SaveText.Ru

Лесник
  1. Oднажды один человек на улице мне предложил таблетки, я съел и потерял сознание. Очнулся я в классе заброшенной школы, весь измазанный в говне. Жопа болела и было очевидно, что меня в нее трахали. Я чудом отер говно с лица и тела об линолеум в коридоре закрытой школы, часть своих вещей я нашел под лестницей на первом этаже, этого хватило что бы выйти на улицу, там я понял что не знаю где нахожусь и пошел искать метро. Но в место метро я нашел ментов, к которым на свою беду подошел узнать где я. На что они меня сначала избили и кинули в свой бобик, они долго не знали, куда меня везти, в лес или отделение, а потом бобик остановился и они вытащили меня на улицу, уже был вечер и смеркалось, я был в лесу в окружении трех оборотней в погонах, после чего самый жирный мент (похоже их старший) сказал: «Пора тебе понять, что государство любит тебя», и снял свои серые брюки, достав свой заскорузлый жезл, который явно побывал не на одном "задержании". Моя одежда, которую я так неожиданно нашел, к своему счастью пробыла со мной недолго, эти скоты сорвали её с меня и на этот раз просто порвали и сожгли, я видел как она догорает, когда этот толстый хряк, не снимая фуражку, насаживал меня, как повар насаживает кусок мяса на шампур, другие же смотрели на это и дрочили, было очень больно, от этого у меня закружилась голова и меня вырвало остатками кала со школьного пола, и это опять было зря... Это возбудило этих скотов так, что они стали пихать свои приборы в мой рот, девственный, как я думал раньше, я потерял сознание от боли тошноты. Очнулся я уже ночью, было холодно, и боль в заднем проходе не давала мне встать, я не чувствовал ног. Так я пролежал несколько часов, наблюдая, как вороны пожирали мою каловую блевотину, я думал тогда не о себе, а о боге, думал, попаду ли я теперь в рай после такого, что может быть хуже, кто я теперь человек или просто дырка для траханья. Опять жуткая боль в анусе, и я понял, что скоты, поглумившись, накончав мне в анал, заткнули его шишкой, я, крича, пробовал вытащить её, но это было выше моих сил, руки болели, а к анусу нельзя было прикоснуться. Так прошел еще один час, к моему счастью пошел небольшой дождик, который привел меня в чувства. Я присел на корточки и постарался выдавить шишку из своего анала мышцами прямой кишки, еще немного усилий, и шишка выскочила из меня, а за ней водопад спермы, я еще подумал, откуда столько, и опять упал без сознания. Очнулся я только к утру, умирая от голода. Я подумал, что пора выбираться. Я не знал, куда идти, но решил идти по следам от бобика, раздумывая, как далеко эти свиньи меня увезли. Лес дивен утром: пение птиц и слабый ветерок, обдувающий мое голое и изнеможенное тело, я чувствовал себя единым с природой, я думал, что люди такие скоты, но лес, он мой, мы с ним одно - тут я дома. По пути я нашел какие-то ягоды и даже яблоню, лес накормил меня и согрел, я почти полностью восстановился, попив воды из родника. «Вот она, настоящая жизнь», - думал я, и страшные мысли покинули меня НО... Через 500 метров я увидел!!! Да это был кабан, он бежал на меня, я только успел развернуться и дать деру, но, сделав два шага, я споткнулся о ветку и упал, я знал много о кабанах в лесу и понял - тварь сожрет меня, как желудь. Лучше умереть так, это судьба... Кабан уже был в двух метрах, но он не бежал, а тихо подходил, я притворился мертвым. Кабан подошел и стал обнюхивать меня, боже, он дышал мне прямо в уши, я был очень напуган и боялся пошевелиться, от него несло тухлятиной и какой то мерзостью, блевотиной и мочой, что-то вроде запаха кухонь в коммуналках. Но еще страшнее стало, когда эта тварь стала облизывать мой окровавленный анус своим шершавым языком. Что это тварь задумала?.. Но ответ пришел довольно быстро, я и не думал, что такое может случиться со мной, но, к счастью, мой анал уже онемел за последнее время, и, пока он делал свое дело, я даже не колыхнулся.... Я даже задремал, вспомнив свое детство у бабушки в деревне, я вспоминал как играл в прятки со своими друзьями, пока 250 килограммовый хряк насиловал меня посреди леса, и все животные и деревья смотрели на нас. Пусть смотрят, мне не жалко, мне уже все равно. Я очнулся уже днем, кабана не было, только лужа мочи и спермы подомной и во мне, я встал и, держась за ветки, побрел дальше. Лес больше не радовал меня, но, к счастью, больше я никого из животных не встречал. Да я-то, собственно, давно забыл, куда идти и как. Я молил бога и Иисуса послать мне помощь и знак. Но знака не было, и я просто заорал "АААААААаааааааааааа" и зарыдал. Я упал на землю и стал бить землю кулаками и посыпать голову травой и землей. Я так был увлечен этим, что не заметил, как кто-то схватил меня за плечо... "Успокойся, все в порядке ты в безопасности", - это был лесник, он успокоил меня и даже дал выпить немного из его фляги, - "пойдем, тебе нужно помыться и одеться, а потом мы решим, как тебе помочь". Я уже не верил, что все кончилось, я доверился ему, он вел меня к себе в домик. Бревенчатый массивный дом, в доме было просторно, уютно и тепло, я очень удивился, что у него есть душ и даже горячая вода, он сказал мне, "ты пока помойся, а я найду тебе одежду". Я мылся и понимал, что мир не без добрых людей. Когда я помылся, лесник предложил мне одежду, сказав "Извини, другой нет", это было короткое платье, даже не платье, а старая женская школьная форма, трусов он мне не дал, но были чулки, правда, без пояса. По глазам лесника я понял, что лучше это не обсуждать и одеть. Он сунул мне одежду и ушел. Я одел и сел в углу на табуретку, когда он вернулся, он очень обрадовался и сказал, "Не бойся, пойдем", он водил меня по дому и рассказывал о лесе и о природе, о том, как ему часто бывает одиноко, я стал проникаться дружбой к нему, он не пытался овладеть мной, только разговаривал, изредка поглядывая на чулки на моих ногах. Мы поужинали мясом и картошкой с грибами, он был очень вежлив и постоянно говорил, чтобы я ел, так как мне нужно восстановить силы. Я ел, уже не слыша его, голод был жуткий. Когда я поел, он сказал чтобы я "шла" мыть посуду, я не ответил на это, а молча собрал тарелки и понес на кухню мыть, он был сзади и смотрел на меня, ему явно нравилось, как короткая юбка школьной формы время от времени оголяла мои промежности. Я не знаю, о чем он думал, но он не смел до меня дотронуться. После мы сели на диван и долго молчали, пока он не сказал, что пора спать, я приготовился, он ушел и вернулся через минуту с ошейником из кожи, как для овчарок, лесник не говорил, он просто одел его на меня и на поводке отвел в подвал, где пристегнул, я уснул. Утром он разбудил меня, точнее я проснулся, когда он изучал мой анал, когда он понял, что я проснулся, он сказал "С ним все в порядке, я думаю тебе уже можно, только немного смажем, и к вечеру ты будешь готов", - он помазал чем-то холодным и вывел меня из подвала. И тут я понял, что это моя судьба, я больше не думал ни о чем другом, кроме как угодить этому доброму человеку, так и прошли три года, он часто трахал меня и даже снимал видео, часто из города к нему приезжали гости, и некоторым он давал меня, бывало, что за ночь человек десять побывало в каждой дырочке моего тела. Пару раз он просил сделать это мне с каким-нибудь животным из леса и даже предлагал выбор, я ценил это и делал все, чтобы он оставался доволен. Через какое-то время мне даже это понравилось, я всегда был сыт и море любви, которое подарил мне лес и лесник, я не забуду никогда. Лесник звал меня белочка (наверно от того, что я блондин), я был рад, что бог дал мне такую счастливую судьбу. Друзья, как же ошибался! Это была псевдоутопия. Я решил было уже, что нашел свой дом, нашел свое скромное счастье, но в одно мгновение все рухнуло... Лесник никогда не любил меня, иначе он бы никогда не сделал со мной такое ... Однажды он уехал из хозяйства, сказал, что по делам. Не знаю, где и с кем он был, но вернулся он через три дня в совершенно невменяемом от пьянства состоянии. Уже когда он вошел в дверь, я хотел, как всегда, броситься ему в объятья, но на пол-пути остановился, увидев в его глазах нечто страшное. Это был не он, а какое-то больное, садистское уродливое в душе животное. Подойдя ко мне, он ударил меня ногой по лицу, я отбежал в угол, смотря на его дальнейшие действия. Он поднял упавший стул, сел и посмотрел на меня жалеющим взлядом. Наступило странное затишье, которое появляется в моменты перед самым страшным. Тут он горьким голосом проговорил - "Тебя ищут". Но вместо радости я почувствовал страх, страх того, что может так случиться, что мой лесник больше не сможет трахать меня. Он повернул меня анусом в стенку и начал долбать сильнее обычного, при этом крича всякие гадости, вроде "ШЛЮХА, БЛЯДЬ, СУКА". Мне это начало нравиться и я начал подмахивать. Все было ничего, даже лучше обычного... Но тут он взял мою руку и одним сильным ударом отрубил мне мизинец. Боль была невыносимая, но он продолжал трахать. Я смотрел на кровь текущую от остатка пальца. БАХ! На другой руке тоже, я посмотрел на лесника и с ужасом спросил "Что ты делаешь?!", тот