SaveText.Ru

Без имени
  1. «"Я в помещении, напоминающем кабинет старого офиса. По всей видимости, гравитация здесь иная, чем на Земле, поскольку в воздухе парят предметы интерьера и куски давно сгнившего потолка. По периметру расставлены старые шкафы для документов, половина из которых развалилась от коррозии. Восточная стена заполнена многочисленными циферблатами часов, из которых работают только пять, да и то, показывают разное время. Больше я ничего разглядеть не мог, так как мои глаза все ещё не привыкли ко мраку, который окружал это место. Правда, я не чувствую никаких неприятных ощущений и с легкостью могу часами неподвижно висеть в пространстве без всякого движения. Я чувствую себя очень спокойно и умиротворённо, не смотря на то, что не имею представления, где нахожусь. Я не помню ни того, как попал сюда, ни того, что происходило со мной до этого.  В моей памяти нет ничего, кроме этой абсолютной темноты, где все дышит древностью и спокойствием. Я не помню даже своего собственного имени, но это, кажется, и неважно. Мне хорошо в этой пустоте. Мой разум как никогда чист, а нервные клетки спокойны. Это совершенно замечательно. Я не знаю, сколько времени здесь нахожусь, и не имею никакого понятия, что будет дальше. "
  2.  
  3.  
  4.  
  5.  
  6.  
  7.  
  8.  
  9. Похоже, я проспал около нескольких дней или около того. Поднявшись с кровати я огляделся, дабы удостовериться в том, что окончательно проснулся. И действительно, разваливающийся офис заменился на мою обычную комнату с обычным балконом, обычным потолком и обычным мной. Я по-прежнему чувствовал себя уставшим и раздраженным, но одна мысль всё же поддерживала во мне долю оптимизма...
  10.  
  11.  
  12.  
  13. "У меня вышло..."  — думал я. — "Я сделал это. Спустя месяца тренировок и сотен прочитанных книг о выходе во "Внутреннее я", у меня всё получилось". Я посмотрел на лежащие на полу листы бумаги, исписанные знакомым мне мелким почерком и наконец понял, что имел ввиду NN, когда в подробностях расписывал мне о "Рецепте гармонии с самим с собой". Он ведь правду говорил, а я придурок над ним смеялся... С такими мыслями я накинул свой излюбленный халат и направился в ванну, чтобы умыться и окончательно прийти в себя.  После этой процедуры я чувствовал себя значительно лучше. Вернувшись в реальность я ощутил резкую боль в желудке, так как почти ничего не ел на протяжении двух суток. Самым логичным решением в данной ситуации было бы снова лечь спать, но я ясно понимал, что с такой резью в животе я не засну, так что пошёл на кухню с желанием проверить свой холодильник на наличие хоть какой-то еды. На моё счастье, в нём был кусок торта, оставшийся после моего недавнего дня рождения, пачка хлопьев и пакет молока. Мама часто ругала меня за то, что я ложил абсолютно все продукты в холодильник, включая хлеб, но теперь, живя один, я могу дать своей странной привычке полную вольность. Даже немного скучаю по тем упрекам от очередной буханки, лежащей в морозилке... Поставив чайник, я сел за стол в ожидании скорейшего набивания своего ненавистного органа, мучившего меня на протяжении всей жизни. Чайник вскипел, и я, заварив себе какао отправился назад в постель, по дороге надкусывая торт. Очень надеюсь, что это поможет снять напряжение в моём желудке.  Устроившись поудобнее, я включил телевизор с надеждой убить время. Очевидно, ничего интересного в эфирной сетке я не нашел, но, за неимением функции пользования интернетом на своем стареньком Самсунге, довольствовался тем что есть. По итогу, мой выбор остановился на канале, крутившем сегодня "Гарри Поттера" на проятжении всего дня. Этот день ничем не отличался от тех, что я проживаю во время летних каникул, за исключением сработавшего эксперимента со сном.
  14.  
  15.  
  16.  
  17.  
  18.  
  19.  
  20.  
  21. "Вновь вернувшись в сознание, я осознал, что минут пять я тупо пялился на огромный деревянный, заросший мхом шкаф, висящий на противоположной стене. Похоже, я снова уснул. На этот раз я не висел в воздухе, а сидел на разбитом и покрытом трещинами кафельном полу той самой комнаты, что снилась мне ранее. Мрак рассеялся и я стал лучше видеть обстановку комнаты.  На полу были разбросаны вещи: книги, листы бумаги с неясным текстом, разорванные папки с документами. Я предпринял попытку подняться с пола и осмотреть комнату получше, и на удивление, мне это удалось.  Убедившись, что ноги держат меня ровно, я проковылял к столу, заваленному исписанными тетрадями и разбитыми чашками, и опершись на него, стал старательно оглядывать то, на что я не обратил внимания при моём первом погружении. На стене справа от меня не хватало часов, несколько из них лежали разбитые на пыльном полу. Помимо часов, стена была покрыта мелкими картинами с неясным содержанием. Я не мог разглядеть эту стену достаточно хорошо, так как мрак всё ещё глубоко царил в этом месте.  Мне показалось, что на одной из картин изображено что-то, капающее из плоского стеклянного сосуда. Странно, но это показалось мне очень знакомым, хоть я и ни разу не видел похожей композиции. Я почувствовал, как мои ноги затряслись и я вмиг упал на пол, перевернув стол вместе со всем его содержимым. Я ожидал грохота, следующего после подобного падения, однако его не последовало. Моё лицо оказалось прямо напротив одного из многочисленных записок, разбросанных по всему периметру. Я попытался прочесть её содержимое, однако, текст на ней был абсолютно не читаем. Не было слышно ни звука, не доносилось ни шороха, ничего. Комнату будто бы окутывал вакуум, изолирующий любые звуки, издаваемые мной.  Я чувствовал себя странно – моя голова была полна странных слов и мыслей, однако, вполне гармоничных между собой, хотя по отдельности они производили впечатление незаконченной фразы душевнобольного. По какой-то причине, я не мог разглядеть иные стены, как бы не проворачивал свою голову к ним. Их окутывал чернильный туман, не дававший мне разглядеть ни сантиметра от них. Однако, моё зрение улавливало какой-то тусклый бирюзовый свет вдалеке – но он был слишком далеко, и я не мог понять, откуда он исходит. Я попробовал снова подняться на ноги, однако, снова рухнул на пол, подняв огромные клубы пыли. Окончательно отчаявшись, решил просто лечь на пол, пытаясь проснуться... От напряжения я даже решил заплакать – и почувствовал, что рассыпаюсь на куски. Я испытал чувство, похожее на взрыв, охватившее всё моё существо.  Мне показалось, что моя голова разлетелась на части, и все её части устремились в разные стороны... Я не увидел ничего, кроме собственной пыли. Листы и тетради вокруг закружились в безумном вихре, создавая смесь из моего праха и клочков бумаги."
