SaveText.Ru

Сказания о Салав
  1. Жители деревни Тикеево Иглинского района утверждают, что именно здесь родина Салавата Юлаева.
  2. Когда в 2004 году в Башкортостане отмечали 250-летие национального героя Салавата Юлаева, жители деревни Тикеево Иглинского района чувствовали себя ущемленными. По мнению многих, главные торжества должны были проходить именно в их селе.
  3. Той осенью Назифа-апа копала картошку в своем огороде и нашла перстень. Не из дорогих. Хотя как сказать: не всё золотом измеряется. Очистила от земли, и проступила тамга, родовой знак башкир. Будто привет из прошлого...
  4. Здесь, в деревне Тикей, или как теперь её называют по-русски Тикеево Иглинского района, такие находки не редкость. Правда, большинство из них относится к кровавому периоду нашей истории, к гражданской войне начала прошлого века. До сих пор находят тикеевцы гильзы, снаряды, штыки. Рассказывают, самые жестокие бои между красными и белыми были именно здесь. Жители деревни не приняли революцию, а потому более двух лет шло сопротивление советской власти. Отряды из местных башкир дрались особенно отчаянно. А потом вместе с белыми ушли по Сибирскому тракту на восток.
  5. Доказали тикеевцы свое бесстрашие и во время Великой Отечественной войны. Из 110 человек, что ушли отсюда на фронт, вернулись только 33. За Родину жизней не жалели. Свобода для башкир из этих мест была не пустым словом. Бороться за неё учил ещё Салават, сын Юлая, что родился и вырос на этих землях.
  6. … Долго стояла Назифа-апа, разглядывала кольцо, всматривалась в линии тамги: что же эта за весточка такая, из ближнего или дальнего прошлого? Может, из тех времен, о которых ей, ещё малолетней девчонке, бабушка, мать отца, рассказывала?
  7. Бабушка Назифы – Фархиназ Салихова – родилась в 1886 году. Назифа была её первой, а потому любимой внучкой, и бабушка не жалела для неё ласки и сказок. Бывало, лягут спать, а девочка просит акият, сказку. Фархиназ-эбей иногда говорила: «А сегодня я не сказку рассказывать буду, а быль. Мне её моя бабушка рассказывала».
  8. Вот от неё Назифа Самигулловна Фархутдинова и услышала впервые о герое башкирского народа Салавате Юлаеве.
  9. «Жил в нашей деревне силач. Звали его Салават. Он не знал страха, был смелым и отважным». Старая Фархиназ рассказывала, каким хорошим охотником был Салават. О том, как однажды он, углубившись далеко в лес, попал на завод, принадлежавший французу, увидел, как безжалостно вырубают здесь лес. «Они жгут деревья. Нам оставляют золу, а уголь везут во Францию», - возмущался он, вернувшись в аул. Юноша обвинил аксакалов в том, что они допускают это варварство, продают свои земли и лес. «Что же останется вашим детям и внукам?» - спрашивал Салават.
  10. Место, где когда-то был завод, известно и сегодня. О нём знают старые жители Тикеево и близлежащих деревень. Так и называют – Французская поляна: здесь до сих пор видны столбы от старых построек.
  11. Рассказывала бабушка и о том, как царские солдаты выследили Салавата. На берегу реки росла большая ива. В её дупле и прятался батыр. Жена пошла его навестить, а солдаты выследили. И схватили джигита.
  12. Помнят в Тикеево место рождения Салавата. Было это летом, во время кочевки. На берегу реки Сим, на поляне Ак-кыш (Лебяжья поляна) появился на свет богатырь, прославивший свой народ. Любой житель деревни приведет вас сюда: Ак-кыш елань находится между Улу-Теляком и Тикеево. Правда, уже в наше время поляна засажена елью, а когда-то здесь, рядом с Симом, были хорошие места для летней кочевки скота, много корма было.
  13. Когда я впервые услышала о том, что родиной Салавата Юлаева является наш Иглинский район, не придала этому большого значения: каждому хочется прикоснуться к славе героя. И с Назифой Самигулловной Фархутдиновой встретилась скорее из любопытства – интересно было узнать, какие легенды о батыре до сих пор живут в народе. Но Назифа-апа, которой тогда был 71 год, как когда-то её бабушка, утверждает, что её эти рассказы – не акият (сказка), а быль и имеет прямое отношение к истории её родной деревни Тикеево.
