SaveText.Ru

Без имени
  1. Чувствовалось приближение долгожданного лета - одежды стали тоньше, а свежесть прохлады напоминала о себе лишь ночами. Тени от деревьев стали пушистей - как бабочки освобождаются от тесного шелкового кокона, так и листья сбросили с себя оковы плотных коричневых чешуек.
  2. Большая часть майских праздников была посвящена устройству небольшого дачного участка, ранее пустовавшего из-за большой удаленности от станции. Весной же установили маршрут автобуса, который плавно огибал почти весь дачный поселок, что к большому счастью всех дачников облегчало путь с подручными материалами: лопатами, тяпками и граблями.
  3. Федор Алексеевич с Николаем подправили накренившийся было забор, вкопали на участок широкий стол, возвели по бокам лавки, установили теплицу. Бабушка и Лидочка занимались уютом в доме: подобрали по углам паутину, промыли полы и стены, расставили мышеловки. Больше для врожденной вежливости, нежели для щекочущего любопытства, домашнее благоустройство сочеталось с последовательным и осторожным зондированием Лидочкиного ремесла, привычек и жизненных укладов. На тривиальные с первого взгляда вопросы, Лида отвечала сперва растянуто, неохотно, долго подбирая слова, но, сопровождаемая доброй улыбкой и теплым взглядом Валентины Васильевны, будто бы вдохновилась, осмелела, набрала скорости и, изобилуя  словами-паразитами, поведала краткую историю жизни.
  4. Выросла она в деревне, мать ее одна с трудом выходившая троих детей, тяжело болела грудью, но успела до смерти определить Лидочку к тетке Марфе - местечковой швее, знаменитой своим мастерством - к ней и из города приезжали с заказами. Тетка Марфа тепло полюбила Лиду с ее тоненьким голоском, кучерявой светлой головкой и волооким скромным взглядом. Приятно удивлялась врожденной аккуратности своей новоиспеченной воспитанницы. Еще будучи в училище, Лида подрабатывала в общежитии - чинила одежду студентов, да и в общем ценилась всеми - то ниток цветных открутит, то иголку одолжит. Оба брата выросли непутевые, один сидел за кражу в местах не столь отдаленных, другой не воровал лишь по трусости, зато для выпивки смелости ему хватало вдоволь. Придет, бывало, клянчить у сестрицы копеечку, да так слезами все платье и зальет - доля трудная, доля сложная у обездоленных сиротинушек, родичами оставленных. После учебы определили ее на фабрику, дали комнату в коммуналке - большую, светлую - с отдельным окном. Там она и познакомилась с Федором Алексеевичем. После этих слов глаза ее сами собой опустились, улыбкой растянулись тонкие губы.
  5. Вздохнула Валентина Васильевна:
  6. Лида, ну  ведь он насколько тебя старше.
  7. Да что возраст, разве чувствуется разница, когда сердце от одного взгляда теплеет.
  8. «Поди и правда влюблена девка», - подумала Валентина Васильевна, стараясь отогнать от себя радостные мысли - а ну сглазит! «Пусть все идет своим чередом, Бог даст - сживутся».
  9. Вечеряли в молчании. Сидели на улице под вишней, пили чай с ватрушками. Только и было слышно, как Федор Алексеевич пытается проглотить набирающий обороты шквал зевков.
  10. Федя, не мучайся, иди спать. И Лиду забирай, совсем девчушка озябла, - уговаривала Валентина Васильевна.
  11. Да пойдем уж, - поднялся Федор Алексеевич, предлагая Лидочке взять его под локоть.
  12. Как только дверь за ним закрылась, Валентина Васильевна наконец дала волю радости и широко улыбнулась, подложив ладонь под подбородок. Николай, поймав ее взгляд, тоже молча улыбнулся. И было приятно от чувства, что без слов можно порадоваться и радость будет понятна обоим.
