SaveText.Ru

Без имени
  1. CARL`S STORY
  2.  
  3. 1. Предыстория
  4.  
  5. 1.1
  6. Молодой человек Карл Джонсон по кличке Сиджей приезжает в Лос-Анджелес после 5-летней жизни в Нью-Йорке на похороны своей матери в 1992 году. В прошлом он состоял в уличной банде Crips и уехал в 1987 году после смерти своего младшего брата Брайана, убитого членами вражеской банды Bloods. Тогда Сиджей, желая быстро разбогатеть, связался с уличной наркоторговлей, и его быстро оцепил продажный офицер Фрэнк Тенпенни, а банда Bloods, которая тоже пыталась раскрутиться на наркотиках, стала точить на него зуб. Лидер банды Crips и его старший брат, Шон Джонсон по кличке Свит, был честным гангстером, не желавшим захламлять свой район наркотиками, поэтому Карл скрывал свою деятельность от семьи. Однако, щели начали рассасываться: у Сиджея откуда-то стали водиться неплохие деньги, а слушков на улицах становилось всё больше и больше. Но Шон не хотел верить в это. Дабы не вредить своей банде и не провоцировать конфликт со Свитом, Карл торговал наркотиками во вражеских районах, одеваясь в одежды Bloods.
  7.  
  8. 1.2
  9. Сначала спалить контору удалось офицеру Тенпенни, тогда ещё довольно молодому и формировавшему свои будущие принципы. Будучи простым служащим полиции, он хотел взять под контроль и уничтожить уличные банды, чтобы отомстить своему отцу. Сын афроамериканского уголовника, убивавшего и насиловавшего тогда, когда уличных банд не было в помине. Его матерью была простая мягкая женщина, не хотевшая сталкивать Фрэнка с его отцом и всячески ограждавшая его. Но материнское влияние не могло защитить от него тогда ещё невинного мальчика. Он запомнил на всю жизнь, как робко выглядывал из-за угла, видя как его маму жестоко избивает собственный мужчина. Он запомнил, как выгнав свою женщину с сыном на улицу, этот человек устраивал тусовки с выпивкой, травой и шлюхами для своих ребят, пока те сидели на улице и смотрели на этот праздник жизни с вымоченными в слезах глазами и синяками на руках. Долго это продолжаться не могло, и однажды 17-летний Фрэнк, пришедший со школы, увидел труп своей матери с пробитой бутылкой головой на полу, а рядом с ней стоял его отец и мёртвым взглядом смотрел на него. Ступор продолжался буквально пару секунд, после чего юноша бросился с кулаками на убийцу, но тот сразу приставил нож к его горлу, не говоря ни слова. Несмотря на жизнь в гетто и безумного отца, тогдашний Тенпенни не отличался отличался особым здоровьем: он был хил и даже несколько боязлив, не занимался борьбой и контактов с местной шпаной не водил. Через несколько мгновений, отец оттолкнул Фрэнка от себя, спрятал нож и молча пошёл к двери из дома. Парень, впервые почувствовавший холодок близкой смерти, сидел на коленях и смотрел на неподвижное тело своей мёртвой матери. Когда он был ребёнком, она говорила ему, что он станет полицейским и будет защищать людей от таких, как его отец... Из года в год эта мысль всё больше и больше томилась в голове у Тенпенни, и к моменту, когда он потерял мать, он уже твёрдо определился со своим будущим. Но, спустя несколько дней после убийства, когда он, будучи в отчаянии, сидел дома у приютившей его тёти и смотрел телевизор, что-то пошатнуло его цели. Его отца обвинили в убийстве сожительницы, после чего... Оправдали. Потом Тенпенни долго задавался вопросом, почему он освободился из-под стражи. То ли много заплатил, то ли был кому-то выгоден... Так или иначе, полиция оказалась бессильна перед настоящим злом, отморозком, чёртом во плоти. Во время прослушивания новостей руки Фрэнка как будто сами потянулись к пистолету и цветной бандане. Он понял, что государственная власть бессильна, и надежда на наказание может идти только от уличной силы. Так он попал в банду. Вернее, в какую-то мелкую шайку, куда взяли такого вчерашнего слизняка как он. Они воровали телевизоры, гоп-стопили ребятишек, а когда везло, толкали травку. В целом, жизнь Фрэнка в тот период была не такой уж и плохой. Вместо травли хулиганами и насилия дома он обрёл немного деньжат, некоторую известность на районе и даже пару девчонок. Да и из маменькиного сына за полтора года превратился в подкаченного здоровяка с наколками и платком на лице.
  10.  
  11. 1.3
  12. Но чем больше шкаф, тем громче падает... Довольно молодая на то время группировка Crips уже стремительно уничтожала всех своих конкурентов, и нужно было искать способы подняться на ветку повыше, чтобы не оказаться в могиле. Однажды мелкой банде, в которой состоял Тенпенни, предложили работу по перевозу кокаина, тогда, в начале 80-ых, ещё довольно нового и малоизвестного наркотика из Колумбии. Заказчикам показалось невыгодно нанимать крипсов и другие банды, так как они понимали, что те загонят им высокую плату, поэтому решили остановиться на малой уличной шайке. Казалось бы, прибыльно и не очень пыльно, но рука нового уличного "хромого" гиганта уже на тот момент была достаточно длинной, чтобы сорвать планы конкурентов. Группа "синих дьяволов", как их уже успело прозвать множество мелких группировок, обречённых на вымирание, устроила атаку на транспорт банды Тенпенни, везущий товар. Сам Фрэнк в это время находился в Лос-Анджелесе, отказавшись ехать с остальными, так как начал осознавать действительную силу Crips и риски их нападения. И не прогадал. Оставшись единственным выжившим в банде, ему ничего не оставалось, кроме как уйти на дно. За время, которое он провёл в криминале, он многое переосмыслил, а воспоминания об отце достаточно размылись и смягчились, чтобы он смог рассмотреть свою жизнь под другим углом, с меньшим наплывом эмоций. Он хотел мести. Хотел уничтожать таких как его отец, оставивший большое наследие в уличной среде. Он мог стать таким, каким хотела видеть его мать, но по сути оказался таким, каким был его отец. Уличным мусором. Он стал достаточно чёрств и отморожен, чтобы не бежать в церковь и раскаиваться, но в его душе остался тот огонёк детской злобы, который он хотел потушить навсегда. Нити оказались порваны могильными плитами его товарищей, и ему оставалось искать что-то новое, нечто более осознанное и взрослое. Билет во взрослую, "нормальную" жизнь стоил дорого. Конечно, здоровому суровому мужику с кучей татуировок и неясным прошлым попасть в полицию будет нелегко. Но Тенпенни чему-то полезному да научился за время своего разгильдяйства. Подключив все свои связи и деньги, он начал учёбу на полицейского с чистого листа. Там он понял, как на самом деле устроено общество, научился подлизывать кому нужно и посылать тех, кто не принесёт тебе пользы. Тот факт, что он был чёрным, делало его работу более усердной, а быстрое усвоение материала более необходимым. Когда он стал видеть, как уличные гангстеры, чем-то похожие на его отца, заискивают перед господами-полицейскими, он обрёл нерушимую самоуверенность и самовлюблённость. Он научился угрожать и давить похуже любого "плохого копа" из комедий. Выйдя с академии, молодой офицер Тенпенни стал настоящим оборотнем в погонах, полуполицейским-полугангстером как внешне, так и в душе. В ходе учёбы, он понял, что сделал правильный выбор, когда увидел, какое на самом деле влияние имеют полицейские на уличные банды. И вот, он нашёл свою первую жертву. Странный молодой парнишка в тёмно-красной толстовке, который приторговывал дурью за углом. Он заставил его отстёгивать долю с продаж наркотиков и обязал работать на него, если он ему потребуется. Каково же было удивление Тенпенни, когда он увидел этого мальчишку среди синих авторитетов, на самом видном месте рядом с лидером банды.
  13.  
