SaveText.Ru

Федерализм и Уни
  1. Унитаризм и минимальное государство в России
  2.  
  3. Сегодня в контексте дискуссий о выборе оптимальной формы российского государства и его сущности все чаще поднимаются вопросы, посвященные наиболее подходящему типу административно-территориального устройства и объему полномочий механизма осуществления государственной власти, равно как и пределам экспансии последнего. Примечательно, что среди приверженцев идеи «минимального государства» наблюдается значительное число сторонников децентрализации разной степени радикальности, чьи взгляды находятся в промежутке от отстаивания идеи расширения полномочий субъектов до требования немедленного учреждения конфедерации с обязательным предоставлением права на осуществление сецессии членам такого государственного образования. Однако в данной краткой заметке рассматривается альтернатива таким позициям за счет проведения небольшого мысленного эксперимента, в ходе которого концепции унитарной формы административно-территориального устройства и «минимального» государства переносятся на российскую политико-правовую действительность. Завершая введение, считаю нужным отметить, что на момент написания данного текста мои взгляды на оптимальную форму территориального устройства России не совпадали с рассматриваемой в нем, а потому все изложенные в заметке мысли следует воспринимать не иначе как рассуждения о теоретически возможном, а не выражение личной позиции.
  4. Итак, прежде всего следует разобраться с сутью концепций, рассматриваемых применительно к российским реалиям, начав с «минимального государства». В данном случае за основу следует взять способ его устройства, описанный еще Адамом Смитом в XVIII веке и вкратце охарактеризованный как «государство – ночной сторож рынка». Однако, даже исходя из принципов такой модели устройства, не следует забывать, что для наиболее полноценной реализации своих функций в XXI веке ввиду претерпевших значительные изменения окружающей действительности и характера общественных отношений «минимальному государству» потребуется некоторая корректировка объема его компетенций – в качестве примера таковой можно привести, скажем, необходимость создания правовой базы для эффективного осуществления международного сотрудничества, координации акторов международных отношений в целях совместного решения глобальных проблем. Во внутренней сфере такая корректировка будет затрагивать, к примеру, юридическую регламентацию процессов реализации государственно-частного партнерства, лоббизма (что особенно актуально для нынешней российской действительности ввиду отсутствия в законодательстве норм, направленных на урегулирование данного типа профессиональной деятельности), иных форм взаимодействия государства и общества. Однако ряд первоначально заложенных функций (обеспечение свободы, безопасности, защита прав собственности) и сфер осуществления полномочий, равно как и принцип уменьшенного до предела по своему объему принудительного вмешательства в жизнь социума, продолжит оставаться ключевым для «минимального государства».
  5. Переходя к упомянутой выше форме унитарного государства, необходимо охарактеризовать конкретный его тип, который может быть реализован в контексте российской действительности. Для этого следует обратиться к классификации унитарных государств, и при вынесении решения относительно выбора конкретного вида обязательно учитывать специфику рассматриваемых реалий. Полагаю, не вызывает сомнений выбор в пользу унитарного государства децентрализованного характера, как минимум в силу территориального фактора. Далее необходимо сделать выбор между относительно децентрализованным и регионалистским видами унитаризма, и здесь особенно важно учесть «минимальный» характер «проектируемого» государства, что позволяет отдать предпочтение именно симметричному регионалистскому типу, исключающему присутствие на местах должностных лиц, назначенных центром. Выступающие в данном случае в качестве территориальных единиц автономии должны быть реализованы как законодательные, а не административные, что усилит децентрализованный характер территориального устройства. Подводя промежуточный итог, получившуюся форму можно наиболее верно охарактеризовать, как единое государство, которое не имеет в своем составе других государственных образований на правах его членов, местное управление в которых осуществляют выборные органы местных административных единиц в соответствии с принципом четкого разграничения предметов ведения между центральной властью и властью местных территориальных сообществ, обладающих законодательными полномочиями, а также имеющих право учреждать собственные налоги, обладающих некоторым объемом самостоятельности во взаимоотношениях с центром. Оптимальная форма организации таких учреждений, на мой взгляд, должна быть сходна со структурой Женералитата – высшего органа самоуправления автономного сообщества Каталонии, включающего в себя одновременно парламент и правительство и возглавляемого президентом, выполняющим функции главы территориальной единицы. Также для наиболее эффективного функционирования они должны быть наделены ограниченной международной правосубъектностью.