  14. Предания о Салавате рассказывали и другие жители деревни. Например, Амиру Сафиевичу Фархутдинову, которому также было за семьдесят, об истории деревни поведал отец. И в этой истории также есть место герою.
  15. …Рассказывают, жили три брата. Когда пришла пора устраивать им свою личную жизнь, отец наказал им найти для себя землю, лучше всего рядом с рекой.  Место, которое облюбовал первый брат, было рядом с рекой Сим, его назвали Тэкэзэ-аул – Тикеево. Второй брат основал Казаяк, третий – Комбряк. Эти деревни до сих пор стоят.
  16. Амир-агай хорошо помнит, как его отец говорил ему, что Салават родился на этих землях, на поляне Ак-кыш, что здесь он стал джигитом.
  17. На охоту Салават ходил на Бак-гору, исходил все окрестные леса. Хороший был охотник. И лошадь у него была хорошая. Сукмаром (дубиной) владел мастерски, сразу в цель попадал, без добычи не возвращался.
  18. Амир Сафиевич рассказывает об участии Салавата Юлаева в Пугачевском восстании. Он и другие жители деревни утверждают, что войско своё джигит собирал недалеко от нынешней деревни Богдановка Ауструмского сельсовета. По некоторым свидетельствам, здесь и прошла первая встреча Салавата с Пугачевым.
  19. Эти предания о Салавате помнила и жительница деревни Хана Сафиевна Набиуллина. Рассказывают о батыре и более молодые жители.
  20. Например, Рафаэль Калкаманов, в то время глава Надеждинского сельсовета, в который входит Тикеево, а ныне - Урманского сельского поселения. Легенды о народном герое он слышал от соседки Зафуры Гиниятовой, 1914 года рождения. Все рассказчики уверены, что родина Салавата Юлаева здесь. Примечательно, что все их истории связаны с конкретными географическими названиями, каждый может привести и показать вам место, о котором говорится в предании.
  21. Сохранилась имя Салавата Юлаева и в других башкирских деревнях Иглинского района. Так, отголоски былых событий живут в памяти старожилов деревень Старо-Кубово и Ново-Кубово Чуваш-Кубовского сельсовета. Когда-то это была одна деревня, располагалась она чуть в стороне от нынешних и носила название Куба-аул, Кубово. В начале прошлого века в Кубово произошёл большой пожар, и оно выгорело почти дотла. Вновь строиться на пепелище люди не решились. Часть жителей обосновалась недалеко от старой деревни, и поселение назвали Старо-Кубово. Другие облюбовали место чуть дальше – Ново-Кубово.
  22. Кстати, все местные башкиры хорошо знают свои родовые корни и легко перечислят «свои» деревни, которые основали их предки, выходцы из этих мест. Жители из Кубово указывают: «Наши деды идут от Тикея». Это подтверждают и сохранившиеся до наших дней шэжере (родословные).
  23. Куба-аул – одно из старейших поселений башкир в этой местности. Старики говорят, что деревня существовала и в те времена, когда Уфы ещё не было. Она была и культурным центром на данной территории. Здесь действовала известное на всю округу медресе, была хорошая мечеть. Говорят, Юлай, отец Салавата, собирался отдать сына в это медресе на учёбу. А сам Юлай нередко приезжал в Кубовскую мечеть на пятничные молитвы. Хранители этих преданий доказывают свою правоту простыми расчетами: от Тикеево, где жил Юлая Азналин, до Кубово по тем прямым дорогам, которыми башкиры пользовались в те времена, доскакать на конях можно было за короткое время.
  24. Прямо за околией Ново-Кубово существует Яма Салавата, так называют это место жители окрестных деревень. К ней привел Курбангалей Камалетдинович Гареев, участник Великой Отечественной войны, 1922 года рождения. Между двумя возвышенностями, на одной из которых раскинулась деревня, пролегает лощина, а дальше, в поле – провал, по краям которого растут редкие деревья. Увидеть его даже вблизи трудно, хотя вся остальная местность ровная и хорошо просматривается. Чтобы обнаружить яму, нужно подойти к ней совсем близко. Говорят, именно этим и воспользовался Салават Юлаев, когда готовился к походу на Уфу. В лощине паслись кони, а в яме расположился штаб Салавата. Таким образом, он накапливал силы прямо под носом у врага и оставался незамеченным.