  14. 1.3
  15. В конце-концов, красные прознали в известном дилере одного из "хромых" авторитетов, и решили убить Джонсона. Узнав это, Карл на время уехал за город, потому блады решили взять на мушку его младшего брата Брайана. Брайан только вступил в банду и во всём следовал за своими старшими братьями, словно преданный щенок. Особенно он близок с Сиджеем: ещё с малых лет они вместе устраивали разные розыгрыши и были главными весельчаками района. Ясное дело, что когда к его виску приставили ствол и потребовали раскрыть местоположение Карла, он молчал как партизан. Он не знал и не верил, а даже если бы знал, то не сказал. После его убийства по всему району, в котором жила семья Джонсонов, раскатилась волна потрясения и негодования, зрела новая война группировок. Свит был сам не свой: Брайан погиб, Карл не появлялся дома уже несколько дней и походу влез в мутные дела, а на повестке дня серьёзная и кровавая стычка банд. Правда, Карлу, скрывавшемуся где-то в загородном отеле, было не лучше. Он ещё не знал о смерти Брайана, но уже понимал, что его грязные делишки раскрыты и от него может отречься семья и даже вся банда, да и этот коп давит на пятки... Карл настолько боялся последствий, что ему хотелось не просто убежать из города, ему хотелось убежать из штата, а лучше из этого мира. Но он выбрал второй вариант. Даже не попрощавшись с семьёй, он поехал в аэропорт и выбрал рейс в Нью-Йорк, надеясь, что в мегаполисе, большем чем его малая родина, он сможет найти новое место в жизни и забыть о прошлом.
  16.  
  17. 1.4
  18. Прилетев в новый город, Сиджей буквально утонул в нём. Эти яркие вывески и деловые центры кругом, совершенно по-другому одетые люди. Целый другой мир, новое измерение. Конечно, как и у всякого приезжего, культурный шок и сказка цивилизации быстро пропадают, когда снимаешь квартирку в бедном районе с дешёвыми путанами и бомжами на улицах и начинаешь батрачить таксистом за гроши, потому что в своё время вертелся в бандах вместо обучения в колледже. Но Карл был молод и даже амбициозен, работа таксистом на холодных улицах Нью-Йорка среди тысяч подобных ему казалась ему более пристойной, чем хождение с полуавтоматом в руках по трупам своих товарищей. Он стал знакомиться с людьми, зарабатывать деньги и жить почти как нормальный человек, всё дальше и дальше отводя от себя своё прошлое. Но спустя где-то неделю такой жизни прозвенел один звонок, который разрушил все желания Сиджея. Это был Шон. Он сказал, что Брайана убили и спросил, где Карл шляется. На что тот промолчал. Потому что понял, что совершил самое страшное убийство в своей жизни и ничто не оправдает его, и ни одна работа таксистом и съём девочки в каком-то ночном клубе с уклоном в продолжение, не смоют его грех. Он убил собственного брата. Не своими руками, но по его вине. Когда он осознал это, то жизнь перестала идти в прежнем русле. Всё ушло в туман, когда Сиджей ушёл в запой, чтобы забыться хотя бы на время. Он пил целыми днями, перестав работать. В конце-концов, его выгнали из съёмной квартиры, и он буквально оказался на помойке. С голодным животом и пустой бутылкой пришло инстинктивное осознание того, что надо что-то делать. Тут на глаза попался какой-то не очень бедный на вид гражданин, зачем-то шедший по нехорошему району в нехорошее время. За что и поплатился, получив кулак под ребро и лишившись кошелька. Правда, молодцом он оказался крепким, и после ограбления попытался отбить своё имущество у грабителя, но Сиджей ловко схватил его за голову и несколько раз побил её об стену, пока из неё не стала плескать кровь, и жертва свалилась замертво. Он убил человека, его руки были в крови. Вместо того, чтобы бежать без оглядки, Сиджей задумчиво смотрел на труп. Сейчас он убил человека по-настоящему, своими руками. Это и называется убийством. Здесь он по-настоящему и бесспорно виноват. А виноват ли он так же точно в смерти Брайана? Можно ли его назвать убийцей? Нет. Может Брайан сам нарвался на каких-то отморозков, кто его знает? Могло произойти всё, что угодно, но он не убивал Брайана. Это сделала шпана, грабители, наркоманы, да кто-угодно. Но не он. Винил ли он себя в детстве в смерти кота, умершего от старости? Нет. Тогда почему он спился до чёртиков, виня себя в том, чего он лично не совершал? Сиджею впервые стало легче по-настоящему. Но это чувство продлилось недолго, ведь за его спиной образовался какой-то шорох. Карл в испуге обернулся, осознавая, что ему некуда бежать и увидел выходящего из кустов молодого человека с мусорным пакетом в руках. Сиджей уже сжал кулаки, готовясь убить свидетеля, да заодно забрать себе его наличность, но тот приветливо улыбнулся, и с интересом взглянув на труп, отметил, что Карл - неплохой убийца. Паника Джонсона немного спала, но тревога всё равно оставалась. Мало ли это какой-то маньяк или подобный псих? Собеседник взглянул на молчащего Сиджея и представился Джоуи, а также сказал, что в его мастерской требуются подобные Карлу кадры, умеющие искусно и быстро убивать. Ещё не пришедший в себя окончательно Карл мрачным голосом согласился на предложение Джоуи работать на него. После того, как новоявленный наниматель спросил Карла, чего он здесь околачивался, а последний объяснил своё трудное положение, Джоуи предложил заночевать у него в мастерской. Карл пошёл вслед за новым знакомым до его гаража за углом.
  19.  
  20. 1.5
  21. С того судьбоносного момента прошло 5 лет. К 1992 году Сиджей по-прежнему работал на Джоуи. Правда, заказы на убийства закончились довольно быстро, но у Джонсона был ещё один криминальный талант - автоугоны, который и стал приносить стабильную копеечку. Прошлое осталось в прошлом. Будущее, пусть и не было ясным, хотя бы имело шанс оказаться не таким уж и плохим. В криминальном мире Нью-Йорка Карл не хватал звёзд с неба, но и не был на последнем счету. Порой он грабил прохожих, но уже не убивая и действуя более осторожно, ведь отныне ему есть что терять. Солнечное гетто Лос-Анджелеса с мамой, братьями и сестрой было дымкой, которая с каждым годом всё больше растворялась в новой действительности. Сиджей стал серьёзным взрослым человеком: казалось бы, от той геттовской лёгкости и пацанского характера не осталось и следа. Джонсон научился крутиться сам, без помощи района, банды, брата-авторитета. Всё, что он имел, было заработано самостоятельно и своим горбом. Конечно, у него были свои душевные раны. Джоуи часто подмечал в Сиджее, что тот постоянно вздрагивает и теряется, когда звенит мобильный. Также Джоуи, будучи чистокровным итальянцем, очень чтил свою семью и постоянно трепался с Карлом о своих родственниках, в то время как сам Сиджей поначалу вообще не говорил о родне. Лишь спустя годы Карл стал избавляться от этих шрамов прошлого и даже понемногу обсуждал свою семью с боссом, но по-прежнему оставался довольно закрытым человеком в этом вопросе. Первые годы он писал письма младшей сестре Кендл, потому что хорошо знал её, и понимал, что даже если она знает всю правду, она не будет сильно осуждать и простит его за те ошибки, в отличие от матери с братом. От неё остальная семья и весь район узнали, что Карл живёт на восточном побережье, но никто сам не пытался связаться с ним, хотя многие его друзья настаивали на этом. Может быть, если бы всё сложилось иначе, Карл когда-нибудь женился на какой-нибудь простой девчонке, создал свою новую семью и воспитал детей так, чтобы они не совершали ошибок его молодости, но старая родня внезапно затянула его назад. По уши. Главный жизненный страх Сиджея вот уже 6 год, который утих со временем, вновь пробудился из недр прошлого. Звонок на мобильный. Карл принял их десятки, если не сотни, ведь Джоуи любит поболтать о жизни даже в нерабочее время, но этот выделялся среди всех, ведь вместо привычного имени на нём значилась уже застывшая во времени кличка. Свит... Этот гангстер до мозга костей, вечная заноза в заднице у Карла. Зачем он понадобился ему спустя столько лет без какого-либо контакта? Опасения Джонсона стали увеличиваться в разы с каждой секунды. Воспоминания о прошлом звонке о Брайане стали плыть в голову Сиджея одно за другим, и дабы остановить этот поток, он прервал гудки и нервным голосом ответил на вызов. Свит был краток прямо как в тот день. Голос Шона был твёрд, но лишь на первый взгляд. В нём чувствовалась страшная горечь и утрата. "Мама мертва". Два слова, которые пронзили Сиджея не меньше, чем последняя новость о Брайане. Голова закружилась и жизнь снова пошла вверх дном. Словно старый забытый кошмар из детства, который вернулся к тебе и подстроился под твою уже окрепшую психику, пугая тебя как в первый раз. Карл лишился в этот день ещё одной части себя. Он бы хотел забыть о старой жизни навсегда, как будто он никогда не жил в Лос-Анджелесе, никогда не был в банде и никогда не являлся Джонсоном. Но не мог, что-то роднило его с этим миром его юности и заставляло страдать каждый раз когда там, за тысячу километров, умирает какой-то когда-то близкий тебе человек. Беглец, не успевший окончательно залечить одну рану в этой безумной жизненной погоне, как его уже поразила вторая. Через силу он заставил себя запаковать чемодан и отправиться в родной город на похороны. Идя к аэропорту, Сиджей вспомнил, как было легко сбежать оттуда.