подобрал мой мизинец и запихнул мне в горло, стало противно и в то же время очень странно. Так он меня трахал еще минут двадцать, пока я не потерял сознание. Проснулся я в больнице, мутным вглядом обвел комнату: банальная совковая больница, грязные стены, белье. Вдруг я увидел, что мои руки забинтованы, я не чувствовал мизинцев. Меня охватил ужас, я понял, что я потерял части своего тела, которое служило мне много лет. Вдруг дверь открылась, и вошел, кто бы вы думали? Тот самый лесник. Он подошел ко мне и сказал: "Извини, я не хотел причинить тебе вреда". Я посмотрел на него таким взглядом, который сочетал замешательство и ярость: "Пошел вон отсюда", - прошипел я. Он посмотрел на меня удивленным видом. "ПОШЕЛ ВОН!" - проорал я громче. Лесник достал из глубин своей куртки нож. Пришел мой черед смотреть с удивлением. Тут в комнату ворвалась толстая медсестра, она закричала, увидев нож, взяла вазу от цветов и ударила лесника. Это его не оглушило, и он с яростью бросился на нее. Он разрезал ее по всей площади ее живота, а она смотрела на это все и орала от боли, но никто не приходил. Потом он выколол ей глаза и заставил съесть. Мне стало так противно на это смотреть, что я хотел сам повторить эту процедуру с глазами. Когда он закончил с медсестрой, он повернулся ко мне своим окровавленным лицом. Приставив нож к моему горлу, он заставил меня встать с больничной койки и пнул к телу медсестры. Я упал на колени прямо перед ее растерзанным брюхом. Тяжело дыша, я смотрел на лужу жирной темной крови, расползающейся под ее грузным телом. Донесся запах фекалий, просачивающийся через раны в кишках и из-под самой медсестры, кишечник которой частично опорожнился. В этот момент я почувствовал, как лесник поднимает ту часть больничного одеяния, что прикрывает мой зад. Я дернулся, но лесник пинком тяжелой ноги, обутой в кирзовый сапог, убедил меня не двигаться. Я почувствовал, как лезвие ножа медленно входит в мой анус. Мой бывший хозяин вставлял его осторожно, видимо не хотел меня поранить. Очень медленно он засунул нож в меня, а потом также медленно вынул. Я весь дрожал, понимая, что он может разрезать мне кишку одним неверным движением. Но я ошибся. В следующее мгновение лесник с силой всадил нож мне в зад, и я почувствовал острую боль. Лесник стал трахать меня ножом, нанося все новые и новые порезы. Я чувствовал, как кровь стекает по моим бедрам. Взгляд мой снова упал на тело медсестры. Обезумевший от боли, я расстегнул ее халат, задрал юбку и, стянув трусы, стал лизать ее мертвую пизду. Чувствуя невыносимую боль, я продолжал остервенело вылизывать старый растянутый клитор. Лесник прекратил трахать меня ножом, немного посмотрел, как я вылизываю гениталии трупу, а потом снял штаны. Когда он всадил в меня свой член, я почувствовал, как кусочки моей плоти внутри жопы отрываются. От боли, я впился в пизду зубами с такой силой, что когда лесник повел член наружу, я машинально потянулся следом и откусил пизду. Лесник продолжил меня трахать, а я жевал откушенную пизду мертвой медсестры, давясь ею и слезами. Когда я проглотил пережеванную пизду, лесник кончил, и я упал на пол, чувствуя, как из ануса стекает каша из обрывков плоти, спермы и крови. Лесник перевернул меня на спину и поднял нож. "Прости", - сказал он, "я тебя очень люблю, Белочка, но ты не оставила мне выбора". С этими словами лесник начал кастрировать меня. Медленно отрезав мой член, он засунул его мне в кровавое месиво, некогда бывшее моей жопой. Потом он отрезал мошонку и засунул мне ее в рот. Заткнув одной рукой мне рот, а другой нос, он смотрел прямо мне в глаза. Я стал задыхаться, мне ничего не оставалось, кроме как проглотить собственные яйца. Видимо у меня наступил болевой шок, потому что боль я уже почти не чувствовал. Пространство вокруг стало расплываться - сказалась потеря крови. Своим ножом лесник отрезал мне нос и бросил его в угол палаты. Затем он отрезал мне уши, и я перестал слышать. Затем он открыл пальцами мне рот и вырезал язык. Отложив нож, он стал наносить мне мощные удары прямо по рту - я чувствовал, как вылетают мои зубы. Когда зубов почти не осталось, он снова взял нож и выколол мне глаза. Я потерял сознание. Сейчас я не знаю, где нахожусь. Я не могу двигаться, ничего не слышу и не вижу, не могу общаться. На своей шее я чувствую ошейник с приделанной к нему цепью. И иногда меня трахают в жопу или пихают в мой беззубый рот член, вкус которого я даже не могу почувствовать. И всякий раз, когда это происходит - я счастлив.

Share with your friends:

Print