SaveText.Ru

Без имени
  1. На утро, чуть сошла роса с травы, обоих парней собрали в дорогу. На велосипед погрузили на скорую руку наделанных пирожков с картошкой и оставшиеся после завтрака ватрушки. Николай хотел было уклониться от пайка, но Митька, нервно подмигивая и показывая на выпуклые карманы,  от щедрот не отказался, аккуратно зафиксировал авоську на транспорт.
  2. Только отъехали от дачного поселка, Митька достал из кармана бутылку, взглядом приглашая Николая.
  3.  Без вина свет не мил? - спросил Николай, отмахиваясь от предложения.
  4. Просто не хочу догонять давно ушедший поезд сознания и ответственности, - хихикнул Митька. - Твое здоровье, друг!  
  5. Каждый глоток из бутылки сопровождался велеречивыми и маловнятными тостами, тщательно зажеванных пирожковыми припасами.  Это через некоторое время придало Митьке больше бодрости и необоснованного задора. Сначала влез на дерево, пытаясь сорвать тонкую ветку - задумывал смастерить лук со стрелами, но сетуя на отсутствие ножа, оставил затею. Затем измучил дубовый сук, зацепившись за него ногами и висел, пока кровь не прилила к лицу, что оно стало похоже на спелый томат. Пытаясь изобразить кульбит, спрыгнул, но был тут же схвачен недружелюбной силой притяжения.
  6. Николай сначала волнительно цокал, а ну голову расшибет, тащи его потом на себе до лагеря, потом плюнул, не убился же за срок земной маяты. Благо, недалеко осталось, уже видать через холмистость лоснящийся кусок озера.
  7. Озеро выгравивалось аккуратным синим блюдцем посреди зеленеющей равнины, утыканной небольшими холмами и ложбинками, захваченными молодыми одуванчиками. И только кусок леса давал возможность укрыться от душевных объятий майского солнца. Лагерем обзывался ряд желто-зеленых палаток, хаотично расставленных под тенью деревьев, напоминающий привал войск перед осадой крепости. Узкие столбы дыма, запах шашлыка, сумятица, разноголосный смех - все говорило о пробуждении лагеря, готового утолить свои потребности.
  8. Митька, синусоидально вышагивая, набрал в легкие воздуха и взревел песней военных лет о старом солдате, едва выжившем, молящем открыть калитку родимого дома, чтобы зацеловать жену-молодку и ребятишек. Отдыхающие повскакивали с мест, как сурки на дозор.
  9. Ах ты блудник неотесанный, мы уж думали тобой волки поужинали, - подлетел Егор, захватив шею Митьки в кольцо голых рук, пытаясь сделать захват, однако, тот с легкостью вывернулся, шутка ли, почти два метра роста.
  10. О, друзья, мне есть, что вам поведать - это был нелегкий путь, на каждом шагу меня подстерегали опасности! Полный ужаса лес, вой волков, колючки, деревянный забор, растерзавший мне бок!
  11. Ты еще расскажи про белку, которая заставила тебя взвизгнуть от испуга, - добавил с улыбкой Николай.
  12. Боюсь грызунов! Свойство у меня такое.
  13.  Ах, батюшки, свойство у него, - захохотал Егор.
  14. Несмотря на несмолкаемую булгатню вокруг, Николай краем глаза разглядел выныривающую пару ступней из остроконечной палатки цвета жженой сиены, к которым затем подтянулся спортивного сложения мужской организм, чье обличье было ему решительно незнакомо. Незначительная с первого взгляда сцена, если бы ее не венчала появление из тех же недр каштановой головки Полины.
  15. Улыбающиеся лица, еле различимый румянец, непринужденная легкость, с какой она облокотилась на его голое плечо, чтобы подняться, его участливый взгляд, прикованный к ней, пока она вставала, впрочем, сразу же споткнувшись, но отбалансировав равновесие руками все же устояла.
  16. Этот порыв полного отсутствия женской грациозности немного порадовал Николая, к своему удивлению, он отметил, как нелепо смотрится ее челка, укрывавшая половину лица, но вот непослушная прядь тут же схвачена тугой заколкой, открыв белый лоб, что окончательно испортило милое, казалось бы, лицо своей непривычной наготой. Это лицо, срезанное глупой улыбкой, приблизилось к их кружку, что-то спросило, не выслушав ответа, захихикало. Опять спросило. Что-то залотошило скороговоркой, непонятное, несуразное, банальное. Николай что-то отвечал, улыбался рассеянной и нарочитой улыбкой. Одна только вежливость продолжала существовать вместо него, в то время как все его существо впивалось в ее изъяны, упиваясь каждым природным несовершенством. Эта щербина между передних зубов, от чего произнося букву «ф» ее нижняя губа задерживалась за зубами дольше, чем нужно. Этот маленький простоватый вздернутый нос, преддверие которого так портила его заниженная перегородка. Эти длинные ассиметричные губы, разъезжающиеся в улыбке, обрамляющие резкие борозды.  
  17. Отдав дань непринужденной беседе, впопыхах вспомнив, что вернуться он планировал на дачу до вечера, Николай мягко улыбаясь распрощался с лагерем. Его одинокое возвращение не было лишено своего очарования. Трепетное волнение, тяготившее его весь этот день отступило, освободив мысли от призрачных мечтаний. Разум послушно выстраивал мозаику будущего без отягчающих лишних чувств. Омерзение, которое он взрастил в себе сменилось спокойным равнодушием. Его жизнь снова принадлежала только ему.
  18.  

Share with your friends:

Print