа твоей сестры сейчас с нами.
  858. Луна пыталась не обращать внимания на звук, но его было слышно даже сквозь завывание ветров, которые становились сильнее с каждой секундой.
  859. Она корчится в вечных муках.
  860. Красные пески Коррибана пробудились ото сна от дуновения ветра, вздымаясь ввысь облаками и пыльными бурями.
  861. Она выкрикивает твоё имя в муках.
  862. Начавшаяся песчаная буря была самой сильной из всех, которые Луна видела на планете, и это говорило о многом. Она полностью накрыла Долину Тёмных лордов, ухудшая видимость на мили вокруг. Скорость, с которой она распространялась, была поразительной. Луна была вынуждена щуриться каждые пятнадцать секунд.
  863. Ветры только набирали скорость, бросая песок в принцессу. Это было не только отвратительно и пачкало её шерсть, но ещё и очень болезненно. Красная дрянь попадала повсюду, разъедала старые раны и въедалась в шерсть, создавая новые. Она летела в её голубые глаза, сильно раздражая роговицу. Луна всё время моргала, её налитые кровью глаза сильно слезились, отчаянно пытаясь избавиться от ужасного жжения и зуда.
  864. Ослеплённая песком и слезами, двигаясь на сверхъестественной скорости, Луна, естественно, была неспособна смотреть, куда она бежит. В итоге аликорн не сумела заметить, как перед ней возник кусок песчаника, и врезалась в него обеими передними ногами. Луна рухнула лицом на песчаную, каменистую землю. Маленькие острые камешки нанесли ей множество маленьких порезов, пока она кувыркалась по инерции.
  865. Ты снова её увидишь, и очень скоро.
  866. Луна издала ещё один стон и заставила себя подняться на ноги. Когда ей это удалось, уши принцессы-аликорна дёрнулись. Сквозь завывание ветра она могла различить только характерное лязганье металла по камню, которое становилось громче с каждой секундой. Она сглотнула. Гривус был близко.
  867. Глаза принцессы отчаянно озирались по сторонам. Ей нужно было найти укрытие от бури, это было уже понятно, но она не видела вокруг ничего, кроме набегающих одна за другой волн красного песка, которые скрывали всё остальное. Она видела не дальше нескольких шагов, в каком бы направлении она не смотрела и как бы сильно ни щурилась. Позади неё звуки шагов Гривуса становились громче. Она могла только молиться о том, что пески мешали ему так же сильно, как и ей.
  868. С верной смертью на хвосте и фактически временно лишившись зрения, у Луны не оставалось выбора. Закрыв свои опухшие, слезящиеся голубые глаза, она собрала остатки сил и обратилась к своим скудным сверхъестественным чувствам. Когда страх и горечь утраты усилили её инстинкты, Луна повернулась и продолжила бежать.
  869. Аликорн бежала медленно, намного медленнее, чем до этого. Она вновь с головой погрузилась в пыльную бурю. Ветра обрушили на неё дождь из красного песка, который вгрызался в её плоть и заставлял её кровоточить. Луна, не обращая внимания на боль и завывание ветра, постаралась унять учащённое сердцебиение и сосредоточилась на том, чтобы идти вперёд, даже вслепую. Она несколько раз задевала какие-то объекты и один раз чуть не споткнулась. Несмотря на её ожидания, песчаная буря не утихала. Наоборот, она становилась только сильнее по мере того, как Луна углублялась в долину.
  870. Тем не менее, после полуминутного бегства через плотные облака песка практически вслепую, усилия Луны были вознаграждены. Бесконечный поток песка внезапно прекратился. Осторожно приоткрыв один глаз, Луна увидела, что вбежала в тёмное, высеченное в скале здание из красного и чёрного камня. В усыпальнице было полно статуй и жутких символов, значения которых она не понимала. Снаружи продолжала бушевать песчаная буря.
  871. Луна делала глубокие вдохи, стараясь перевести дыхание. Впервые за значительное время у неё появилось время для отдыха. И когда она отдышалась, эмоции, переполнявшие её после того, как она увидела гибель сестры, взяли верх. Горькая печаль сокрушала её, а также её обуревала неистовая злость на всех: на Гривуса за то, что убил Селестию, на Селестию за то, что не стала слушать её и улетать, и больше всего на саму себя за то, что не смогла её спасти. Принцесса ночи упала на колени, дав волю скорби и отчаянию. Но ей нельзя было долго горевать.
  872. Он узнает, что ты здесь. Мы скажем ему.
  873. Луна проигнорировала голос в своей голове, который звучал сильнее и отдавался эхом после каждого слова. Она была слишком сосредоточена на своих внутренних переживаниях, чтобы думать о том, что он говорил.
  874. Сколько Луна так пролежала, хныкая, жалкая, одинокая и никому не нужная, она не знала. Ей нечем было измерять время, да и не было особого желания это делать. Её рыдания отдавались эхом от тёмных стен гробницы и по её многочисленным залам.
  875. – Тия… – стонала она в перерывах между всхлипываниями. – Прости Нас, дорогая Тия. Пожалуйста… Мы не были… достаточно сильны, чтобы спасти тебя… недостаточно сильны для того, чтобы спасти наших пони… – Луна уткнула голову в копыта и заплакала. – Мы жалкое подобие принцессы, и теперь Наша неудача стоила тебе жизни! Пожалуйста… где бы ты ни была… прости Нас.
  876. Твоё жалкое нытьё столь же ничтожно, как и твои жалкие попытки сражаться.
  877. Луна помотала головой, стараясь вытряхнуть то, что теперь казалось сборищем множества голосов, повторявших одно и то же. Но затем её уши невольно вскочили, дёргаясь в ответ на раздражитель. Она снова услышала знакомое лязганье металла по камням.
  878. Смерть пришла за тобой, слабачка.
  879. Действуя больше на инстинктах, чем благодаря рассудку, Луна побежала снова, спасаясь от демонического киборга, преследовавшего её. Не останавливаясь и не раздумывая, она выбрала один из множества неосвещённых коридоров, которые вели вглубь гробницы, и бросилась по нему. Звук позади быстро исчез в никуда, но голоса не были столь же услужливыми.
  880. Твои привязанности мешают тебе. Твоя трусость сделала тебя слабой.
  881. Луна продолжала нестись вслепую по усыпальнице. Она слышала звуки возни полчищ насекомых, пока бежала, но даже её глаза не могли ничего различить в кромешной тьме. Только Сила вела её.
  882. Ты умрёшь здесь и станешь нашим телом и душой.
  883. Аликорн устремилась вглубь усыпальницы, ведомая инстинктами и страхом. Её копыта поднимали в воздух клубы тысячелетней пыли.
  884. Покорись нам, и мы быстро положим этому конец. Будешь сопротивляться, и умрёшь в мучениях.
  885. – Никогда! – яростно крикнула Луна. – Мы не подчинимся тебе!
  886. Тогда Принцесса Луна умрёт здесь.
  887. У аликорна не было времени обдумать эту немного странную фразу, потому что она увидела нечто, когда проскочила арку. Четыре кристалла, встроенные в стены, начали излучать тусклый, слабый красный свет. Луна обнаружила, что находилась в маленькой прямоугольной комнате, выделанной красным камнем. Стены, пол и потолок были усеяны тысячами нечитаемых символов. Также на стенах были изображены сцены с гуманоидом в маске в форме черепа, который держал в руках световой меч и сражался с множеством самых разных противников, начиная другими владельцами световых мечей и кончая огромными чудовищами и целыми армиями. Все рисунки были в удивительно хорошем состоянии, как будто их нарисовали только вчера.
  888. В центре комнаты располагалась прямоугольная же яма, в которую вели четыре винтовые лестницы. Внизу, выставленный на всеобщее обозрение, лежал чей-то гроб, накрытый большой каменной плитой. Усеянные бесчисленными символами и инкрустированные элегантными красными и фиолетовыми камнями, и плита, и гроб явно были очень древними и ценными. Более того, Луна почувствовала, что из этого места сочилась мощная энергия Тёмной стороны, распространяясь по галактике, подобно миазмам.
  889. Осмотр всего этого занял у неё всего пару секунд. Однако от дальнейших размышлений её тут же отвлекло осознание леденящего до ужаса факта: отсюда не было другого выхода. Она зашла в тупик. Быстро развернувшись, аликорн было побежала в обратном направлении, но тут же остановилась, услышав пугающе знакомый звук. Сердце Луны ёкнуло, её грудь сдавил страх. Гривус был здесь. Он её нашёл.
  890. Луна попятилась обратно в усыпальницу, когда звук приближающегося киборга, отзывающийся эхом по всему зданию, начал становиться громче. Аликорн продолжала отступать глубже в погребальную камеру ситхов, спускаясь вниз по одной из лестниц, не останавливаясь до тех пор, пока не прижалась к каменному гробу в центре комнаты.
  891. И тут в арке показалась огромная фигура её архиврага в броне цвета кости. Он казался более высоким и энергичным, чем когда-либо. В его жёлтых глазах была видна сила и решимость. Гривус прошествовал в усыпальницу, его зажжённые мечи добавили света к тому, что испускали магические кристаллы.
  892. – Итак, – сказал Гривус. – Гробница. Подходящее место, чтобы покончить со всем, не находишь?
  893. Луна ничего не ответила, на неё нахлынули тяжкие воспоминания о том, как этот монстр сжёг Эквестрию, искалечил её и обезглавил её сестру.
  894. – Хе-хе-хе, – Гривус ступил на лестницу, ведущую к гробу. – Я долго ждал этого дня. Очень долго.
  895. – Раргх! – Луна, подавив переполняющее её чувство страха, ринулась вверх по лестнице прямо на Гривуса. Тот просто отвесил ей пинка.