  13. Вдруг, через перфорацию забора заиграл тусклый свет, и все ближе позвякивал больше от ухабов, нежели от пальцев руки, велосипедный звонок. Затем звук оборвался и послышался голос, на чем свет костерящий местные ухабы. По грохоту было понятно, что велосипедист не слабо приложился к доскам реконструированного нынче забора. Николай по изощренной табуированной лексике легко, но не без удивления, узнал в пострадавшем Митьку.
  14.  - Эй! Я сейчас пса натравлю! А ну пшел вон! - изменив голос, прорычал Николай, подмигнув удивленной бабушке.
  15. Отец, не ори! Вы бы хоть щебенкой ямы заложили, хорошим людям проехать нельзя! - обиженно отозвался Митька.
  16. Хорошие дома сидят, а не шарятся  впотьмах, как тать презренный, - со смехом ответил Николай.
  17. Колька! Ты что ли? Это я об твой забор бочину  содрал?
  18. Заезжай, калека, - Николай открыл калитку, впуская гостя.
  19. Я, черт дери эту деревню, заблудился, ядрена вошь, - со злостью выпалил Митька, обильно сплюнув.
  20. За словами следи, сквернослов. Знакомься, Валентина Васильевна, моя бабушка. Бабушка, а это Митька - местный оболтус.
  21. Пардоньте, Валентина Васильевна, не заметил с перепугу ваш силуэт, извольте простить заплутавшему горемыке столь поздний визит, - Митька заулыбавшись, приветственно расшаркался перед Валентиной Васильевной.
  22. Бабушка, спокойно выдохнув от мысли, что покой потревожил товарищ внука, а не здешний дебошир, гостеприимно предложила чай и ватрушки.
  23.  - Благодарю покорно, - усевшись за стол и разом проглотив одну ватрушку, Митька принялся рассказывать свое путешествие, дожевывая вторую. - Мы же у озера лагерь поставили, меня за вином отправили, я ж сам кичился, что все места знаю в деревне, где продукт отличный гонят. Да поздновато меня спровадили. Я пока с дедом из деревни за знакомство, потом за родину, за всех павший в войну, на ход ноги, затем снова за упокой его тетушки. И заметь, все за мой счет. Ух, и хитрый попался же старый хрыч. А ночь уж спустилась. Я хмельной по педалям, и то ли задумался, то ли задремал, очнулся в лесу, сижу на велосипеде, обнявшись с липой. Чуть черту душу не отдал пока из него выбрался. И уже не чаял лагерь найти, хоть в какой дом постучаться - авось не откажут - уложат в сарае переночевать. Тут вспоминаю, места то знакомые, у Кольки тут дача же была. Помню ель огромную посередь вашего проезда, по ней и ориентировался, вот только калитку забыл, а оно видишь, как вышло -  забор ваш меня сам поймал, - хихикая, Митька принял горячий чай из рук Валентины Васильевны.
  24. А что за лагерь, много вас там? - поинтересовался Николай.
  25. Да все те же на манеже. И Полинка там твоя, - лукаво подмигнув, Митька впился взглядом в лицо Николая, пытаясь не упустить реакцию.
  26. Ой, да брось, сваха, - отмахнулся Николай, стараясь приглушить в себе вдруг нахлынувшее любопытство.
  27. Брошу, как же. Все отметили, как вы тогда у Максимовой на кухне ворковали, да и она про тебя не раз спрашивала. Понравился, видать.
  28. Щеки будто обдало горячим воздухом, благо керосиновая лампа светило не столь ярко, спасая налившегося румянцем Николая от взглядов Митьки и бабушки.
  29.  Сегодня, разумеется, переночуете у нас, постелю вам на полу в комнате Коли. Завтра найдете дорогу к лагерю? - растопив затянувшееся молчание, пришла на подмогу бабушка.
  30. Днем куда полегче будет, правда кажется мне, что я черте куда забрался. Попробую отыскать.
  31. Ты же знаешь дорогу к озеру, проводи уж товарища, - предложила Валентина Васильевна, повернувшись к внуку.
  32. Завтра видно будет, может и провожу.

Share with your friends:

Print