  22.  
  23. 2. Возвращение
  24.  
  25. 2.1
  26. К утру следующего дня, Сиджей уже стоит у аэропорта Лос-Анджелеса с чемоданом в руках и ловит такси. Яркое, уже непривычное солнце слепит глаза, а толстовка, которую он обычно носил в Нью-Йорке, валялась в чемодане из-за здешней жары. Вскоре, такси приехало. Про себя Карл отметил, как же мало здесь таксистов по сравнению с его новым местом обитания. По пути в родной район, Джонсон смотрел на знакомые до боли улицы и постоянно сравнивал их с Нью-Йорком. В этот момент он осознал, что за эти годы он окончательно осел на восточном побережье, и он чувствует себя здесь не иначе как в старом детском воспоминании, где что-то стёрлось, а с оставшимися клочками памяти уже не ассоциируешь свою жизнь. Спокойная поездка до дома оборвалась почти в паре шагов, когда за такси прозвучала громкая, буквально разрывающая воздух в такое раннее время, полицейская сирена. Будучи "пацаном улиц" в молодости, Карл не водился с полицией, и единственным знакомым полицейским являлся тот, о ком Джонсон вспоминал только потому, что он был одним из кусочков пазла той семейной катастрофы, из-за которой он и переехал в Нью-Йорк. Фрэнк Тенпенни. За это время он ещё больше заматерел, хотя при первой встрече с ним Карл не понимал, где можно найти более уголовный типаж во внешности человека. Но в этот раз он был не один. За это время у него появились компаньоны: офицер Эдди Пуласки, которого Сиджей тоже знал, но это знакомство было на уровне пары приводов им в участок и последующая отсидка в обезьяннике за драку под его надзором; а также молодой незнакомый офицер-мексиканец, который постоянно молчал и выполнял приказы Тенпенни. Этот самый незнакомец по указке Фрэнка забрал деньги Сиджея и посадил его в полицейскую машину, после чего они увезли его подальше от района, попутно объясняя, что им нужно. Таксист с багажом Джонсона уехал восвояси, боясь оказаться на сидении рядом со своим бывшим пассажиром. Пока Карл жил в Нью-Йорке, Тенпенни успел неплохо подняться по службе и образовать собственный полицейский отдел C.R.A.S.H по борьбе с организованной преступностью. И Сиджей оказался выгодной находкой для этой новоиспечённой организации, дабы не марать руки о бандитов, которых они собираются брать под контроль. Понимая, что Карл может сбежать, Фрэнк подкидывает ему пистолет, из которого пару минут назад был застрелен офицер, желавший раскрыть грязные дела Тенпенни, и грозит в случае побега повесить на Джонсона убийство. После пары угроз, они выкидывают Карла где-то в глубине вражеского района, оставляя его наедине с бесхозным велосипедом.
  27.  
  28. 2.2
  29. Сиджей быстро находит применение такому простому в угоне транспорту и мчится домой, пока его не узнали бладсы. Приехав на родную улицу он видит свой обветшавший дом с простреленными окнами. Открыв дверь, его снова окутывают мёртвой хваткой воспоминания из юности. Этот запах, этот дух родного дома, которого он не видел 5 лет... Находясь здесь, он как будто обретает свою прежнюю жизнь, возвращается в те беззаботные времена. Однако, начиная вглядываться, Карл видит, как время потрепало не только его душу, но и прежний дом. На что только не падал глаз Сиджея, всё имело какой-то дефект. Старый продавленный диван, пыльные журналы из 89-го, осыпавшийся полоток и слезшие стены. Среди этого мрака он находит фотографию своей матери на полу, вводящую его в окончательное уныние и невозможность противостоять беспощадному ходу времени. Только усевшись за стол и рассматривая лицо матери, которое больше никогда не нахмурится при виде его шалостей, он услышал звук из кухни, причина которого вскоре заставила его повернуться и выхватить первый попавшийся стул в качестве защиты. Бородатый толстяк лет за 30, довольно необычно одетый для члена уличной банды, собрался навалять Джонсону с битой наперевес, но, узнав старого кореша, бросил её в сторону и полез в объятия. Мелвин Харрис. На районе его всегда звали Биг Смоуком потому что по молодости он мог выдуть больше всех дури. Он был гораздо старше Карла и даже Шон по его меркам был шкетом. Ещё с юношества он дружил с семьёй Джонсонов и помогал молодому Свиту выбиться в лидеры Crips, а после поддерживал его все годы отсутствия Сиджея. Карл запомнил Биг Смоука как довольно странного и непонятного его простому геттовскому уму, но умного и доброго человека, бывшего для него и всей его семьи верной опорой и наставником. После недолгой беседы о недавней трагедии и странных религиозных фразочек со стороны Мелвина, Сиджей пошутил, что в этом мире меняется всё, кроме его старого брата Смоука, и они отправились на кладбище к остальным, где похороны уже подходили к концу.
  30.  
  31. 2.3
  32.  
  33. Подходя с Мелвином к кладбищу, Карл старался опустить глаза, чтобы не встретиться взглядом со старшим братом, но даже в таком положении он отметил, что на похороны пришло очень мало людей. Рядом с могилой его матери стал его брат Свит, сестра Кендл и старый друг детства Лэнс Уилсон по кличке Райдер. Шаги по траве нисколько не отвлекли эту троицу от веретены воспоминаний, охватывающей их мысли при виде свежей могилы матери Джонсонов. И лишь когда Смоук радостно объявил о приходе Сиджея, они оторвались от многочасовых раздумий. Однако сделали это очень по-разному. Сестричка Кендл бросилась в объятия к своему брату, которого не видела столько лет, и который одним своим присутствием облегчал её скорбные муки. Видя его, девушка чувствовала то семейное единство, которое было у Джонсонов когда-то. Обнимая его, она верила, что ещё не всё кончено и среди мрачного тумана найдётся судьбоносный свет, способный открыть ей дорогу в будущее. Кендл любила свою мать. Возможно, больше всех, ведь она редко имела ссоры с ней и была сильно похожа на неё. С утратой мамы она потеряла что-то важное в жизни, но увидев Карла, начала понимать, что у неё есть люди, способные залатать рану в её душе. Шон же, в свою очередь, глядел на Карла с долей презрения и непризнания. Этот человек 5 лет назад перестал быть его братом, когда убежал из города, бросив его с кучей проблем. Он не понимал, почему Сиджей, бросив свою семью, по сути открёкшись от неё, приехал на похороны к людям, которых он предал. Что он не смедлил высказать своему братцу. Началась перепалка о былом, которую Кендл не стала терпеть и пошла прочь с кладбища к своему парню. Даже без Карла в семье всё было не так гладко. За это время Кендл нашла себе бойфренда из вражеской мексиканской банды, что не нравилось Свиту. Говорить с ней было бесполезно, любовь штука злая, но Шон боялся, что у Ромео и Джульетты местного разлива могло произойти не лучшее будущее. Он и так достаточно потерял в этой жизни, не хватало ещё, чтобы родная сестра вышла за какого-то макаронника! Пока Шон пререкался с Кендл, Карл безучастно смотрел на это рядом со Смоуком и Райдером. В этот момент Сиджея больше волновало, куда делись полчища их корешей, которых он знал с юности. И когда он дождался окончания очередной семейной ссоры и окончательного ухода Кендл с похорон, то первым делом спросил брата об этом. Тот же, ещё не пришедший в себя после разговора с Кендл, вмиг снова возмутился и начал показывать Карлу могилы всех их друзей. За годы отсутствия Сиджея, большинство его братков ушли с банды, сторчались или умерли. С одной стороны, это объяснимо, ведь жизнь уличных гангстеров обычно не длится больше четверти века, но с другой... Когда Карл был моложе, ему не приходилось хоронить друзей пачками. Что-то пошло не так. Совсем не так.
  34.  