  896. Луна скатилась вниз, ударившись о плиту, прикрывающую гроб ситха, и перекатилась через неё. Она свалилась с другой стороны, сильно ударившись о покрытый символами каменный пол.
  897. – Тебе меня не победить, – сказал Гривус, обходя гроб. – Тебе от меня не убежать.
  898. Луна с усилием попыталась подняться, но она уже перенапрягла своё тело больше его естественных пределов. И перед лицом неминуемой гибели даже могущество Силы покинуло её, не желая наполнять её мышцы энергией. Её раненые ноги сильно тряслись, и в конце концов подкосились. Она снова рухнула на пол.
  899. Гривус, описав круг, навис над Луной.
  900. – И у тебя не осталось друзей, чтобы спасти тебя из огня.
  901. Луна взглянула киборгу в глаза. Голубое и жёлтое смотрели друг на друга в последний раз.
  902. Голоса в голове Луны снова заговорили.
  903. Ты умрёшь.
  904. – Нет, – прохрипела Луна. – Всё не может… так закончиться…
  905. – Ещё как может, – расхохотался Гривус. – Хе-хе-хе, ха-ха-ха-ха-ха!
  906. – Нет… – прошептала Луна своим слабеющим голосом, больше для самой себя. – Нет…
  907. Гривус поднял над головой синий световой меч.
  908. – Есть что сказать на прощание?
  909. Луна смогла лишь гордо посмотреть ему в глаза.
  910. – Нет? Тогда умри.
  911. Клинок опустился.
  912. Внезапно время вокруг Луны остановилось. Она не могла двигаться, не могла даже перевести взгляд, но и Гривус тоже оставался неподвижным. На долю секунды всё вокруг неё впало в стазис. Мысли проносились в её голове одна за другой, что случилось, гадая, была ли это смерть. Если она была мертва, то жестокие призраки приговорили её к вечному созерцанию своих последних мгновений в мире живых.
  913. И тут был заключён договор.
  914. Никто не обменялся ни единым словом, ибо как может говорить тот, у кого нет голоса? Не было ни разговора, ни торга, ни витиеватых переговоров. Выбор был простым и тем же самым, который ей дали раньше: подчиниться и получить всё, чего жаждало её сердце, или погибнуть.
  915. Но Луна была уже далеко не той кобылой, что прежде. Гордая принцесса ночи стала свидетелем тому, как её страна была разрушена, её город был сожжён, подданные вырезаны, а затем и её собственная магия была украдена у неё. Она годами беспомощно взирала, как её мир захватывали силы куда более могущественные, чем она сама. Её похитили с планеты за то, что посмела дерзить Инквизитору, затем она прошла суровую подготовку в древнем пристанище Тёмной стороны. Она видела, что её мораль и милосердие ничего не смогли добиться. Она не смогла спасти тех, кого любила, включая сестру, которая была ей дороже любой другой пони. В таких тяжёлых условиях она не могла себя винить за то, что выбрала подчинение вместо того, чтобы стать мученицей.
  916. И она подчинилась.
  917. Плита, лежавшая над гробом ситха, разлетелась на части, и её обломки разбросало по комнате. Древний цилиндр выскочил из места своего упокоения, сбросив многовековую пыль. Пылающее багровое лезвие ожило в первый раз за долгое время, и встало на пути синего. Мечи столкнулись, высекая яркий сноп искр.
  918. – Чего… – жёлтые глаза Гривуса расширились. Он быстро выхватил и зелёный клинок, но древний световой меч ситхов перехватил его, озарив вспышкой своды комнаты. Киборг сделал шаг назад.
  919. Луна поднялась из положения ничком у изголовья гроба с мрачным выражением лица. Её раны мгновенно испарились, к ней вернулось былое самообладание. Казалось, она стала выше и отбрасывала длинную тень. Её застывшие грива и хвост снова начали развеваться на невидимом ветру и сверкать звёздами. Краем глаза она видела, как смутные образы неизвестных призрачных существ летали в воздухе и возбуждённо перешёптывались между собой.
  920. – Что ещё за чертовщина тут… ааргх!
  921. Прежде, чем Генерал Гривус успел договорить, Луна атаковала его. Она дёрнула головой вперёд, и мощнейшая волна энергии Тёмной стороны сбила с ног киборга-генерала, и он врезался в покрытую символами стену с тяжёлым хрустом. Он пытался сопротивляться её давлению, но невидимые кандалы, наложенные Луной, прочно удерживали его на месте. Через мгновение, пренебрежительно мотнув головой, она вырвала световые мечи из его рук, и они загремели по каменному полу, укатываясь в темноту.
  922. В жёлтых глазах Луны читалось злорадство. Она широко улыбнулась.
  923. – Генерал Гривус, 866 года рождения, – сказала она, приближаясь к нему с красным световым мечом, парившим рядом с ней в телекинетическом захвате. – Ты виновен во множестве ужасных преступлений. Ты признаёшься во лжи и предательстве виновным, в геноциде и массовых убийствах виновным, – она сделала паузу, наслаждаясь моментом. – И приговариваешься Нами к смерти.
  924. Багровый световой меч, повинуясь воле Луны, полетел в цель и поразил Гривуса прямо в сердце.
  925. Киборг издал мучительный предсмертный вопль, когда плазма прожгла его броню и плоть. Через несколько секунд клинок пронзил его насквозь и впился в каменную стену с иероглифами позади. Луна вдавливала меч глубже и глубже, вдоволь упиваясь своей бешеной ненавистью и наслаждаясь его криками. Только когда она всадила его по рукоятку, она, наконец, остановилась.
  926. Киборг, к немалому удовольствию Луны, продолжал корчиться в муках и кричать. И тут… он взорвался. Огромная волна красного песка и трескучего синего электричества вырвалась из образа побеждённого Гривуса, круша и опустошая усыпальницу. Луна бесстрастно выдержала этот шторм, легко защищая себя от того, что могло оказаться действительно опасным.
  927. Затем, так же неожиданно, как он налетел, шторм прекратился, и Принцесса Луна осталась одна в глубине гробницы ситхов в Долине Тёмных лордов.
  928. Глава 13. Тёмное будущее
  929.  
  930. Принцесса Сумеречная Искорка сидела в кресле второго пилота «Гармонии», когда корабль вышел из гиперпространства. Она, немного колеблясь, использовала заклинание, чтобы снова трансформироваться в человека. Это было неудобно, и она чувствовала себя неестественно даже после долгой практики, и один раз она даже поймала себя на том, что пыталась идти на четвереньках. Похоже, что её заклинание трансформации не наделяло её набором инстинктов, характерных для человека. В мире за зеркалом её тело было куда более удобным.
  931. Спайк удобно устроился у неё на коленях. Она не хотела, чтобы его заметили в галактическом регионе рядом с Эквусом, но на таком отдалении, во Внешнем Кольце, его бы сочли ещё одним из множества видов рептилий, которых держали в качестве питомцев в десятках тысяч миров. Она даже выбрала подходящий вид, чтобы назвать, если спросят: селлианская мерцающая ящерица, ходящий на двух ногах вид рептилий, которых разводили ради их красивой чешуи.
  932. За десятки тысяч миль от них, но ближе с каждой секундой была планета Серенно, прекрасный мир густых лесов и голубых океанов. Аристократические семьи, которые там правили, тщательно избегали чрезмерной индустриализации своего мира. Но куда важнее были огромные богатства и политическое влияние, которыми обладала аристократия планеты, даже несмотря на то, что поддерживала проигравшую в Войне Клонов сторону.
  933. Звёздный разрушитель класса «Венатор» висел на стационарной орбите над северным полюсом Серенно, служа напоминанием о том, кому теперь подчинялась эта система. Маленькие пикеты и эскадроны истребителей вели патрулирование вокруг планеты, больше для демонстрации силы, потому что их явно не хватало для того, чтобы контролировать такое пространство. Трафик по стандартным космическим маршрутам был загружен, и «Гармонии» не составило особого труда присоединиться к процессии кораблей, направлявшихся на поверхность планеты. Хотя это заняло немного больше времени, чем она ожидала (всё из-за нервотрёпки с представителями имперской таможни), они, наконец, прибыли на место.
  934. Через несколько минут комлинк корабля снова активировался.
  935. – Корабль «Гармония», – сказал женский голос. – Это центр управления полётами Серенно. Укажите пункт назначения.
  936. – Каранния, – ответила Искорка. Это была столица планеты.
  937. – Причина визита?
  938. – Персональный отпуск.
  939. – Принято. Сохраняйте текущий курс и ожидайте дальнейших указаний.
  940. Искорка и Спайк молчали, пока их дроид-пилот пристраивал фрахтовик в поток судов, прибывающих на Серенно. Через несколько минут планета начала приближаться. Комлинк пока молчал. Замаскированная аликорн нервно поглядывала на имперский патрульный корабль – новенький VT-49 «Дециматор», если она не ошибалась, который медленно летел над потоком кораблей, почти наверняка сканируя их во время полёта. Но он пролетел над ними без происшествий, устремляясь дальше в чёрную пустоту.
  941. Наконец, голос вернулся.
  942. – «Гармония», вам разрешена посадка в космопорте Караннии Налджу, посадочный ангар номер 347, – сообщила женщина. – Следуйте указанному курсу до посадочной площадки и оставайтесь на корабле и ожидайте прибытия сотрудников таможни.
  943. – Есть, мэм, – ответила ей Искорка.
  944. – Желаю приятного времяпровождения. Центр управления, отбой.