  6. Вероятнее всего, у читателя уже успел возникнуть вопрос – чем именно такой способ административно-территориального устройства существенно отличается от текущего, если не принимать во внимание различия в названии? Ответ заключается в том, что в данном случае полномочия реализующих власть на местах органов в сфере правотворчества будут значительно ограничены и подробно регламентированы, равно как и сфера их компетенции. В соответствии со статьей 73 ныне действующей Конституции Российской Федерации, «вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти» - такая формулировка имеет довольно общий и абстрактный характер. Рассматриваемая в статье концепция, напротив, предполагает жесткую регламентацию предметов ведения органов самоуправления, которое в свою очередь будет осуществляться совместно с федеральным центром, столь же строго ограниченным в рамках своих компетенций. В ныне существующем законодательстве уже заложены основы для таких изменений – к этому выводу можно прийти, ознакомившись со статьями 71 и 72 Конституции Российской Федерации, определяющими предметы ведения исключительно федерального центра и субъектов совместно с Российской Федерацией соответственно. При этом важно отметить, что положения данных статей и актов, принятых во исполнение положений, содержащихся в них, должны быть приведены в соответствие с описанной ранее концепцией «минимального государства». Такое изменение их содержания предполагает, в частности, снижение объема средств, выделяемых на социальную защиту и выдачу пособий одновременно с поощрением частной инициативы в этой сфере. Допускается, что защита традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей будет также осуществляться частными организациями по инициативе представителей немногочисленных и уникальных с точки зрения культурной идентичности этносов.
  7. Принимая во внимание на основе вышесказанного тот факт, что унитарный характер государства позволяет свести к минимуму размеры аппарата осуществления власти и подвергнуть тщательной регламентации сферу его компетенции, можно заключить, что именно такая форма административно-территориального устройства позволяет с наибольшей вероятностью реализовать на практике концепцию «минимального государства». Дальнейшая количественная и качественная экспансия институтов власти, функционирующих в рамках государства, в жизнь общества будет невозможна на всех уровнях в силу законодательного ограничения, что обеспечит безопасное и стабильное функционирование как самого механизма государственной власти, так и органов управления административно-территориальных единиц уже в рамках вышеописанной концепции «минимального государства». А сам факт сочетания определенной самостоятельности органов управления на местах и осуществления ими своих полномочий совместно с федеральным центром будет способствовать сбалансированности аппарата управления и взвешенности принимаемых решений. Также все упомянутое выше приведет к сокращению расходов на обеспечение функционирования органов административных единиц, а следовательно – уменьшению объемов налогообложения, что и предполагает «минимальное» по своей сущности государство. Примечательно, что ныне существующее территориальное деление может быть взято за основу в гипотетической унитарной России, однако исходя из соображений практичности и целесообразности, в рамках именно унитарной формы следует исключить сложносоставность территориальных  единиц, которая имеет место в современной Российской Федерации и представлена примерами Тюменской области, в которую входят Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, и Архангельской области, в которую входит Ненецкий автономный округ.
  8. На основании представленных выше фактов и аргументов следует сделать вывод о теоретической возможности реализации концепции, предполагающей сочетание унитарной формы территориального устройства и минимального государства, на территории нынешней Российской Федерации. Безусловно, для этого потребуются значительные изменения в масштабах всей страны, затрагивающие как реформу законодательства (в частности, пересмотр Конституции и корректировку основ конституционного строя, равно как и главы, посвященной форме территориального устройства государства, а также приведение всего нормативного материала в соответствие Основному закону), так и социально-преобразовательные процессы, предполагающие повышение правосознания граждан и последовательное вырабатывание политической культуры в обществе.
  9.  

Share with your friends:

Print