  35. 2.4
  36. Когда четвёрка вышла с кладбища на улицу, то перед их глазами сразу промелькнула красная машина, которая рывком пронеслась по дороге, выстреливая очередь из micro-SMG. К счастью, все "хромые" смогли вовремя отпрыгнуть от пуль, но тачке Смоука, на которой тот с Сиджеем приехал на кладбище, не повезло - шальная пуля угодила в бензобак, и машина разлетелась вдребезги. Ситуация не сладкая, но Свит быстро сообразил угнать велосипед на продажу у ближайшего магазина, после чего его примеру последовали остальные. Ребята мигом выехали в центральную улицу, из-за чего врагам пришлось скрыться из виду, дабы не привлечь полицию, но когда велоугонщики угодили на большую пустую парковку, бладсы мигом вернулись в игру. Шон перехватил их внимание на себя, дав остальным возможность поехать другой дорогой. Рванув в сторону дома, троица гангстеров проехала скейт-парк, после чего снова встретила Свита, а вместе с ним и преследующую их машину бладов. Парни рванули что есть мочи, и чем ближе казалась родная улица, тем менее опасной казалась красная тачка. В конце-концов, Сиджей, Свит, Райдер и Смоук вернулись домой. Эта безумная погоня буквально вдохнула в Карла тот старый дух молодости. Живя в Нью-Йорке и угоняя тачки у терпил, он давно не испытывал того юношеского чувства опасности, исходящей от членов другой банды, которых боялись как огня только от наличия пушки круче старого ствола от местного оружейника Эммета. Да и Шон в ходе такой весёлой гонки подзабыл о старых обидах, как будто снова оказался в 85-ом, и спокойно спросил Карла, когда он уезжает. На тот момент Сиджей уже имел смешанные чувства. Если по приезду он хотел просто посетить могилу матери из уважения и быстро умотать обратно в свою новую жизнь, то после такого прыжка в прошлое, он стал задумываться о своём истинном месте. Да, на районе его уже не уважают, брат не ценит, а друзей осталось очень мало, но здесь он родился, был выращен в этих условиях. И как любил говорить Свит на собраниях банды в 80-ых, должен здесь умереть. Когда он ответил Шону о своём намерении остаться в Лос-Анджелесе, тот отреагировал довольно вяло и даже с усмешкой, но, тем не менее, пригласил его затусить вечером с "уличными крысами" у него дома. Из-за усталости Карл отказался, но обещал присоединиться к будущей районной движухе.
  37.  
  38. 2.5
  39. Сиджей действительно сдержал своё слово. После недолгого отдыха он начал проводить время со своими оставшимися корешами. Безуспешно попытался грабануть пиццерию, смывающую граффити банды, вместе с Райдером. Мелко шкодил бладам, закрашивая их граффити вместе со Свитом. Вскоре, ему позвонил офицер, представившийся Эрнандесом. Карл понял, что это третий член C.R.A.S.H, ещё одна собачка Тенпенни. Он предупредил Джонсона о запрете выезжать из города под угрозой больших проблем и напомнил, что тот теперь работает на Фрэнка, если не хочет гнить за решёткой. Карл, конечно же, послал копа, но понимал, что у него действительно нет выхода, и если он понадобится Тенпенни, то ему придётся служить ему, а также то, что он вынужден забыть о своей жизни в Нью-Йорке. Но ему уже было это не нужно. Сиджей потихоньку начал налаживать отношения с братом и бандой. Уже вскоре, Шон отправил его с Райдером на зачистку района от наркоторговцев. Первым делом, гангстеры пошли к старым знакомым - Би-Дапу и Биг Беару. Эти двое были авторитетами Crips в 80-ые, с которыми Сиджей бок о бок воевал против бладов, и последний был очень рад знать то, что они живы и не в тюрьме, хоть о них давно ничего не слышно. Однако, реальность оказалась суровой: постучавшись в квартиру Би-Дапа, Сиджею довелось увидеть его в красных цветах и с тощим сторчавшимся Биг Беаром на заднем фоне. Когда Карл позвал их наказать местных дилеров, Дап лишь послал его и высмеял его честные намерения в такое сложное время, а торчок-Беар оправдывал свою наркозависимость тяжёлой жизнью и по приказу Би-Дапа, державшего его в рабстве за дозу, пошёл мыть унитаз. Понаблюдав эту картину, Джонсон с Райдером ушёл восвояси, и понял, насколько наркотики опасны для района. Грохнув одного дилера в переулке, пытавшегося затравить члена крипов наркотой, они вышли на притон, который располагался через дорогу, хоть и в районе бладов. Торгаши оттуда из-за близости к району Джонсонов, часто толкали туда наркотики. С битами наперевес, Карл и Лэнс зашли в провонявший крэком дом, в котором блады устроили тусовку с местным драгдилером. Пока те, будучи одурманенными, не успели опомниться, "хромые" вышибли им мозги, после чего из дальней комнаты выскочил владелец дома, но тут же получил битой по морде от Сиджея. После уничтожения ещё более-менее восприимчивых торчков, двое крипсов, шутки ради, начали избивать полудохлых наркоманов, но это быстро наскучило им, и они решили вернуться на район. Вскоре, бладсы решили нанести ответный удар, и поехали на район "хромых", дабы убить парочку их людей, но трагедию остановил Райдер, который заметил красную машину, едущую в их район, когда вместе с корешами обедал в машине. Сиджей мигом нажал на газ, и в ходе продолжительного драйв-бая, красные слегли под огнём Свита и Райдера. Осознав нехватку оружия в банде и беспомощность своих людей в бою, Сиджей уговорил Свита наладить контакт со старым оружейником Эмметом, у которого хоть и былидерьмовые пушки, но с ними всяко лучше, чем с пустыми руками. После этого, авторитеты крипов, включая Карла, устроили ответную атаку на районы бладов, что им удалось выполнить на все сто. Однако, в банде Джонсонов были не только внешние, но и внутренние проблемы. За время отсутствия Сиджея некоторые сэты банды откололись от остальной банды, и один из них был настроен наиболее агрессивно. Именно он решил совершить покушение на Свита и его девушку, резвившихся у неё дома в районе, который захапал себе этот самый сэт. Ситуация критическая, вокруг враги, Смоук и Райдер не отвечают на звонки. Ситуацию спас Сиджей, который по первому звону сразу же собрал братву и отправился спасать брата. После продолжительной перестрелки, в ходе которой слегло много и своих и чужих, ещё когда-то бывших своими, Карлу удалось отбить Шона и его девчонку, после чего он благополучно увёз их домой.
  40.  
  41. 2.6
  42. В тот день в Свите что-то переменилось. Он сторонился своего брата и даже считал его чужим после побега последнего. Но сегодня тот спас его жизнь, подняв на уши весь район. Несмотря на ласки девушки, Шон не мог перестать думать о прошлом. Он был мальчишкой, когда попал в Crips. Свит хорошо помнит, как получил свою кличку. Будучи подростком, молодым гангстером. С девушками у него не очень клеилось, и братки решили снять ему шлюшку на вечер, которая увидев его слегка смущённый, особенно смешно смотрящийся на человеке, сегодня замочившим троих бладов, вид, шутя назвала его "сладеньким". С тех пор и прицепилось. Сначала Шону не нравилась такая кликуха, не очень подходящая для крутого убийцы, но позже он привык, и ему даже стало нравиться. Сколько он себя помнит, он был связан с уличной бандой. Его жизнь - это его район. Он родился в то время, когда бедному афроамериканцу из гетто почти не было дорог в жизнь, а большинство ему подобных кучковалось в бандитских группировках и порой неплохо себя чувствовало. Тогда Шон определил своё предназначение, он понял, что если он родился чёрным в бедном гетто, то его жизнь должна протекать именно здесь. Как преступник, Свит схватывал всё налету: рано научился грабить, убивать, угонять машины, понтоваться перед другими, курить травку. По сути, этот парень был классическим уличным гангстером из чёрного района, и у такого были большие перспективы стать лидером банды. В 80-ые, когда Свит выбивался на это место после смерти прошлого главаря, его поддержали многие влиятельные бандиты, в том числе Биг Смоук, впоследствии ставший незаменимым компаньоном Шона во всех делах. В семье Джонсонов не было отца, а мать постоянно пахала как проклятая, чтобы кормить кучу детей и содержать дом в одиночку, потому дети буквально росли на улицах, а главным среди них считался самый старший. Свит заменил Карлу и Брайану отца, они брали с него пример, поэтому тоже подались в уличные банды смолоду, но так как он уже был авторитетом в этих кругах, их подъём по криминальной лестнице не был таким долгим и тяжёлым, как у него. Брайан к 17 годам стал Lil`G, а Карл в том же возрасте уже был заместителем Свита. Когда Шон достиг вершины в уличном мире, он как будто застыл во времени. Ни его философия, ни его амбиции не сдвигались с места. Он считал улицу своим предназначением, а любые предложения Смоука поднять бабла, разрешив торговать наркотиками на районе, воспринимались резко негативно. Свит вдохновался исконными идеями крипов по созданию "чёрной" власти в гетто и обретению стабильности на районе без хаотичного криминала, но его желания не всегда удавалось осуществить. В день, когда умер Брайан, Шон потерял двух братьев. Он тяжело воспринял побег Сиджея, чувствовал себя обманутым и преданным. Он решил, что для Карла членство в банде было лишь ступенькой на пути к его финансовому достатку, о котором тот мечтал ещё с детства, что его не волновал район, семья, принципы, и что Брайан погиб за дело как настоящий мужчина, в то время как Карл сбежал словно бродячий пёс. Однако, после подвига Сиджея, его старший брат начал чувствовать, что "бегунок" начал делать шаги к искуплению. Возможно, на его смягчение повлияло и заметное улучшение дел банды после возвращения Карла. Так или иначе, в семье Джонсонов начал воцарять мир, и его должно было благотворно повлиять на их группировку.