  945. Серенно становилась всё больше и больше, пока зелёно-голубая планета не оказалась настолько близко, что из кабины не стало видно ничего другого. «Гармония» медленно нырнула в атмосферу. Когда она прошла облака, открылся вид на поверхность планеты. Густые леса из высоких лиственных деревьев раскинулись на мили во всех направлениях, разделённые сверкающими озёрами, на берегах которых время от времени попадались элегантные поместья. Вдалеке виднелись высокие горы, вершины которых были покрыты снегом. В парящих в воздухе дворцах знати проводились торжественные приёмы. Пока они всё это пролетали, Искорка вынуждена была признать, что ландшафт планеты был прекрасен. Трудно было представить, что зло пустило корни в столь миролюбивом месте.
  946. Наконец, показалась и сама Каранния. Архитектура древней столицы сочетала в себе элегантную классику с современным хай-теком. Растянувшись на многие километры, Каранния была домом для бесчисленных миллионов людей и небольшого количества инопланетных жителей и гостей столицы.
  947. У Искорки, однако, было не так уж много времени, чтобы рассмотреть город, потому что очень скоро её корабль достиг назначенного космопорта. Воздушные двери посадочного ангара открылись, и платформа внизу ожидаемо оказалась пустой. «Гармония» медленно приземлилась. Искорка прибыла на Серенно.
  948. На Коррибане, в Долине Тёмных лордов, Принцесса Луна смеялась. Давно она не чувствовала себя так хорошо – долгие годы! Могущество Тёмной стороны Силы свободно текло по её телу, омолаживая его украденной эссенцией множества душ, погибших здесь. Её накачанные ноги вновь стали сильными и прочными, и даже крылья, которые начали атрофироваться из-за того, что их не использовали, вновь торчали гордо и величественно, а её грива снова развевалась на ветру, который только она могла чувствовать. Она ощущала приливы и отливы окружавшей её Силы, что подпитывала её мощь, черпая энергию из её сильных эмоций. Она прекрасно знала, что просто отдавшись ей, она стала более могущественной, чем когда-либо за долгое время, и она упивалась этим.
  949. Луна радовалась своей неожиданной победе, наслаждаясь тем, как Генерал Гривус вопил, когда она обрушила долгожданное возмездие на его задницу. Теперь она уже осознала, что это было просто искусственное чудовище, созданное из её кошмаров, песка и магии, но всё равно она была весьма удовлетворена его гибелью. Более того, она поняла, что «Селестия», которую она видела, была не более чем очередным фокусом – её дорогая сестра всё-таки была жива. Для неё это стало огромным облегчением.
  950. Сколько времени Луна так простояла, дико ржа, она не знала, да и ей было плевать на это. Она наслаждалась ощущением могущества после долгого периода беспомощности, упоением сладостной местью, обрушенной на Гривуса, и конечно же, весьма вольными фантазиями о том, какое наказание она приготовит для Империи. В этот момент аликорн была на вершине блаженства, полная дарованной Тёмной стороной силы, и ей казалось, что она способна на всё.
  951. Конечно, как и всё на свете, это подошло к концу.
  952. Луна уже несколько минут представляла себе публичную казнь императора Палпатина, когда всё вокруг неё начало меняться. Всё началось со светящихся красных кристаллов. Один за другим, они замерцали, подобно лампочкам, и угасли. Луна активировала свой украденный световой меч, который зажёгся со знакомым щелчком и шипением, снова озаряя комнату красным светом. Аликорн обратилась к Силе, приготовившись призвать могущество Тёмной стороны, чтобы защитить себя от любой угрозы, какой бы она ни была.
  953. Сквозь плитняк усыпальницы начал просачиваться чёрно-сиреневый туман. Напуганная Луна махнула по нему своим красным мечом, но он прошёл сквозь него. Тем не менее, принцесса заметила, что древнее оружие отреагировало на эту новую силу. Луна в первый раз внимательно рассмотрела световой меч. Его рукоятка была сделана вручную из серебристого кортозиса, устойчивого к световым мечам, с оболочкой из электрума. Две шипастые гарды в виде поперечин располагались по бокам рукоятки, кроме того, каждый её дюйм был исписан волшебными рунами. Сейчас эти руны светились тусклым белым светом, некоторые сильнее остальных. Самый яркий свет исходит из руны, любовно вырезанной на кнопке активации. К своему удивлению, Луна обнаружила, что узнала эту руну, вспомнив данные, показанные ей Инквизитором Цией.
  954. Это был световой меч Дарта Нокса.
  955. До того, как принцесса-аликорн успела осмыслить эту информацию как следует, поток чёрно-сиреневого тумана взорвался. Вырываясь из стен, пола и потолка, густой туман быстро окутал усыпальницу, ухудшая и без того плохую видимость. К удивлению Луны, газ не вызывал удушья и даже не раздражал дыхания. Несколько секунд он просто висел в воздухе, затем собрался в единое целое над разрушенным саркофагом. Было невозможно определить ни отличительные черты, пол или даже вид этого существа. Его голова и лицо были скрыты маской в форме черепа, оно было облачено в бронированную робу, перчатки, сапоги и плотную одежду, скрывавшие каждый сантиметр его тела. Тем не менее, когда оно сложило руки на груди, Луна почувствовала, что оно было очень рассержено.
  956. – Как ты смеешь?! – раздался в голове Луны басистый и несомненно мужской голос. – Как ты смеешь осквернять эту гробницу, богохульница?!
  957. Его гремящий голос, а также эффектное появление и ужасающий внешний вид были довольно пугающими, но Луна отказывалась поддаваться страху. Аликорн стояла на месте, бесстрашно смотря в пустые глазницы маски духа.
  958. – Мы не боимся тебя, Дарт Нокс, – ответила она. – Нам было нужно место твоего упокоения, вот Мы им и воспользовались. Если ты мудр, ты позволишь Нам беспрепятственно уйти. Нам больше нет дела до этого места и Мы не желаем ему вреда.
  959. – Не желаешь вреда? – голос Нокса был полон ярости и возмущения. – Ты пришла сюда, осквернила мой склеп, разрушила мой гроб, повредила мои иероглифы, украла световой меч прямо из моих рук, и у тебя хвататет наглости заявлять, что ты не хотела причинить гробнице никакого вреда?
  960. – Если есть возражения, Мы советуем тебе порешать с тем, кто призвал Генерала Гривуса для того, чтобы напасть на нас, – возразила Луна. – А что до Нас, то Мы получили то, за чем пришли, и не хотим ссориться с тобой. Не пытайся помешать Нам уйти отсюда, и Мы дадим тебе слово, что Наше копыто больше не причинит вреда этому месту.
  961. – Сейчас ты умрёшь, расхитительница гробниц, – заявил призрак Дарта Нокса, поднимая руку. В его пальцах возникла сфера из чёрной энергии, которая заметно снизила температуру в гробнице.
  962. Но Нокс был не единственным, кто мог призвать Тёмную сторону Силы, и его время среди живых прошло уже давно. Его сила была старой и изношенной, как и сама гробница, в то время как Луна была вечно молодой и неуязвимой для эффекта старения. Она инстинктивно сколдовала заклинание сбора. Его сила была такова, что разорвала хрупкие магические матрицы и рассеяла энергию сине-сиреневой волной. В усыпальнице тут же поднялись огромные облака пыли, которые было даже видно при свечении алого меча.
  963. Несколько секунд Дарт Нокс и Принцесса Луна глядели друг на друга. У Луны было нахальное выражение лица, а его собственное было скрыто под неподвижной маской.
  964. – Твоё могущество впечатляет, – признал он. – Но твоя техника лишена утончённости, она грубая. Как же низко пали ситхи, если послали послушника вроде тебя в место моего упокоения.
  965. – Мы не служим ситхам! Мы…
  966. – Ты пляшешь под дудочку ситхов, знаешь ты это или нет, – он сделал паузу. – Тебя могла бы ожидать великая судьба, Принцесса Луна Эквестрии.
  967. – Откуда ты знаешь Наше…
  968. – Но здесь твоя история заканчивается.
  969. Дарт Нокс выпрямил правую руку, указал ей на открытый саркофаг в центре комнаты, и сделал небольшой жест. Он был незамысловатым, быстрым и не особенно впечатляющим. Несколько секунд, казалось, ничего не происходило. Затем раздался жуткий хруст костей.
  970. Луна в недоумении и с болезненным любопытством смотрела, как выветренная, выцветшая рука в перчатке высунулась из древнего гроба ситхов. За ней последовала и вторая, и наконец, сгнившая фигура внутри вылезла из гроба. Тысячелетний труп Дарта Нокса выглядел лишь жалкой, маленькой копией духа, парившего над ним. Одежда была той же, но прекрасные фиолетовые одежды, которые были на призраке, на трупе были гнилыми и потёртыми. Во многих местах были дыры, обнажающие пожелтевший скелет с едва заметными клочками чёрной, иссохшей плоти. На маске трупа, в отличие от той, что была на призраке, сбоку была огромная трещина, сквозь которую было видно череп. От него несло так, как и следовало ожидать: вековой гнилью и ладаном. Луна поморщилась от отвратительного вида тысячелетнего трупа, вылезающего из саркофага, но осталась неустрашимой.
  971. – Ты что, правда думаешь, – сказала она, направляя световой меч на тело. – Что Нас можно напугать дешёвыми фокусами с некромантией? Ха! Мы видели это слишком…
  972. Неожиданно световой меч Дарта Нокса затрясся, и руны на нём ярко засияли. Едва Луна это заметила, как древний меч вырвался из её телекинетической хватки превосходящей силой. Он пролетел через комнату и был на удивление проворно пойман скелетом.
  973. – Ты украла мой световой меч, маленькая воровка, – восторжествовал голос Дарта Нокса. – Ты правда думала, что сможешь использовать его против меня?
  974. С проворством и ловкостью, поразительными для столь прогнившего существа, скелет выпрыгнул из гроба и пролетел несколько ярдов назад, приземлившись перед единственным выходом из гробницы. Он крутил и вертел световым мечом на головокружительной скорости, так быстро, что даже для тренированных глаз Луны клинок казался светящимся багровым пятном.