  25. Надо отметить, что кубовские жители, в отличие от тикеевских, о народном герое рассказывают не так охотно. Те, кто помоложе, не могут объяснить, чем обязана Яма Салавата своим названием, хотя место это знают. Как рассказывал директор Старо-Кубовской школы, историк Урал Камалетдинов, много изучавший прошлое своей деревни, этому есть причины. Известно, что после подавления Пугачевского восстания начался настоящий террор башкирского населения, особенно тех, кто принимал участие в войне. Было предписано, чтобы на расстоянии 40-50 верст от Уфы не было ни одного башкирского поселения. Если присмотреться к национальному составу деревень вокруг столицы, и сегодня видно, что приказ был выполнен. Пожалуй, самой близкой башкирской деревней на востоке от Уфы и являлась Кубово. Урал Камалетдинов объясняет это тем, что поселение находилось в лесах, в болотистой местности. К тому же жители аула отрицали свое непосредственное участие в восстании. Да, говорят они и нынче, мы помогали Салавату продовольствием, давали лошадей, но сами не воевали. Чтобы спасти семьи, многие тогда отрицали свою причастность к Пугачевскому восстанию.
  26. О жестоких карательных мерах, которые применялись к участникам восстания, сохранились воспоминания и в Тикеево. Рассказывают, что никому из семьи Юлая Азналла-углы не удалось выжить в этих местах. Запрещали даже говорить о его роде, петь песни Салавата. Люди могли пострадать уже при упоминании имени героя. «Что ж тут говорить, - вздыхать Назифа-апа, - младенцев именем Салавата называть запрещали. Это ещё моя бабушка помнила».
  27. Вот этот страх, посеянный в народе, по мнению жителей деревни Тикеево, и привел к исторической ошибке, когда родиной героя башкирского народа назвали Салаватский район, а не Иглинский. Конечно, род к которому принадлежал Салават, занимал огромную территорию. Так, его дед, Азналла, был старшиной двух волостей. В Тикеево, Старо-Кубово, Ново-Кубово и сейчас расскажут, как далеко простирались их земли. Возможно, входила туда и территория нынешнего Салаватского района. Но на том факте, что Салават родился именно в Иглинском районе, тикеевцы настаивают твердо. И даже указывают конкретное время и место рождения – летом, во время кочевки, на поляне Ак-кыш. Как ещё на одно из доказательств они указывают на Сибирский тракт, следы которого видны и сегодня. «Где, в каком ещё Тикеево вы увидите эту дорогу? А ведь известно, что сибирский тракт проходил рядом с селом Салавата», - говорят в Тикеево. А река Сим, что протекает прямо за деревней? Имя Салавата прямо связано с ней – не её ли он воспевал в своих стихах?
  28. - Что же вы столько лет молчали об этом? – задаю я вопрос Назифе Самигулловне и Амиру Сафиевичу.
  29. - Как молчали? Да мы всегда говорили, что Салават здесь родился, что Тикеево его родная деревня! – с возмущением отвечают старожилы.
  30. Может, так, на деревенских посиделках, и возмущались бы тикеевцы «исторической несправедливостью», да в связи с 250-летием, имя Салавата Юлаева снова появилось у всех на слуху. И в газетах писали об этом юбилее, и по телевизору говорили. Вот и всколыхнулись старые воспоминания, вновь из уст в уста пошли предания, услышанные когда-то.
  31. И Назифа-апа написала в редакцию нашей газеты «Иглинские вести». Её письмо начинается словами: «Алтын кулдан кулга кусэ. О hуз телдэн телго кусэ», что в переводе с башкирского значит: «Золото передается из рук в руки, а слова – из уст в уста». И пригласила журналистов в Тикеево, чтобы поведать легенды о Салавате. Было это в 2005 году.
  32. Время уносит с собой жизни. Все тоньше становится нить памяти. Правда, философы утверждают, что истина объективна в том смысле, что ей безразлично, что и как о ней говорят. Есть правда и о жизни Салавата. Она, эта правда, существовала и будет существовать, что бы мы о ней не говорили. Но насколько мы сумеем приблизиться к этой истине? Это зависит только от нас. А потому никак нельзя пройти мимо преданий о национальном герое башкирского народа Салавате Юлаеве, которые ещё живут. Может, тогда мы будем ближе к истине…

Share with your friends:

Print