  43.  
  44. 2.7
  45. Как-то заглянув к Свиту, Карл обнаружил его снова ругавшимся с Кендл. Девушка пыталась оправдать своего парня перед братом, а тот, в свою очередь, напоминал ей об опасности таких отношений, ведь "этот пацан не с родного района, он даже не чёрный, и чёрт знает что они о нас думают". Пройдя мимо любопытного Сиджея, Кендл покинула дом с вещами наперевес. Ей надоело жить с лицемерным братом-расистом среди его туповатых дружков-бандитов в самом опасном районе города. Только захлопнулась дверь, Шон послал Карла проследить за ней и в случае чего защитить, предварительно взяв машину-лоурайдер, чтобы закосить под своего и попасть на закрытую тусовку мексиканцев. Взяв авто у одного из друзей Свита, Сиджей приехал в мексиканский район, где во всю прыгали цветастые тачки под крики местных распутных девчонок. Вскоре, к машине Джонсона подошёл бандит, и заценив этот стильный лоурайдер, закрыл глаза на слишком тёмную кожу его владельца, и вызвал его на поединок... По прыжкам на тачках! Поставив свои барыши, Сиджей согласился на этот бой, понимая, что если он откажет, его быстро выпнут с квартала и судьба Кендл останется в её же руках. Вскоре, в авто Карла села полуголая девица и из колонок зазвучала музыка. Оба оппонента прыгали авто как вне себя под ритм мелодии, радостные крики людей и комментарии бандитов Сиджею, постепенно улучшавших мнение о нём с каждым удачным прыжком. Несмотря на неопытность в подобном занятии, Джонсону удалось победить: его противник был довольно пьян и устал, чтобы тягаться с ним, потому часто медлил и из-за этого потерял последние деньги на пиво. Кендл, наблюдавшая за происходящим со стороны, была в восторге. Как только брат победил, она бросилась к нему в объятия, после чего тому довелось познакомиться и с объектом ненависти Свита. К ним подошёл молодой парень, весь покрытый татуировками, и, поздравляя Карла с победой, пожал ему руку. Когда руки мексиканца после приветствия Сиджея, обратились к талии Кендл, её братец не на шутку возмутился и оттолкнул его. Вскоре, заметив это, к ним подошла парочка друзей возлюбленного Кендл, и начала угрожать Джонсону кровопролитием. Тот, в свою очередь, не испугался и начал оскорблять их, что чуть не привело к трагедии, если бы виновник торжества не вмешался в спор и не успокоил своих корешей, объясняя им, что ему очень важны отношения с Кендл, и он не позволит убить её родственника. Так как этот человек был главарём их банды, бандиты отстали от Сиджея и ушли восвояси, а спаситель в свою очередь начал рассказывать Сиджею про свою любовь к его сестре, и что именно из-за неё он не позволил растерзать его в клочья. Выслушав своего спасителя, Карл успокоился и разрешил Кендл встречаться с ним, после чего они наконец-то познакомились. Героя-любовника звали Сизар Виалпандо, и он был лидером местной мексиканской банды, которая, как и группировка Джонсонов, не поощряла торговлю наркотиками, однако, несмотря на это эти банды враждовали. Но с этого момента, когда Кендл с Сизаром свели свои судьбы воедино, отношения группировок стали улучшаться.
  46.  
  47. 2.8
  48. С каждым днём жизнь налаживалась. Сиджей с Райдером обнесли военный склад, вооружив свою банду хорошими пушками. Из тюрьмы откинулся старый знакомый Карла, когда-то друг покойного Брайана, Джеффри Кросс. Этот парень решил стать гангста-рэпером, придумал кликуху OG Loc и начал просить Сиджея помочь ему с "карьерой". Украв звуковое оборудование и чужие стихи, а затем убив одного известного менеджера в рэп-бизнесе, поливавшего Джеффри грязью, Карл обеспечил казалось бы непутёвого, но, судя по всему, умеющего выбирать выгодных друзей, начинающего гангста-стихоплёта, потому вскоре он стал собирать большие вечеринки, о которых знал весь район. Сам Джонсон нашёл себе девушку, молодую бандитку Дениз, причём довольно нестандартным способом: он спас её из пожара, который сам же устроил, действуя по указке Тенпенни. Свит видел успехи своего младшего брата, и дабы окончательно поднять его в своих глазах, дал тому указание начать войну банд с бладсами и захватить их район, а заодно убить предателя, который поселился там и сменил банду. Собрав людей, Джонсон поехал в квартал, где жил крысёныш, и вместе с братками, начал отстреливать всех гангстеров на своём пути. Когда их не осталось, и район был захвачен, предатель выбежал из дома, оправдываясь своё предательство обманом Тенпенни, но тут же получил пулю в голову. Позже, Карл встретил Шона в родном районе, и тот предложил отправиться на кладбище, где хоронят недавно убитого предателя, и куда приедет один из лидеров Bloods. Собрав братву, братья Джонсоны незаметно пробрались на кладбище, и отстреляли всех бладов, мстя за похожий инцидент на похоронах их матери. Трусливый лидер бладсов, Кейн, увидев превосходство "хромых", побежал прочь к своей роскошной машине, но, несмотря на свой толстый бронежилет под курткой, был пристрелен Сиджеем. Победа за победой привели к тому, что банду Свита снова стали уважать, и отделившиеся сэты решили вернуться под его крыло. Назначив встречу с лидерами других сэтов в местном мотеле, Шон приехал туда с Карлом, Смоуком и Райдером. С самого приезда всё казалось каким-то подозрительным. Когда Свит пошёл на встречу, а остальные ждали его в машине, Сиджей заметил в небе парящий над мотелем полицейский вертолёт. Да и Райдер со Смоуком были какие-то взволнованные... Через минуту, из вертолёта спустились спецназовцы, начавшие нападение на мотель, дабы задержать лидеров Crips. Сиджей вышел из машины, но пуля, проскользнувшая мимо головы, дала понять, что теперь здесь будет идти бойня всех против всех, и члены других сэтов, охранявшие вход в мотель, и теперь отстреливающиеся от спецназа, решили, что эта облава - дело рук Свита, дабы избавиться от остальных подгруппировок. Смоук подозвал Карла в машину, но последний стоял в оцепенении. Ситуация безвыходная. Идти спасать Шона - значит идти на верную погибель. Но если он не сделает это, то предаст семью во второй раз. Видя застывшего Карла, Райдер уже хотел рвануть с Мелвином без него, но Смоук остановил его. Схватив Джонсона за предплечье, он потащил его в авто, и они уехали прочь. Последним, что запомнил Карл, был покрытый светом от вертолёта и гремящий выстрелами копов мотель, куда толпами поступали спецслужбы, а крики бандитов были слышны по всему кварталу.
  49.  
  50. 3. Падение
  51.  