  975. – К-как? – выдохнула она, делая шаг назад.
  976. – Тёмная сторона Силы – это путь ко многим способностям, многие из которых считаются... неестественными.
  977. – Это не…
  978. Прежде, чем Луна успела договорить, призрак Дарта Нокса сделал жест двумя пальцами. Её тут же сбило с ног и отбросило назад. Она врезалась головой в каменную стену. Дезориентированная, она не успела даже моргнуть, как увидела, что труп со световым мечом с руках кувыркнулся вперёд к ней. Луна откатилась в сторону в последнюю секунду, и багровый световой меч обрушился на то место, где только что была её грудь.
  979. Поднимаясь на ноги, пока скелет вытаскивал меч из зияющей красной дыры в полу, Луна снова призвала могущество Тёмной стороны. В этот раз та отозвалась более охотно, наполняя её тело своей могучей силой.
  980. Но до того, как она успела что-то сделать, второй голос раздался в сводах гробницы: низкий, аристократичный и басистый.
  981. – Стойте!
  982. Учитывая, что он отдавался эхом, непохоже, чтобы это был голос в её голове.
  983. – Прошу вас, друзья мои, – продолжил голос. – Мир.
  984. – Мир это ложь! – взревел Дарт Нокс, впервые повысив голос.
  985. – Как бы там ни было, пожалуйста, опустите Ваше оружие.
  986. – Вы знаете лучше меня, что она стала моей, как только переступила порог этой гробницы.
  987. – Мы не принадлежим ни тебе, – прошипела Луна. – Ни кому-либо ещё!
  988. Дарт Нокс, похоже, не обращал на неё внимания, его маска-череп смотрела вверх на потолок, как будто там было то, что было видно лишь ему.
  989. – Это отродье принадлежит мне, – заявил Нокс. – Телом и душой. Она не сбежит отсюда.
  990. – Я не оспариваю Ваших прав, лорд Нокс, – ответил голос. – Однако, я бы хотел напомнить Вам о нашем договоре.
  991. – Вы прибегаете к этому только для того, чтобы спасти жалкую расхитительницу гробниц? – в первый раз голос Дарта Нокса был удивлённым.
  992. – Она будет полезной, – ответил бестелесный голос. – Если Вы выпустите её и отдадите то, что ей нужно, я сочту Ваши обязательства исполненными.
  993. Какое-то время в усыпальнице стояла тишина, нарушаемая лишь жужжанием светового меча. Дух Дарта Нокса беспокойно носился над своим саркофагом, но на его маске не читалось никакого выражения, если у призраков вообще они были. Луна этого не знала.
  994. Наконец, Дарт Нокс снова скрестил руки и почти незаметно кивнул.
  995. – Так и быть.
  996. Труп швырнул световой меч удивлённой Принцессе Луне, которая едва сумела поймать зажжённый меч своим телекинезом. Медленным, неуклюжим шагом, который аликорн сочла подходящим для ходячего трупа, он вернулся в гроб. Один за другим, куски разрушенного надгробия начали возвращаться на место, соединяясь путём магии ситхов. Призрак тем временем рассеялся.
  997. – Наши обязательства исполнены, – объявил Дарт Нокс, когда его дух снова исчез из древней гробницы. – Лорд Тиранус.
  998. Глава 14. Тёмный договор
  999.  
  1000. Принцесса Луна, всё ещё удивлённая вмешательством второго голоса, наблюдала за тем, как призрак Дарта Нокса унёсся прочь в место своего упокоения. Она не ожидала, что кто-либо в этом ужасном месте будет заботиться о её судьбе и тем более станет заступаться за неё, заставив духа отступить. Тем не менее, она была не настолько глупа, чтобы верить, что этот лорд Тиранус сделал это по доброте душевной – он даже и сам это признал.
  1001. – Итак, – сказала Луна, удерживая перед собой всё ещё зажжённый световой меч Дарта Нокса, подозрительно оглядываясь. – Чего ты от Нас хочешь, лорд Тиранус?
  1002. – Наблюдательная и проницательная, – ответил бестелесный голос. – Это хорошо.
  1003. Луна фыркнула.
  1004. – Едва ли. Ты сам сказал, что думаешь, что Мы можем быть тебе «полезны». Не жди, что Мы будем чувствовать себя обязанной тебе просто за то, что ты не хотел лишиться потенциального «инструмента».
  1005. – У меня далеко не столь низкое мнение о твоём интеллекте, Принцесса Луна.
  1006. – Ты нас видишь, что ли? – спросила она.
  1007. – Вижу.
  1008. – Тогда покажись, – потребовала Луна. – Если хочешь заключить с нами сделку, выйди и говори со мной лицом к лицу. Иначе Мы тут же уходим.
  1009. – Значит, ты заинтересована в подобной сделке?
  1010. – Не держи Нас за дуру. Если у тебя хватило влияния, чтобы сделать древнего призрака тебе обязанным, ты определённо чего-то стоишь. Мы можем это использовать. Если ты использовал тот долг, чтобы прогнать Дарта Нокса, это означает, что тебе от Нас что-то нужно. Мы открыты для предложений.
  1011. – Ты очень проницательна, принцесса. Мои поздравления.
  1012. – Оставь свою лесть и выходи на свет, – сказала Луна. – Мы выслушаем твою просьбу и то, что ты хочешь предложить. Не более того.
  1013. – Ну хорошо.
  1014. Красные кристаллы, освещавшие гробницу Дарта Нокса, снова вернулись к жизни. Ещё одно облако тумана начало подниматься из-под пола, но оно было быстрее предыдущего. Тонкая, серебристая субстанция закружилась в воздухе и слилась воедино, принимая форму высокого человеческого мужчины без маски, руки которого были сложены за спиной. Луна никогда не встречалась с этим человеком лично, но она сразу узнала его из описания, данного Селестией, а также из многочисленных голограмм, записанных человеком при жизни.
  1015. Она прошипела и наставила на него световой меч.
  1016. – Ты Граф Дуку!
  1017. – Таково было моё имя, верно, – он вежливо кивнул.
  1018. – Мы слышали по Голосети, что ты погиб над Корускантом.
  1019. – Это правда, – Дуку снова кивнул, его лицо стало мрачным. – Меня предали. И убили.
  1020. Луна не могла сдержаться. Это чувство распирало её грудь, она потеряла над собой контроль и позабыла про дипломатическую учтивость. Она разразилась хохотом, который отдавался сильным эхом в замкнутом пространстве гробницы ситха.
  1021. – Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! – она запрокинула голову, чтобы смеяться во весь голос. – А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  1022. Призрак Дуку оставался на месте, но выражение его лица становилось всё мрачнее и мрачнее.
  1023. – Ты как, закончила? – сказал он во время затишья, когда Луна остановилась, чтобы перевести дыхание.
  1024. – Нет! – рявкнула она на него и снова откинула голову. – А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ХА-ХА!
  1025. Дуку с нескрываемым раздражением ждал, пока смех Луны не снизошёл до смешков. У неё по щекам текли слёзы, которые ей пришлось вытереть копытом. Она хихикнула ещё несколько раз. Когда она снова подняла на него глаза, её настроение заметно улучшилось.
  1026. – Это правда было необходимо? – спросил граф.
  1027. – За то, что ты наделал? – довольно фыркнула Луна. – Да. Ты больше других заслужил позорную смерть, и Мы искренне надеемся, что она была мучительной.
  1028. – Это вряд ли хорошее начало переговоров, принцесса, – ответил он. – И в любом случае, тебе не стоит об этом беспокоиться. Могу тебя заверить, что мои последние моменты в мире живых были весьма неприятными, – Дуку потёр шею правой рукой.
  1029. – Мы нужны тебе сильнее, чем ты Нам, граф, – отметила Луна. – Иначе ты бы не стал нарушать свой покой только для того, чтобы поговорить с Нами. А как по Нам, у Нас мало причин якшаться с убийцей, который опустошил Нашу милую Эквестрию.
  1030. Она повернулась к выходу из гробницы.
  1031. – Что, если я скажу тебе, – раздался позади неё голос Дуку. – Что я не единственный, кто несёт ответственность за разрушение твоего мира?
  1032. Луна даже не стала оборачиваться, чтобы ответить.
  1033. – Мы тебе напомним. Ты был лидером Сепаратистов и начальником Гривуса. Мы также знаем, что ты лично сражался с Нашей сестрой Селестией в Кантерлоте, и поэтому не видим причины верить твоим заявлениям о твоей непричастности.
  1034. – Я не говорил, что я невиновен, – возразил Дуку. – Просто основная вина лежит не на мне. Это Гривус осуществил атаку на твою планету, и это я предоставил твоей сестре возможность сдаться. Уверен, она тебе это рассказала.
  1035. – Рассказала, – признала Луна. – Но это ничего не значит. Ты мог отозвать Гривуса, если бы захотел.
  1036. – Нет, я не мог этого сделать.
  1037. Луна встала как вкопанная и слегка обернулась к призраку так, что только один её глаз был обращён к нему.
  1038. – Ты был главой Конфедерации Независимых Систем. Выше тебя не стоял никто.
  1039. – На публике так и было. Но за кулисами…. – Дуку сделал паузу. – Скажи мне, как много ты знаешь о ситхах?
  1040. – Немного. Нас это не особо волнует.
  1041. – А стоило бы, – Дуку слегка улыбнулся. – Я так понимаю, ты никогда не слышала о Дарте Бэйне и о Правиле Двух?
  1042. – А Мы должны?
  1043. – На этой планете? Да, если они обеспокоились тем, чтобы дать тебе настоящее образование, – Дуку сделал несколько шагов вперёд. – В любом случае, Правило двух гласит, что в любое время может быть только два лорда ситхов: учитель и ученик. Один воплощает могущество, другой жаждет его.