  52. 3.1
  53. После побега из мотеля, Карл буквально отключился от реальности. Пока Смоук с Райдером на передних сидениях обсуждали произошедшую бойню, он пустым взглядом смотрел в никуда и думал о брате. На глаза навернулись слёзы, воспоминания начали терзать душу, а жизнь заново пронеслась перед глазами. Как они с братом наперегонки гоняли до дома по району на велосипедах. Как он учил его держать пистолет в руках. Как он, увидев первого заваленного Сиджеем блада, сказал, что он настоящий крипс. То, как они соревновались, кто склеит больше девчонок в школе, а у Шона их всегда выходило больше, потому что он был взрослым и у него уже была машина, а Карл только дулся на это, ожидая своего часа. Всё это ушло с какой-нибудь злосчастной пулей в загаженном мотеле на окраине города, которую Карл, по своей бессовестности, даже не решил увидеть в лицо. Мысли Джонсона прервал лёгкий стук в окно, с помощью которого Смоук, уже стоявший на улице у какого-то гаража, пытался вернуть Карла в реальность. Выйдя из машины, Сиджей увидел Райдера, опиравшегося на стенку здания гаража, а также полицейскую машину, у которой стояли офицеры Тенпенни, Пуласки и Эрнандес. Заметив Карла, Фрэнк наигранным тоном начал сожалеть о гибели Свита и прикидываться "честным копом", который платит услугой за услугу. Тенпенни начал объяснять Сиджею, что он, мол в качестве награды за оказанную Джонсоном работу по устранению людей, копавших под C.R.A.S.H, поможет его банде остаться на плаву, при условии, что те начнут торговать наркотиками в районе, а он будет брать свою долю и прикрывать их. Конечно, Сиджей возмутился такому предложению и начал отмахиваться, решив, что если он бросил брата на погибель, то хотя бы не бросит его принципы. Однако, вскоре, офицер Тенпенни дал ясно понять, что это было не предложение, а приказ, и если они не сделают этого, то их ждёт тюрьма или пуля в каком-нибудь злополучном переулке. Карл умолк, и Биг Смоук начал уступчиво обговаривать с Фрэнком их положение и, прилизываясь, у него вышло окончательно договориться о начале наркобизнеса в группировке. Когда C.R.A.S.H оставили троицу одних, Мелвин отправил Сиджея с Райдером следить за районом, а сам отправился "по своим делам".
  54.  
  55. 3.2
  56. Когда парни вернулись на родную улицу, то обнаружили, что дела сильно ухудшились несмотря на то, что мясорубка в мотеле произошла всего один день назад. Их сэт начал войну с другими, из-за чего блады смогли напасть со стороны и начать захватывать районы. Сиджей стал вести активную борьбу, возглавляя людей в борьбе за кварталы, в то время как Райдер начал куда-то пропадать. Несмотря на усилия Джонсона, его банда всё слабела и слабела, а истинная причина этого раскрылась в одной из подворотен, где он случайно обнаружил Лэнса, продающего наркоту члену Crips. Сиджей разозлился на кореша, ведь его действия делают их людей слабее, и вскоре бладсы могут захватить их полностью, однако тот не стал утруждаться оправданиями и сам в ответ обвинил Карла в бесполезности. Пока Смоук достаёт партии наркотиков, а Райдер их распространяет по району, Сиджей занимается только тем, что пытается спасти смертельно больного, коим является его банда, чем вызывает сомнения у вышестоящих в правильности сохранения его жизни. Когда Лэнс тонко намекает Джонсону, что за его действия может придти расплата головой, тот успокаивается и предлагает Райдеру компромисс: тот будет продавать наркотики простым людям и прежним покупателем, но не будет трогать молодняк банды Сиджея. Лэнс соглашается, и они мирно расходятся. Карл не стал бороться с Райдером, понимая, что с этим человеком не стоит играть в игры, несмотря на его смехотворный вид. В молодости Лэнс был велосипедистом, за что и получил свою кличку. Он был отмороженным парнем, потерял мать в детстве и рос с отцом. Как ни странно, его папаша был вполне нормальным человеком, именно он научил юного Лэнса водить велик и привил любовь к этому. Сам он мечтал стать профессиональным велодрайвером будучи подростком, но из-за травмы ноги, ему пришлось отказаться от своих целей, однако он решил воплотить их в сыне. Однако, сынок под влиянием улиц пошёл по кривой дорожке: вступил в банду, начал толкать и употреблять наркоту, избил учителя и был отчислен со школы. Из-за наркотиков его здоровье быстро ослабло, и он уже не смог попасть в большой спорт, но по-прежнему считался лучшим велосипедистом на районе. Имея комплексы из-за своего роста и смешного голоска в детстве, он смолоду начал пытаться стать лучше всех во всём. Лучшим в велоезде, лучшим в курении травы, лучшим в съёме девчонок... Из-за постоянной конкуренции с другими, он обрёл грубый и противный характер. Несмотря на это, Сиджей, когда был подростком, был восхищён Лэнсом, бывшим старше его и Свита, и частенько просился покататься с ним где-нибудь по городу и пошпанить. Райдер часто издевался над ним, однако в душе уважал за то, что тот был чем-то похож на него, а именно желанием быть лучшим и крутым. Именно Лэнс привил Джонсону множество дурных вещей: научил его рисовать граффити, курить траву и гоп-стопить лохов. Видя это, мать Карла пыталась запретить ему общаться с этим шпанёнком, но тщетно - при первой возможности Карл всё равно сбегал к нему. В отличие от Брайана, на вступление которого в банду в большей степени повлияло членство в ней двух старших братьев, Карл вступил в Crips, дабы Райдер стал считать его равным и перестал задирать. Не могло.
  57.  
  58. 3.3
  59. Карл стал понимать, что только что он раскромсал в щепки половину, наверное самую важную, из принципов своего брата, заключавшихся в нераспространении наркотиков на родных улицах и защиту людей, включая и простой народ из гетто, от этого. Сиджей стал постоянно оправдывать себя и свои поступки. Увидев, как когда-то Свит простил ему смерть Брайана, после того, как Карл спас его от вражеской банды, он стал верить в искупление. И он хотел искупить свою вину перед умершим Свитом, потому и продолжал удерживать за собой его банду, однако с каждым днём он всё дальше отходил от возможности сгладить свою вину. Начиная с того случая с Райдером, он всё больше и больше замечал, как угасает всё вокруг. Люди стали принимать наркотики, и его улица превратилась в один большой притон. Количество уличных преступлений, совершаемых не членами банд, а простыми людьми, повысилось в разы. Хаос и разруха разрушали душевное равновесие Сиджея, и он окончательно сломался, когда зайдя в притон вражеской мексиканской банды, увидел как его девушка Дениз, подсевшая на наркотики, отсасывает у одного из латиносов за дозу. Конечно, и этот макаронник, и теперь уже бывшая девушка Сиджея вместе отправились на тот свет метким выстрелом из дробовика, но вместе с тем, Карл впал в отчаяние и буквально сошёл с ума. Застрелив нарко-парочку, он вышел из притона больше никого не тронув, и поехал к Смоуку. Тот находился у себя дома с Райдером и раскладывал новую партию наркотиков, а заодно решил попробовать её на качество. Когда убитый горем Сиджей зашёл к ним, Райдер предложил ему попробовать вместе с ними, и на их большое удивление, тот согласился. Смекнув, что с подсевшего Сиджея можно извлечь куда больше выгоды, Смоук быстро вколол Джонсону дурь. В этот момент Карлу стало непривычно спокойно и хорошо, и он забылся.
  60.  
  61. 3.4
  62. Когда Сиджей пришёл в себя, кучи наркотиков уже не было в комнате, а сам дом был пуст. Он чувствовал сильную тревогу и физическую слабость, а также невероятную раздражимость, из-за которой даже на сигналящих водителей за окном он смотрел с нескрываемой ненавистью и желанием уничтожить. Вдруг, в дом вошёл Биг Смоук вместе с офицером Тенпенни. Мелвин сказал Фрэнку, что отныне Сиджей готов выполнять его поручения, и он больше не будет какой-то помехой для их наркобизнеса. Так он рассудил исходя из того, что Карл стал наркоманом, и вскоре он будет готов убить хоть родную сестру за дозу, что уж говорить про врагов C.R.A.S.H. Зашедший в дом Тенпенни принюхался, несколько удивлённо взглянул на Сиджея, после чего, усмехнувшись, приказал ему убить одного ушлого барыгу, который стал угрожать Фрэнку сдать его другим копам, если тот не перестанет требовать долю с его продаж наркотиков. Также он захотел, чтобы Сиджей выкрал наркотики из его дома, и дал ему адрес. Без особых разговоров, Сиджей принимается за дело и находит этого торговца в одном из закоулков, после чего забивает его насмерть, и находит в его кармане ключи от его жилья. Зайдя в небольшой дом, где проживал и хранил наркотики торгаш, Карл находит там дорожку кокаина на столе, и из интереса занюхивает её, после чего собирает наркоту в кучу и грузит в машину. Будучи в затуманенном состоянии он не заметил, как ещё с той подворотни, где он замочил дилера, за ним следил нанятый последним полицейский, и вскоре эта невнимательность поставила его жизнь ребром: дом, где находился Сиджей, спешно окружило несколько полицейских авто и требовало выхода убийцы на улицу. После вдыхания кокаина Джонсон почувствовал в себе невероятные способности и эйфорию, которая позволила ему из найденного в ящике пистолета прострелить пару коповских голов из окна, после чего выбежав через задний ход, галопом перепрыгнуть через забор и скрыться в закоулках гетто.