  1044. – Дай-ка Нам угадать, – сухо сказала Луна. – Ты хочешь, чтобы Мы поверили, что ты был учеником, верно?
  1045. – Весьма проницательно, – кивнул Дуку. – Я знал, что сделал правильный выбор. Да, я был учеником, Дартом Тиранусом. Выше меня стоял мой хозяин, лорд Сидиус. Это он приказал уничтожить твою планету. И это он, – его лицо снова стало угрюмым. – Предал меня и приказал меня убить. После войны он тайно перевёз мои останки в это место, надеясь похоронить мой дух навеки и без следа.
  1046. – И почему Мы должны поверить, что этот незримый хозяин вообще существовал, а тем более приказал тебе сделать то, что ты сделал?
  1047. – Ты знаешь Дарта Сидиуса под другим именем, – ответил Дуку. – В эти дни он зовёт себя императором Палпатином.
  1048. Луна замерла на месте, осторожно осмысливая то, что он только что сказал. Она не была до конца уверена, что верит словам духа, но идея о том, что Палпатин был достаточно безжалостным, чтобы провернуть такое, была вполне правдоподобной.
  1049. – Скажем, Мы тебе верим… – пробормотала Луна. – Но чего ты хочешь от нас? Мы в любом случае желали ему смерти за порабощение Эквуса.
  1050. – Ты никогда не победишь его в одиночку, знаешь ли. Дарт Сидиус владеет мастерством Тёмной стороны. Он знает множество древней магии ситхов и является мастером всех форм фехтования на световых мечах. Он коварен, а его дар предвидения простирается далеко в будущее. Если ты попытаешься его уничтожить, он раздавит тебя, как насекомое, и в наказание зачистит твою планету.
  1051. – Хм! – Луна надменно поморщила нос. – А тебе что, виднее? По твоим же собственным словам, он убил тебя и ты сам этого не ожидал. Мы станем сильнее тебя, сильнее, чем кто-либо ещё. Мы победили здесь Гривуса, и Мы победим этого Сидиуса сами.
  1052. Она снова повернулась, чтобы уйти.
  1053. – Ты победила марионетку из песка и волшебства, это и близко не сравнится с Сидиусом. Это была не более, чем вещь, вынутая из твоего сознания.
  1054. – А откуда тебе это известно?
  1055. – Потому что это я её создал.
  1056. Луна наполовину обернулась, она сжала зубы и прорычала. Она провела копытом по полу.
  1057. – Ты что сделал?! – прошипела она.
  1058. – Я создал её, – повторил Дуку. – В качестве испытания для тебя.
  1059. – Ты заставил Нас пройти через всё…
  1060. – И ты вышла из этого испытания намного более сильной, чем была раньше, – прервал её Дуку. – Разве я не прав?
  1061. Удивлённая Луна поколебалась.
  1062. – Да, – призналась она спустя несколько секунд.
  1063. Граф улыбнулся.
  1064. – Видишь, мои методы эффективны, даже когда ты не знаешь, что тебя испытывают, – призрак сделал несколько длинных шагов по воздуху и встал перед Луной. – Вот моё предложение: присоединяйся ко мне. Научись тому, чему тебя буду учить я, и постигни всё могущество Тёмной стороны. Стань той, кем ты всегда хотела быть.
  1065. – А взамен?
  1066. – Я лишь прошу помочь мне осуществить мою месть. Помоги мне прикончить Палпатина, который виновен в моей смерти. Помоги мне убить Дарта Вейдера, который меня убил. Соглашайся, и я научу тебя всему, что знаю.
  1067. Какое-то время стояла тишина. Луна уставилась на пол, размышляя обо всём, что сейчас услышала и обдумывая варианты. Спустя несколько минут она подняла свои голубые глаза и встретилась взглядом с графом.
  1068. – Нет.
  1069. Дуку выглядел искренне удивлённым.
  1070. – Что?
  1071. – Мы сказали нет, – Луна повернулась спиной к духу. – Мы отвергаем твоё предложение. Мы найдём свой путь к могуществу. Мы не верим твоим словам, ибо ты лжец и убийца нашего народа. Можешь гнить тут и дальше, Нам всё равно, – она сделала шаг из усыпальницы, направляясь обратно в тёмный коридор. – Мы тебе не доверяем.
  1072. – Так не доверяй.
  1073. – Что? – Луна оглянулась на дух графа, который оставался неподвижным. – Что ты сказал?
  1074. – Не доверяй мне, – повторил Дуку. – Столь мирские вещи, как доверие, мало значат на пути ситхов. Просто спокойно бери то, что я предлагаю, и используй по своему усмотрению, Принцесса Луна. Я не буду пытаться связать тебя какой-то клятвой или обещанием, – уголки его рта поднялись в улыбке. – Потому что ты неизбежно попытаешься убить императора, с моей помощью или без. Я это чую.
  1075. – Мы тебе не какая-то марионетка, которая идёт по заданному пути, Дуку, – презрительно фукнула Луна.
  1076. – Конечно, нет. Прислушайся к своему сердцу и ты поймёшь, что это правда.
  1077. – …
  1078. – Я прав, не так ли?
  1079. – Да, – призналась Луна с тяжёлым вздохом. – Сиё есть правда. Императора и его Империю нужно одолеть, чтобы наши пони вновь стали свободными.
  1080. – И я помогу тебе это сделать, – сказал Дуку. – Потому что тебе, как и мне, известно, что рано или поздно ты встретишься с Сидиусом. Просто выслушай мои указания, – он великодушно протянул ей руку. – И ты получишь могущество, которое тебе нужно для победы.
  1081. – Мы всё ещё тебе не доверяем.
  1082. – Это не имеет значения. Наши с тобой цели одинаковы. Помочь тебе означает помочь мне.
  1083. Луна осторожно оглядела духа. Дуку просто улыбался и терпеливо ждал, сложив руки за спиной. Наконец, принцесса ночи издала длинный вздох и кивнула.
  1084. – Мы принимаем твои условия, дух.
  1085. Граф широко улыбнулся.
  1086. – Рад это слышать. С удовольствием посвящаю тебя в Орден лордов ситхов.
  1087. – Про это Мы ничего не говорили.
  1088. – Ты ведь стала мой ученицей, разве нет?
  1089. – В определённом смысле, – признала она.
  1090. – Тогда ты должна взять новое имя, в соответствии с нашими традициями. Оно будет символизировать твоё перерождение на Тёмной стороне Силы.
  1091. – Нас и старое вполне устраивает.
  1092. – Тем не менее, лорду ситхов не пристало не иметь должного титула. Отныне ты будешь известна как Дарт… – он сделал паузу, размышляя. – Ноктис…
  1093. Глава 15. Судьбоносные моменты
  1094.  
  1095. На Серенно Сумеречная Искорка, по своему обыкновению, тщательно проверяла и перепроверяла своё снаряжение. Подходящая по размеру броня? Есть. Чёрный резиновый нательник? Есть. Скрывающая лицо маска и шлем? Есть. Два ручных бластера DC-17, оставшихся с Войны Клонов? Есть. Запасные баллоны с газом тибанна для бластеров? Есть. Пистолет с крюком подходящего размера? Есть. Дымовые гранаты? Есть. Электробинокль? Есть. Комлинк? Есть. Миниатюрный компьютер с установленными на него программами взлома? Есть.
  1096. Искорка вздохнула и присела после того, как пробежалась по списку в пятый раз за последние десять минут. Замаскированный аликорн была готова осуществить свой первый акт сопротивления, сделать первый шаг на пути к освобождению родного мира. Но внутри она очень нервничала и постоянно спрашивала себя, что ей делать. Много чего могло пойти не так, и всё запросто могло плохо кончиться не только для неё, но и для её мира.
  1097. В криминальных кругах появилась свежая информация о зачистке на планете Ласан за повстанческую активность, которая закончилась геноцидом и фактическим уничтожением местного населения – ласатов. Было трудно найти надёжные сведения о событиях, которые разворачивались в течение нескольких последних недель, но из многомиллиардного населения явно осталось не более нескольких сотен, может, тысяч ласатов. Всё только потому, что планета отказалась по-тихому влиться в ряды Империи. Если Империя узнает, что её поддерживает Селестия… если они только заподозрят…
  1098. Искорка вздрогнула от этой мысли.
  1099. Чтобы развеяться, она взяла свиток, недавно полученный от своей наставницы. Сам по себе факт того, что магическая связь между Селестией и Спайком продолжала работать, был обнадёживающим.
  1100. «Дорогая Искорка, я рада снова тебя слышать. Отвечая на твой первый вопрос, у твоих друзей всё хорошо, и хотят, чтобы ты знала, что они не перестали думать о тебе с тех пор, как ты ушла. Пинки Пай надеется, что ты находишь время улыбаться.
  1101. Что до второго, то нет, ты ещё не стала тётей. Однако Каденс в настоящий момент находится в больнице и родит максимум через несколько дней. Кстати, она и твой брат всё ещё отказываются строить догадки о поле жеребёнка.
  1102. Теперь, отвечая на твой третий вопрос и предложенный тобой план, боюсь, что мои возможности помочь ограничены. В ситуации, которую ты мне описала, я не вижу ничего неправильного в том, что ты предлагаешь сделать. И я уверена, что ты знаешь, что могут произойти непредвиденные вещи, и обстоятельства могут меняться в любой момент. Поэтому я боюсь, что в этой ситуации у меня может быть только один совет: будь осторожной и доверяй своему суждению. Я в тебя верю.
  1103. Твоя любящая наставница,
  1104. Принцесса Селестия.»