  63.  
  64. 3.5
  65. Хоть Карл и потерял дурь, но смог остаться в живых, и это было оценено его "друзьями": дела Биг Смоука стали идти вверх, ведь он нашёл выгодного поставщика наркотиков в лице одного синдиката из Сан-Франциско. Он назначил Райдера посредником между картелем Смоука и синдикатом, а Сиджей, соответственно, получил "должность" главного уличного барыги, коим раньше был Лэнс. За это время уже окончательно подсевший на наркотики, Джонсон торговал их всем без разбора, а все деньги спускал на дозу. Он заметно отощал, у него появились круги под глазами, и он уже чем-то напоминал Биг Беара. Вскоре, заработки даже от такой деятельности стали довольно большими, ведь картель Смоука посадил на дозу полгорода, однако Сиджей жил в полуразрушенном семейном доме, в то время как его знакомый Би-Дап, бывший не таким влиятельным барыгой, уже купил неплохой особнячок на наркоденьги. Живя от дозы к дозе, Карл уже совсем забыл о старой жизни, о почти полностью мёртвой семье, и о своей ещё живой сестре Кендл. В один день, когда продажи в афроамериканских шли неладно из-за того, что многие закупились на неделю вперёд, Сиджей решил попытать счастья в мексиканском квартале, где он ещё не торговал. Он договорился с одним из пареньков из банды Сизара, что продаст ему наркотики у него дома, так как группировка Виалпандо по-прежнему выступала против наркотиков, из-за чего уже была обречена на вымирание. Придя к нему домой в назначенный срок, он наткнулся на обращённый к нему ствол. Сизар стоял перед ним, огораживая собой своего кореша, дабы Карл не смог продать ему эту отраву. Видя, что Сиджей не шевелится и смотрит на него тусклыми глазами, мексиканец успокоился и опустил пушку, после чего спросил у Джонсона, что с ним случилось, и почему он стал заниматься этим. Наиболее красноречивым ответом оказался нож в животе у Сизара, который ему в ту же секунду вонзил Сиджей, не моргнув и глазом. На крик Виалпандо прибежала Кендл, не успевшая морально отойти после смерти Свита, которая с ужасом лицезрела эту картину, и в гневе схватила Карла за плечо. Сизар истекая кровью пал замертво, и Кендл подняла страшный крик, смешанный со морем слёз. Она упала на колени, и, прорыдавшись, с ужасом посмотрела на Сиджея, уже больше не являвшегося тем Джонсоном, по-прежнему стоявшего без эмоций с выпученными глазами. Взглянув на неё пустым взглядом, он повернулся к своему покупателю, однако тот неподвижно стоял, прислонившись к стене, после чего выхватил полуавтомат с ближайшего стола и начал пальбу по Карлу. Кендл, видя это, вскочила и прикрыла собой Сиджея, приняв на себя основной удар, после чего свалилась на пол, а оставшиеся несколько пуль попали в Джонсона, и упал, потеряв сознание.
  66.  
  67. 3.6
  68. Карл очнулся в больнице, где ему залатали рану после огнестрельного ранения. Полежав несколько дней, он почувствовал сильнейшую ломку и хотел покинуть больницу, решив, что раны достаточно зажили, но медсестра не выпустила его, объяснив это тем, что во время анализов в его крови нашли высокое содержание наркотиков. Сиджей использовал все идеи своего убитого химией мозга чтобы выпросить девушку выпустить его из больницы, но она неумолима. Находясь в закрытой комнате, Карл стал испытывать сильнейшие страдания, являвшиеся последствиями наркотической ломки. Вскоре, он стал видеть образы из своей прошлой жизни, которую он забыл из-за наркомании. Его мать приходила к нему как будто вживую и говорила, что он ей больше не сын. Брайан навещал старину Карла во время страшных ломок и напоминал, как тот подло сбежал из города, оставив младшего брата на растерзание врагам. Шон тоже встречался Сиджею в виде галлюцинации, и он напоминал ему, как тот два раза страшно подвёл его и подтёрся его уличными принципами, как только он умер. Кендл стояла на коленях и в слезах перед кроватью Сиджея прямо как в тот день, когда он убил Сизара. Хотя только к ней, несмотря на её слёзы, он не чувствовал такой вины, потому что он понимал, что Кендл простила его, иначе она не пожертвовала собой, дабы спасти его от пуль того бандита. Она всегда умела прощать. Когда Джонсон видел образы членов своей семьи, он испытывал боль более сильную, чем от ломки. Осознание того, что он виноват, именно он, а не кто-то посторонний, заглушало всё остальное. Когда медсестра проходила мимо его палаты, она с удивлением остановилась и заслушалась. Вместо привычных наркоманских восклицаний "как же больно", "господи, прошу", "мать его, больше не буду торчать никогда", Карл то и дело кричал "прости". Кричал что есть сил, как будто извинялся перед всем миром. Когда она зашла к нему, он был покрыт слезами словно маленький ребёнок и шептал прощение всем когда-то близким его людям, которых он погубил. Видя его мучения, медсестра вколола ему снотворное, и он ушёл в безмолвный тихий сон.
  69.  
  70. 4. Crips 4 live
  71.  
  72. 4.1
  73. Спустя месяц после попадания в больницу, Карл вышел на свободу. Он был чист. Почти. В его душе оставалось что-то, что не давало ему покоя. Он слишком много должен тем, кого он каждый раз оставлял в беде, каждый раз обрекал на смерть. Тем, кто назывался его семьёй. Тем, с кем он должен был родиться и умереть. Не сказать, что Сиджей стал совсем уж прежним. В его душе остался огромный глубокий, страшный шрам, который будет заметен, даже если надеть на него самую толстую одежду. Однако, этот шрам настолько хорошо зарубцевался, что туда не попадёт ни одна грязь. Джонсон не стал возвращаться в родной район, понимая, что его там уже давно никто не ждёт, вернее, они ждут его подобие, сидевшее на наркотиках. В его голове крутились мысли о мести. Он понял, что хочет отомстить C.R.A.S.H, Смоуку и Райдеру за то, что он стал наркоманом, за то, что умерла Кендл. Он решил, что ему стоит завязать с криминалом после этого, уехать из Лос-Анджелеса и начать новую жизнь. Как оказалось, его помощницей в этом непростом деле выступила сама судьба...
  74.  
  75. 4.2
  76. За время отсутствия Карла дела Смоука начали ухудшаться. Первое время всё было неплохо: поставки налажены, межгородские курьеры ходят, барыги толкают огромные партии в считанные недели, а в Сан-Франциско были открыт собственный наркозавод. За грязные деньги Мелвин даже начал вкладываться в легальный бизнес: стал менеджером набирающего популярность рэпера OG Loc, открывал детские дома и приюты, создавал образ хорошего парня из гетто, которому удалось подняться. Затем он поселился в защищённое здание с кучей охраны, комнат и развлечений, но эта же роскошь начала убивать его. Биг Смоук начал злоупотреблять собственным товаром, и стал наркоманом. Позже, синдикат в Сан-Франциско, с которым сотрудничал Смоук, был уничтожен собственным лидером, Майком Торено, оказавшимся агентом под прикрытием. В ходе зачистки этой организации были убиты все её представители, включая Райдера. Уничтожив синдикат, Торено вышел на наркозавод Харриса и взорвал его. Находясь в наркотическом опьянении, Мелвин не воспринимал потери и продолжал безвылазно прятаться в своём "замке", целыми днями играя в игры и употребляя тяжёлую дурь. Затем проблемы начались и у Тенпенни. Когда Карл попал в больницу, Фрэнк потерял исполнителя для убийства стукачей на C.R.A.S.H, а болванчики, которых пытался использовать для этого Тенпенни, оказались не так эффективны, из-за чего за считанный месяц на этого офицера был составлен обширный протокол. Фрэнк понял, что пора бежать и всё кончено, ни одни бабки, коих из-за незаурядиц Биг Смоука у него оказалось меньше, не сохранят его положение.