  1105. С лёгкой улыбкой под маской Искорка отложила письмо в сторону и в последний раз мысленно пробежалась по своему плану. К своему разочарованию, на днях она обнаружила, что Серенно по большей части приняло новую власть. Пока Империя относилась к ней более-менее благосклонно и мягко, управляемая аристократией планета не особо желала навредить своему статусу и богатству дальнейшими связями с повстанцами. Это открытие привело юную принцессу в уныние.
  1106. Конечно, сам факт того, что большинство населения приняло власть Империи, не означал, что это сделали все. Искорке потребовалось какое-то время и нехилое количество взяток и взломов компьютеров, но из криминальных источников и имперских баз данных она смогла выяснить, что на планете действовало несколько активных ячеек сопротивления. Большинство было маленькими и стремились избегать столкновений с оккупационными силами на планете, но у некоторых были связи во внешних мирах и, как говорилось, влиятельные покровители. Это было именно то, что Искорка искала.
  1107. Это оставляло вопрос о том, как ей сблизиться с этими борцами сопротивления. Нельзя было просто взять и постучать к ним в дверь или заполнить анкету соискателя. Для этого нужно было иметь определённый уровень доверия или хотя бы необходимость. Она не была уверена, какой путь лучше выбрать. До тех пор, пока ей не представилась уникальная возможность.
  1108. Имперские солдаты недавно арестовали группу повстанцев, настоящих и предполагаемых, включая некоторых из тех, что считались членами одной из ячеек, на которую положила глаз Искорка. В обычных обстоятельствах она мало чего могла бы с этим поделать, но гарнизон на Серенно был слабым. Охрана на аванпосту, где содержались повстанцы, была малочисленной. И мейнфрейм был весьма уязвим для внешнего проникновения. Искорка это знала потому, что уже взломала его.
  1109. Слух о том, что большая шишка из Бюро имперской безопасности скоро прибудет для того, чтобы разобраться с повстанцами, был только приятным бонусом. У принцессы-аликорна появилась возможность начать свою миссию, доказать свою значимость потенциальным союзникам и навредить Империи – всё сразу. Не имея лучших идей о том, что делать, кроме как попытаться вновь на другой планете, она решила, что пришло время рискнуть. Она собиралась их спасти.
  1110. В выжженной пустыне Коррибана, в Долине Тёмных лордов Принцесса Луна сражалась в очередной жестокой схватке. Гончая-тук’ата неслась на неё спереди, и не менее пяти её товарок кружили вокруг, чтобы атаковать её сзади. Их предыдущая стычка научила стаю осторожности. Но не сообразительности.
  1111. Луна уклонилась от летящей на неё гончей ситхов с лёгкой грацией, несмотря на свой измождённый и худощавый вид. Одновременно она вогнала багровый световой меч Дарта Нокса в череп чудовища. Клинок легко прошёл сквозь него насквозь. Могущество Тёмной стороны подпитывалась каждой новой смертью, и Луна становилась от этого только сильнее. Но ещё до того, как она успела вытащить световой меч из тела первой гончей, ещё три набросились на неё сзади.
  1112. Первую она схватила телекинетическим захватом за горло, даже не удосуживаясь на неё посмотреть. Луна безжалостно сдавила и сломала шею существа. Затем она откатилась в сторону по песку, снова полагаясь на Тёмную сторону Силы, предупредившую её о действиях противников. Две тук’аты приземлились на то же место, где только стояла принцесса ночи, оставив своими когтями глубокие царапины на каменистой почве. Прежде, чем они опомнились, световой меч, торчавший из тела их товарки, вылетел из раны и полетел на бреющем полёте. Одна проворная гончая уклонилась от него, как и Луна, откатившись вбок, а вот другая оказалась менее везучей. Она лишилась всех четырёх лап и рухнула на камни, завывая в агонии.
  1113. Ещё одна тук’ата попыталась атаковать принцессу сзади, прыгнув с каменного уступа, пока та была занята теми двумя. Чудовище не знало, что Луна не только была к этому готова, но и с нетерпением ожидала этого. Эти жестокие монстры напали на неё и ранили, хотя она их даже не спровоцировала, а также убили Бог весть сколько других невинных – тот тогрута был явно далеко не первым. Было приятно стирать их с лица галактики.
  1114. И снова Луна поймала свою противницу телекинезом, но в этот раз она не стала просто ломать ей шею. Вместо этого она швырнула её назад с такой мощной силой, что размозжила череп гончей о каменный монумент давно умершего лорда ситхов. Тем временем тук’ата, пережившая атаку световым мечом, начала было пятиться, но Луна никого не собиралась оставлять в живых. Световой меч Нокса снова взлетел в воздух и пронзил грудь гончей.
  1115. На скале высоко над ней, единственное чудовище, которое не участвовало в бою, благоразумно повернулось и побежало, проворно перескакивая с камня на камень с грацией хищной кошки. Луна какое-то время за этим наблюдала, а затем сосредоточилась. Волна Силы ударилась в каменный выступ, который разлетелся на куски. Тук’ата, стоявшая на нём, рухнула вниз. Чудовище тяжело ударилось о камни, и прежде, чем оно пришло в себя, Луна выпустила молнию Силы. Сверхъестественное синее электричество объяло тело древнего зверя ситхов, на мгновение даже был виден его скелет. Наконец, его дёргающийся труп упал на землю.
  1116. Луна призвала свой краденый световой меч с самодовольной ухмылкой. Древнее оружие парило у неё над головой, подобно кровавой луне. Она приблизилась к безногой тук’ате. Вой зверя сменился жалкими всхлипываниями от боли, когда его тело начало отказывать после жестокой ампутации конечностей. На мгновение аликорн просто стояла над поверженной тварью, любуясь видом.
  1117. – За твои убийства невинных, – заявила Луна. – За то, что ни за что атаковал мою персону. Умри.
  1118. Она вогнала световой меч в грудь тук’аты, пронзив ей сердце. Зверь дёрнулся и затих. Довольно фыркнув, Луна вытащила меч из туши и выключила его.
  1119. – Молодец, – раздался голос, который она привыкла слышать за эти недели. – Правда молодец, лорд Ноктис.
  1120. Луна с раздражением бросила взгляд на возникший дух Графа Дуку. Ей не нравилось имя, которым он её наделил, и её выводило из себя то, что он отказывался называть её как-то иначе.
  1121. – Мы, то есть я, – поправила себя Луна. – Сделала, как Вы просили, лорд Тиранус. Я не оставила никого в живых.
  1122. Первым, что от неё потребовал Дуку, было отбросить свою старую манеру речи. Этим она слишком привлекала к себе внимание, сказал он, и это надо было исправить. Сама Луна считала это проявлением манер высшего аристократического общества и что ему просто не нравилось то, как звучал её диалект. Многие из покойных аристократов Кантерлота считали так же. Ей не особенно нравилось заставлять себя отринуть прижившуюся многовековую манеру речи, но её цель стоила такой малой жертвы.
  1123. – Вижу. Рекордное время, – он улыбнулся. – Ты хорошо справляешься.
  1124. Как бы там ни было, тренировка Дуку того стоила. Покойный лорд ситхов многое знал о путях Тёмной стороны и поделился своими секретами с Луной. Её концентрация и власть над могуществом Силы значительно улучшились, и она начала постигать искусство предчувствия в бою – а именно использование Тёмной стороны для того, чтобы предугадывать действия своих противников и реагировать до того, как они успеют что-то сделать. Более того, он был одним из лучших фехтовальщиков на световых мечах во всей галактике в течение своей жизни, и теперь, когда ему самому не было пользы от этих навыков, он охотно обучал им её.
  1125. – Мне доставляет удовольствие обрушивать праведное возмездие на головы этих чудовищ, – честно призналась Луна. – Что мне делать дальше?
  1126. Недели, проведённые в Долине Тёмных лордов, сильно сказались на принцессе-аликорне. Её грива и хвост всё ещё развевались благодаря могуществу Тёмной стороны, но её тёмная шерсть была грязной и неухоженной. У неё не было возможности помыться и расчесаться, и следовательно, она была всклокочена и от неё немного воняло. Также у неё не было ни воды, ни еды с тех пор, как её пищевой рацион подошёл к концу. А как убеждённое травоядное, она не могла употреблять в пищу мясо убитых ею животных. Поэтому Луна слегка похудела. Её мышцы увеличились в объёме и стали упругими из-за жёсткого режима подготовки ситхов.
  1127. – Я полагаю, что пришло время тебе вернуться в Имперскую Академию. Слуги Сидиуса могут подумать, что ты умерла, – сказал Дуку.
  1128. – Пусть думают, – ответила Луна.
  1129. Дуку нахмурился.
  1130. – Вспомни, что я сказал тебе. Ты не сможешь свергнуть Императора со стороны. Тебе нужно будет…
  1131. – Вступить в ряды Империи, я помню, – прервала его Луна. Ей не особенно нравилась эта часть плана Дуку, сколь бы разумной она ни была. Приблизиться к Императору Палпатину будет непросто и практически невозможно для любого, кто не входил в высшие эшелоны власти Империи. Это не значило, что её радовала сама эта идея.
  1132. – Да, – сказал он, выглядя немного раздражённым. – И больше не прерывай меня.
  1133. – Да, лорд Тиранус, – нехотя ответила Луна. Гордому лорду ситхов приходилось льстить и угождать даже после его смерти. – Но почему сейчас?
  1134. – Потому что я чую, что скоро там у тебя появится возможность, – Дуку посмотрел вверх и в сторону от неё. – Прибывает новый гость.
  1135. Искорка в третий раз провела диагностику «Гармонии». Это было жизненно необходимо. В случае, если что-то пойдёт не так или хуже, если её поймают или убьют, надо было убедиться, что корабль сможет совершить немедленный вылет. Спайку, несмотря на его протесты, было велено оставаться на корабле и вырываться, если она не вернётся по прошествии определённого периода времени. Что бы ни случилось, она не собиралась брать своего друга-дракончика с собой.