  77.  
  78. 4.3
  79. Перед уходом в тень, Тенпенни решил избавиться от людей, с которыми вёл дела прежде. Встретив своих шавок, Пуласки и Эрнандеса, у пончичной, где они обычно проводили время, Фрэнк отвёз их за город, односложно отвечая на расспросы Эдди. Найдя местечко в глухом лесу, он попросил Эрнандеса достать из багажника лопату, а сам подошёл сзади и вышиб ему мозги пулей. Он с самого начала подозревал этого шкета. Каким-то честным он казался, не понимавшим истинных целей Фрэнка. Каждый раз он пытался оградиться от того, чтобы выполнить очередное преступление ради великой цели. С усмешкой взглянув на труп мексиканца, Пуласки поддержал своего начальника, однако тут же тоже получил свинца в лоб. Эдди всегда раздражал Тенпенни. Он был самой настоящей шавкой, подлизой и ничтожеством, который бегал за ним и лаял на всех, кто косо посмотрит на его хозяина. Этот поляк был выгоден Фрэнку, но не считался им кем-то равным. С каждым годом люди бесили Фрэнка всё больше и больше. Когда он стал копом, то окружающие стали для него не более чем везучими ублюдками, слабаками и глупцами, не понимающими его тяжёлую судьбу и большие планы. Спрятав пушку и взяв лопату из рук покойного Эрнандеса, Тенпенни вырыл этим двоим собачью могилу и выпнул их трупы в эту яму, после чего навеки похоронил под землёй. Оставшейся мишенью стал Мелвин Харрис и его деньги. Последний раз воспользовавшись своими полномочиями, он сдал нарко-дворец Смоука копам, и на него было совершено нападение. Спецназ перебил всю охрану в притоне, и Тенпенни удалось зайти внутрь. Обкурившийся Смоук, слышавший выстрелы внизу, продолжал мирно играть и ждать своей участи, но когда в его комнату вошёл Фрэнк, он оказался весьма обрадован. До тех пор, пока не получил дробь в бронежилет. Тенпенни признался, что пришёл, чтобы избавиться от очередного уличного мусора, на что Мелвин без особых свойственных ему рассуждений, тоже схватился за дробовик. Ясно дело, что толстяк-наркоман едва удерживает такую бандуру в руках, не говоря о её применении, потому офицер быстро одержал верх и оставил бандита умирать, принявшись красть его деньги.
  80.  
  81. 4.4
  82. Сиджей сидел в машине своего покойного брата недалеко от дворца крэка Смоука. Новость о большой бойне в нём распространилась по всему району, и Карлу не составило труда отыскать это место. Рядом с входом, проломленным спецназом с помощью небольшого танка, шла кровопролитная перестрелка оставшейся охраны Мелвина и полиции. Силы были сосредоточены снаружи, потому Джонсон понял, что это его шанс попасть к Харрису. Выйдя из машины, он приметил бесхозный велик, и на нём, сломя голову, въехал в здание. Стрелявшие не обратили на него никакого внимания, за исключением одного копа, побежавшего за ним, но пристреленного Карлом в углу среди куч дохлых наркоманов. С пистолетом наперевес, Сиджей шёл по пустым коридорам, где вокруг него расстелилось море крови, трупов и наркотиков. Наконец, найдя самую верхнюю комнату, где и находился Смоук, Карл своим приходом напугал собиравшего деньги из сейфа Тенпенни. Заметив его, тот медленно встал, взяв дробовик в руку и внимательно смотрел на Джонсона. С каждой секундой безмолвное напряжение росло, а взгляд Фрэнка становился всё злее. Глядя на статную фигуру Сиджея с банданой на лице и пистолетом в руке, он видел в нём своего отца, которого он ненавидел больше всего. В этот момент Тенпенни снова вспомнил про свои принципы, которыми он лишь прикрывался в последнее время, начав купаться в деньгах и портиться роскошью. Окончательно встав, он усмехнулся. Желая разозлить Карла, он признался, что именно он послал копов в тот мотель, и из-за него погиб Свит. Когда разозлённый Сиджей в ярости наставил на него ствол, Фрэнк, чувствуя социальное превосходство, как обычно пригрозил Джонсону тюрьмой, если тот убьёт его. В эту секунду он чувствовал победу, он увидел, что смог по-настоящему приручить улицы, при этом закрывая глаза на то, что именно он стал причиной повышения уровня преступности и разрухи в гетто и по этой причине против него было готово ополчиться всё бандитское общество города. Обман самовнушения был сладким, но недолгим. Фрэнк не успел опомниться, как Карл, игнорируя все угрозы, хладнокровно изрешетил офицера пулями. Окровавленный Тенпенни упал на колени перед Сиджеем и взглянул на него теми детскими глазами, которыми смотрел на своего отца, избивавшего мать. Образ победившего гангстера из гетто светился перед глазами копа ещё несколько секунд, после чего он свалился замертво, осознав свою ничтожность. Он не смог сравняться с отцом, он не смог уничтожить подобных ему. Он совершил слишком много ошибок, убил всех лояльных к нему людей, а затем пал от руки подобного его отцу.
  83.  
  84. 4.5
  85. Убив Фрэнка, Карл подошёл к умирающему Смоуку, мечтательно смотревшему в небо. Когда он заметил Сиджея, то улыбнулся ему той старой и знакомой добродушной улыбкой, которая всегда поддерживала Джонсона в трудную минуту. Он просто хотел славы, он хотел всеобщего уважения, денег. Бывший безпризорником с малых лет, Смоук не имел то, чем обладал Карл. Семья. Это слово не было знакомо ему. Мелвин решил обрести семью в деньгах и фальшивых дружках-наркоманах, при этом не видя то, что он уже нашёл её в банде, в Джонсонах, которых он помогал истреблять одного за другим ради того, чтобы приблизиться к своему фальшивому счастью. Но сейчас он понял свою ошибку и хотел смерти. Тот Сиджей, который стоял перед ним теперь, напомнил толстяку о старой жизни и о том, чего он лишился, став наркобароном. Видя его улыбку, Сиджей затих и опустил ствол, не будучи способным убить своего товарища. Заметивший это Биг Смоук прошептал, что именно он замешан в убийстве матери Джонсонов, и, более того, это произошло случайно, и таким образом он хотел избавиться от Свита, чтобы получить доступ к наркоторговле. А сохранил жизнь Карла, увезя его подальше от мотеля, по указке Тенпенни, которому нужен был устранитель журналистов, копавших под него. Услышав это, Сиджей сжал пушку в руках, и со слезами на глазах расстреливал Смоука, пока тот не издал свой последний хрип. После этого, парень бросил пистолет и молча пошёл к выходу, перешагнув через труп Тенпенни. Тёмные коридоры шли один за другим, и вскоре Карл перестал что-либо видеть. Единственным путеводителем бандита оказался свет внизу, который сначала был слабым и неявным, но чем ниже он спускался, тем сильнее ослеплял Сиджея и освещал эту кромешную тьму. Шагая по длинной лестнице, спотыкаясь об трупы бандитов, Сиджей хотел выйти к свету, способному направить этого многострадального гангстера на новый путь. Сделав последний поворот, Джонсон шёл по конечным ступенькам, и увидел впереди тёмные силуэты. Он не поверил своим глазам. Ему казалось, что это его покойная семья стоит перед ним и ждёт, когда он сделает главный шаг в своей жизни. На лице парня появилась улыбка и навернулись слёзы, он засмеялся и побежал навстречу свету, словно в детстве с криком и шумом бежал на руки к матери. В этот момент из его души пропала вся та грязь, которую он копил за свою жизнь. Чистый, непорочный мальчишка, который хочет вернуться назад. Разбежавшись, Карл припрыгнул навстречу своей семье. Раздались выстрелы. Копы, перебившие всех бандитов, дружно расстреливали Сиджея из автоматов, пока тот, изрешетённый пулями и покрытый кровью, не упал на землю.
  86. Последний Джонсон умер. Но он умер чистым.

Share with your friends:

Print