  1136. – Но Искорка, – снова Спайк. – Я могу…
  1137. – Никаких «но»! – строго ответила она. – Ты остаёшься на корабле, и точка!
  1138. – Но я могу помочь! – возразил он. – Как тогда в Кристальной империи! Или в другом измерении! Я могу с этим справиться, я это знаю. Если ты просто дашь мне…
  1139. – Спайк, – Искорка опустилась на корточки, её глаза встретились с его. – Не то, что бы я не верила в твои способности. Селестия видит, мне, как ни одному другому пони известно, на что ты способен.
  1140. – Тогда почему я не могу пойти с тобой?!
  1141. – Потому что мы не можем этого позволить, – сказала она. – Если что-то случится со мной, кому-то надо будет сообщить об этом Принцессе Селестии, – она сделала паузу. – И кому-то надо будет продолжать нашу миссию.
  1142. Спайк сглотнул.
  1143. – Ты серьёзно?
  1144. Искорка улыбнулась ему.
  1145. – Конечно, серьёзно. Ты самый храбрый, умный, добрый дракончик, которого я знаю. Никто не справится лучше тебя.
  1146. – Я… – Спайк вздохнул. – Ладно.
  1147. Искорка его обняла.
  1148. – Спасибо, Спайк.
  1149. Они разнялись, и Искорка продолжила одеваться. Довольно мешковатая лётная куртка скрывала чёрный нательник, который был на ней, а её бронекостюм, шлем, маска и оружие были уложены в неприметный туристический рюкзак. Сверху они были прикрыты аккуратно уложенными комплектами одежды и гигиеническими принадлежностями. Всё это было недешёвым и частично купленным на чёрном рынке, но анонимность была лучшим телохранителем.
  1150. Делая дыхательные упражнения, чтобы унять дрожь, трансформировавшийся аликорн, не привлекая внимания, вышла из посадочного ангара, покинула космопорт и прошла по бульварам Караннии. Через некоторое время она достигла лесистой окраины столицы Серенно. На значительной дистанции, в прекрасно сохранившемся лиственном лесу, который пышно расцвёл этим летом, находился спидер средних размеров. Украденный, вспомнила Искорка, почувствовав небольшой укол совести. Техника, которую она использовала, не должна быть зарегистрирована на неё – она не была готова рисковать даже своей фальшивой личностью и допустить, чтобы её связали с сопротивлением. Пока, по крайней мере.
  1151. Пока Искорка сбросила свою лётную куртку и надевала бронепластины, шлем и маску, она не заметила, что один маленький фиолетовый дракончик тайно устроился под одним из задних сидений спидера.
  1152. Искорка осмотрела из своего электробинокля имперский аванпост FS-523. Он располагался на значительном расстоянии в одном из лесов Серенно, в котором «цивилизованное» общество не смогло бы увидеть такие вещи, как пытки и убийства диссидентов. Он представлял собой не более, чем ряд связанных друг с другом заводских зданий. Пленников обычно содержали здесь лишь временно, но далеко от мест, куда они могли бы надеяться сбежать. В настоящий момент охрану здесь несли лишь две дюжины солдат Имперской армии плюс вдвое меньше обслуживающего персонала.
  1153. Лес вокруг комплекса был вырублен в радиусе пятидесяти метров, что означало, что любые беглецы или скрытно приближающиеся незваные гости будут вынуждены бежать под огнём без всякого прикрытия. Они будут как мишени в тире. К счастью, в этот раз до этого не дойдёт.
  1154. Искорка склонила голову над компьютером на запястье. Главный компьютер комплекса был старой версии и не имел серьёзных модификаций, следовательно, его оказалось легко взломать. Её палец нашёл кнопку, нажатие которой вызвало бы аварийную блокировку базы, при этом блокируя все попытки перезапустить систему изнутри. Большая часть имперцев окажется заблокированной за своими же переборками. Им понадобится как минимум несколько минут, чтобы прорезать дюрасталь или очистить компьютер от её небольших обновлений. Более чем достаточно времени, чтобы вызволить людей, за которыми она пришла.
  1155. Искорка заколебалась. Вот оно. Её первый акт настоящего сопротивления Галактической Империи. С этого момента, что бы ни случилось, дороги назад не будет. Ей не нужно было этого делать. Она может забросить миссию и предоставить узников их судьбе. Она может оставить эту планету и путешествовать по галактике, или даже вернуться домой. Всё, что ей нужно было сделать, это повернуться, уйти и жить, зная, что она могла дать отпор, но не стала.
  1156. Она нажала кнопку.
  1157. Глава 16. Спасение, часть I
  1158.  
  1159. Примечание к части
  1160.  
  1161. Ребята! Настоятельно рекомендую во время прочтения этой главы слушать трек из корейского сериала IRIS - Midnight run. Заводная мелодия, и подходит к ситуации!
  1162. В ту же секунду, как по имперскому комплексу пронёсся лязг закрывающихся переборок, Искорка сорвалась с места. Нельзя было терять ни секунды, поэтому она рванула из леса и через так быстро, как её могли нести ноги. Имперцы были достаточно умны, чтобы вырубить лес вокруг базы, что было их огромным преимуществом. Прежде, чем она пробежала даже половину дистанции, на неё наткнулся человек в серо-зелёной униформе имперского солдата, который делал обход между зданий. Он тут же её заметил.
  1163. – Эй, ты! – окликнул её человек, наставляя на неё свою бластерную винтовку. – Стой!
  1164. Искорка не стала отвечать и вместо этого она тут же выхватила один из своих пистолетов. Она надеялась подобраться по ближе, но ведь всего не предусмотришь.
  1165. Имперец это увидел и тут же нажал на курок своего оружия. Два красных бластерных разряда полетели в аликорна, которая бросилась на землю и сделала перекат. Когда она, она подняла пистолет и открыла ответный огонь. Один, два, три выстрела.
  1166. Искорка не была хорошим стрелком – конечно, на занятиях по практической стрельбе она в лучшем случае была середнячком, – но у неё было секретное оружие. Она не стала бы использовать магию на виду, кроме крайних случаев, опасаясь, что этим выдаст свой родной мир, но были и другие способы воспользоваться своими навыками. Давным-давно королевская стража разработала заклинание для использования на своём оружии, которое значительно увеличивало шанс попадания в цель. Оно не было идеальным, и два выстрела прошли мимо, но последний попал имперцу в глотку. Он опрокинулся навзничь, убитый наповал.
  1167. Пока она пробегала мимо, Искорка с трудом подавила неожиданное чувство вины и тошноту, которые грозили взять над ней верх. Она только что убила другое разумное существо! Конечно, он был врагом и стрелял в неё, но разве это было правильным? У него ведь были родители. Были ли у него братья? Сёстры? Жена? Сыновья и дочери? Сделала ли она только что кого-то сиротой? Она вспомнила, как лишилась собственных родителей – этого она бы и имперцам не пожелала.
  1168. Она покачала головой и поморщилась, пытаясь держать эти чувства под контролем. На неё была возложена миссия, и горевать не было времени, тем по более мёртвым врагам. Искорка продолжила рвать дистанцию до аванпоста. Она только добралась до одного из зазоров между зданиями, и тут же заметила ещё двух имперских солдат, бегущих через посадочную площадку, без сомнения, на звук бластерного огня.
  1169. К несчастью для аликорна, было похоже, что двое людей заметили её в ту же секунду. Оба подняли винтовки и открыли огонь без предупреждения. Искорка поспешно рванула назад и нырнула за угол здания. Она поморщилась, когда бластерные разряды взорвались снопом искр, попав в дюрасталь. Она высунула голову и сделала несколько ответных выстрелов, но она плохо целилась, и все разряды прошли мимо.
  1170. Искорка тут же снова укрылась за зданием, чтобы избежать ответного огня имперцев. У неё было укрытие, а у них нет, но они были подготовленными солдатами, а она была лишь любителем с зачарованным оружием. У них было преимущество. Она сделала ещё несколько выстрелов из-за угла, даже не пытаясь выглядывать, и услышав болезненный стон, поняла, что сумела как минимум ранить родного из них.
  1171. – Всем постам! – услышала она крик солдата. – Проникновение в южном секторе! Женщина в бронекостюме в…
  1172. Он не успел договорить. Искорка, воспользовавшись моментом, выстрелила ему прямо в лицо. Тот свалился замертво, но у неё не было времени расслабляться. Ответным огнём его напарник попал ей в плечо, снеся часть наплечника. Аликорн перекатилась обратно, морщась от жара, слегка ошпарившего её в месте попадания. Она залегла и пригнула голову, пока бластерные разряды врезались в здание, опаляя дюрасталь и обрушивая на неё град искр.
  1173. Когда огонь прекратился, Искорка высунула голову и оружие, но не стала стрелять. Оставшийся солдат армии Империи повернулся и побежал в обратном направлении. Она заколебалась, не желая стрелять ему в спину. Кто знал, был ли у него выбор, или он оказался здесь против своей воли? Разве двух смертей на её совести на сегодня не достаточно?
  1174. Человек нырнул между зданиями, и Искорка дала ему уйти.
  1175. Спустя несколько секунд, поскольку ничего больше не произошло, она поднялась на ноги. Ей ещё нужно было освободить пленников, и принцесса знала, где именно они содержались. Само собой, она запомнила план здания до того, как пришла сюда. Сжимая пистолет в руке, Искорка продолжила бег через посадочную площадку по направлению к…
  1176. – Ургх!
  1177. Она увидела вспышку, и затем почувствовала, что её как будто сильно ударили в грудь. Искорка тяжело упала на спину, и мир вокруг неё закружился. Она лежала, раскинув руки и ноги, у неё кружилась голова, и она моргала, пытаясь опомниться. Аликорну потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что её подстрелили, увидев дым, исходящий из бронепластины на своей груди. Слава богам, броня сделала своё дело.
  1178. Искорка лежала неподвижно, а её глаза, скрытые маской, неистово выискивали место, откуда стреляли. Она не посмела бы ещё раз испытать свою удачу. Это заняло несколько секунд, но её глаза остановились на образе имперского солдата, осторожно выходящего из укрытия. Она поморщилась, узнав в нём того же человека, которому она только что позволила уйти.
  1179. Солдат осторожно приблизился к лежащему на земле аликорну, его бластерная винтовка была всё время направлена на неё. Он постоянно озирался, не желая попасть в ту же ловушку, в которую угодила Искорка. Принцесса притворялась мёртвой, выжидая, когда человек подойдёт на оптимальную дистанцию. Ближе… ближе…
  1180. И тут раздался выстрел.
  1181. Искорка невольно подскочила, услышав его. Она зажмурилась, ожидая обнаружить в себе огромную дыру. Но, открыв глаза, она увидела, что это имперец свалился с дымящейся раной в спине.
  1182. – А? – Искорка заставила себя подняться и сесть, хотя её руки тряслись от напряжения. Она
  1183. – Искорка! – позвал очень знакомый голос.
  1184. – С-Спайк? – выдавила она слабым голосом.
  1185. – Ты в порядке? – дракончик выскочил из-за того же угла, за которым буквально только что укрывалась она сама. В руках он сжимал бластерную винтовку, которая была намного больше его самого. – Я думал, ты умерла!
  1186. – Что ты… здесь делаешь? – спросила Искорка, вставая на трясущиеся ноги. – Я же сказала тебе ждать на корабле.
  1187. – А я сказал, что тебе понадобится моя помощь, – сказал Спайк. – И я был прав!
  1188. – У меня всё было… под контролем.
  1189. Спайк просто многозначительно посмотрел на выжженную дыру в грудной бронепластине, располагавшуюся прямо над сердцем Искорки.
  1190. – Вроде как…
  1191. Дракончик сложил руки на груди и поднял бровь.
  1192. – ….Где ты достал эту вещь? – она указала на винтовку.
  1193. – Подобрал с первого плохого парня, которого ты застрелила, – объяснил он.
  1194. – ….Хороший выстрел, – признала Искорка, но потом покачала головой. – Тебе всё равно не стоит быть здесь! Тут слишком опасно!
  1195. – Я уже здесь, – возразил Спайк. – И я останусь тут, пока мы не закончим это дело!
  1196. – Нет, не останешься! – Искорка упёрла руки в боки. – Иди и жди в спидере, по крайней мере!
  1197. – Нет, не пойду!
  1198. – Да, ты пойдёшь!
  1199. – Нет, ты определённо не останешься здесь!
  1200. Повисла пауза.
  1201. – Эй, – сказал Спайк. – Ты ведь помнишь, что чем дольше мы тут спорим, тем больше шансов того, что имперцы выберутся раньше?
  1202. – …
  1203. Искорка замерла. Это был весомый довод.
  1204. Ухмылка Спайка говорила о том, он и сам это понимал.
  1205. – Ладно, – проворчала она. – Но помяни моё слово, дружок, когда мы выберемся, ты пожалеешь о том, что пришёл сюда, – Искорка повернулась и побежала к зданию, где содержались узники, за которыми она пришла. Она тут же ввела команду, и взломанный компьютер открыл двери комплекса.
  1206. – Я бы пожалел ещё больше, если бы не пришёл, – тихо сказал Спайк перед тем, как поспешить за ней.
  1207. В отличие от заварухи снаружи, попасть внутрь маленькой тюрьмы оказалось на удивление просто. Отделение из пяти солдат, патрулировавшее здание, находилось в одном из внешних коридоров, когда Искорка вызвала аварийную блокировку и, следовательно, было отделено от собственно тюремного блока. Стуки и крики о помощи раздавались по всему зданию, время от времени сопровождаемые выстрелами из бластеров, но Искорка не обращала на них внимания.
  1208. Аликорн прошла взад-вперёд по тесному коридору, открывая каждую камеру и переходя к следующей, не останавливаясь ни на секунду. Медленно, но верно узники тюрьмы выбирались из своих камер, когда понимали, что имперцы за ними не придут. Всего четырнадцать человек, все люди, в большинстве своём мужчины, а также несколько женщин. У многих были резкие, аристократичные черты лица, характерные для Серенно, хотя как минимум двое на первый взгляд казались гостями из других миров.
  1209. Один из мужчин одёрнул Искорку за плечо.
  1210. – Кто ты? – спросил он.
  1211. – Ваша спасительница, – ответила она голосом, искажённым вокодером её маски.
  1212. – Я имею в виду, как твоё имя? Кто тебя послал? – он посмотрел на Спайка. – И что это?
  1213. – Он мой друг, – встрепенулась она, убирая его руку со своего плеча. – И всё остальное сейчас не имеет значения. Нам нужно убираться, и побыстрее.
  1214. – Резонно, – кивнул человек. – Между прочим, я Джейсон Сайлкс.
  1215. Искорка оглядела других людей. Те, кто ещё не бросился искать выход, смотрели на них.
  1216. – Ты лидер этой группы?
  1217. – Можно и так сказать.
  1218. – Тогда собери всех вместе и следуйте за мной. Нам нужно выдвигаться.
  1219. – Вы слышали леди! – Сайлкс поднял голос так, что тот отдался эхом по всему коридору. – Уходим! Скорей!
  1220. Искорка легко протиснулась и пошла впереди этой маленькой группы благодаря тому, что была как их освободительницей, так и единственной, у кого было оружие. Поход назад по комплексу оказался столь же прост, как и проникновение, и к моменту, когда они достигли открытых дверей, аликорн начала испытывать оптимизм по поводу своей миссии.
  1221. Само собой, это предвещало беду.
  1222. Краснолицый вбежал обратно в здание тюрьмы, переводя дыхание. Он сильно вспотел.
  1223. – У нас, – он указал на посадочную площадку. – Есть проблема.
  1224. – Что за… – спросила было Искорка, и ответом на её вопрос был шквал бластерного огня со стороны посадочной площадки и сверху. Взрывы сотрясли землю у неё под ногами, и она слегка пошатнулась. Они были тут не одни.
  1225. – Он рано заявился, – сказал Искорка, посмотрев вверх. – Чёрт.
  1226. Агент Каллус из бюро имперской безопасности был неглупым человеком. С того момента, как аванпост FS-523 не смог вовремя ответить на запрос с его шаттла, он знал, что тут что-то было не так. Хотя он по привычке прибыл за пленниками раньше обычного, маленький гарнизон всё равно должен был бы ответить.
  1227. – Снизить скорость, – приказал он пилотам своего шаттла класса «Лямбда». – Заходите на посадку по кругу. Мне нужен скан аванпоста до того, как мы приземлимся, – сказал Каллус. – И усильте наши щиты, – немного подумав, добавил он.
  1228. Трёхкрылый шаттл замедлил спуск через атмосферу Серенно и сфокусировал свои сенсоры на имперском комплексе под ним. Данные тут же потекли рекой. Ни дюрасталь, ни лес не могли быть для сканеров препятствием на таком маленьком расстоянии.
  1229. – Сэр, мы засекли множество форм жизни внутри, но… – один из пилотов замялся. – Похоже, что на большей части аванпоста отключена энергия. Его системы связи в норме, но их глушат.
  1230. – Хм… – агент БИБ задумчиво потрепал свой бакенбард. – Есть ли какая-нибудь техника вне ВПП аванпоста?
  1231. Пилот снова проверил данные сенсора.
  1232. – Да, сэр, – доложил он через мгновение. – В близлежащем лесу находится спидер. Также визуальное сканирование выявило несколько трупов в униформе имперской армии, а также несколько людей в тюремных робах снаружи.
  1233. – Повстанцы устроили побег, – объявил Каллус, сильно нахмурившись. – Лейтенант, начинайте обстрел на бреющем полёте. Цельтесь в этот спидер и любых беглецов на открытой местности.
  1234. – Сию минуту, агент, – ответил тот.
  1235. Экипаж шаттла тут же приступил к работе, выполняя приказ старшего по званию. «Лямбда» круто спикировал вниз, направляясь прямо к комплексу внизу. Две передние спаренные лазерные пушки выпустили смертоносные заряды красной энергии, как только оказались в зоне поражения. Мощные взрывы сотрясали землю внизу, поглотив как минимум одного из бегущих заключённых и выжигая чёрные дыры на посадочной площадке и дюрастали близлежащих зданий. Продолжая спускаться, шаттл выстрелил по лесу, разнося в щепки вековые деревья и поджигая всё вокруг. Спидер повстанцев, к удовлетворению Каллуса, получил прямое попадание и сочно взорвался огромным огненным шаром.
  1236. – Запросите подкрепления с «Громобоя», – сказал он, надевая свой шлем БИБ. Он имел в виду Звёздный разрушитель класса «Венатор», находившийся на орбите. – Сообщите им, что тут происходит. И затем сажайте шаттл на то, что осталось от посадочной площадки.
  1237. Агент Каллус покинул кабину пилотов и вернулся в пассажирский отсек в хвосте. БИБ подготовило его для этапирования преступников и предателей, но в данный момент в нём находилось четверо элитных солдат Империи: имперские штурмовики в белой броне. Они сидели, но тут же поднялись, когда он вошёл.
  1238. – Возьмите оружие и следуйте за мной, – скомандовал Каллус, доставая из-за спины собственное оружие. Лёгкая тряска и шипение выдвигающегося посадочного трапа известили их о том, что шаттл приземлился. – Сокрушим повстанцев.
  1239.  
  1240.  
  1241.  
  1242. --
  1243.  
  1244.  
  1245.  

Share with your friends:

Распечатать