  22.  
  23.  
  24.  
  25.  
  26.  
  27.  
  28.  
  29. Издав крик, я почувствовал, как лежу на полу своей квартиры, ощущая сильную и резкую боль в голове. Я приподнялся и сел на кровать. Поражённый увиденным, я не сразу понял, что вновь нахожусь в своей квартире с кровью, стекающей с моих волос. Поднявшись, я быстрым шагом направился в ванную, чтобы обработать рану на макушке, образовавшуюся от удара об пол. Промыв рану перекисью водорода, я открыл аптечку, чтобы взять бинт.  Её содержимое показалось мне до того странным, что я провёл рукой по лбу, проверяя – не галлюцинация ли это. В аптечке лежали старинные шахматы, пачка цианида с большой красной надписью на ней "РАДОСТЬ" и ещё какие-то непонятные вещи.  От них повеяло какой-то зловещностью, и я выронил их на пол. Ясно осознавая, что не сплю, я побежал обратно в гостинную, чтобы принять свои успокоительные. Принял две таблетки. В голове шумело, мысли были путаными. Постепенно, галлюцинации отступили. Очевидно, что то были не сны. Я просто вновь давал своей болезни контроль над собой. Выйдя в гостиную, я уселся в кресло и уставился в стену перед собой.  Бороться с реальностью я больше не хотел.  Я решил сосредоточиться на своём сознании, включив его на полную мощность. Мир вокруг меня трескался и разваливался. Я снова очнулся в той темной комнате, в этот раз в кресле. Однако, на этот раз вокруг была полная тьма, не было видно даже стены. Вдалеке я вновь видел тусклый бирюзовый свет, который казался мне ещё более далёким. Вокруг меня парили листы бумаги, яростно исчерченные неясными символами. Через несколько минут я заметил, что чем больше я хочу сконцентрировать свое сознание на чем-то конкретном, тем менее реальным оно становится. Тогда я стал обращать внимание не на то, что творится вокруг, а на своё «я» и пытаться слиться с ним в одно целое. Но и это не получалось. Мир вокруг словно обтекал меня.  Казалось, что мой разум по-прежнему сидит в кресле и не имеет ничего общего со мной. Я тонул. Перед глазами возникло бескрайнее чёрное зеркало воды, простиравшееся до самого горизонта. Мне стало страшно – от него тянуло такой невообразимой жутью, что я почувствовал неудержимое желание нырнуть в него, не выныривая.  И вдруг в этом зеркале я увидел своё отражение. Оно было безумно разбито, на нём играли отблески запредельного огня. В тот момент, всё в моей голове смешалось, и я с ужасом понял, что становлюсь безумцем. Это и был этот бесконечный коридор, созданный моим сознанием. Глаза мои закрылись, и я провалился в темноту.»
  30.  
  31.  
  32.  
  33. Тут NN перебил меня: «Ну и пиздец тебе снится однако...
  34.  
  35. Я на секунду замолчал, а после издал сдавленный смешок.
  36.  
  37. «Хах, да... действительно, пиздец...». Затем добавил: «Но к счастью, продолжалось это всего несколько мгновений. После того, как провалился в темноту, я уже окончательно очнулся в свой постели в холодном поту и чувством абсолютного ужаса. Через пару секунд я уже пришел в себя, начиная осознавать, что весь тот психодел происходил у меня в голове.»
  38.  
  39. «Ну так от этого ещё стремнее... Ты же сам придумал эту жесть и визуализировал в сон... Ох, чувак, если бы я не знал тебя так хорошо, наверняка бы подумал, что ты двинутый.» - сказал NN с некой долей иронии и юмора в голосе.
  40.  
  41. Мы оба посмеялись, а затем NN спросил: «И что, больше у тебя таких видений не было? Продолжение не снилось?»  
  42.  
  43. «Нет. Больше, кажется, не было.» - ответил я. Откинувшись назад, я лёг на траву, покрывающую всё поле. NN уселся рядом, и мы несколько минут молчали. Затем он заговорил снова. «И с каких пор тебе снятся такие кошмары?» - спросил он.
  44.  
  45.  «С тех пор, как вернулся сюда.» - ответил я.
  46.  
  47. NN задумчиво опустил голову. «Понятно...». Теплый ветер трепал мои волосы. NN сидел рядом со мной, как в старые добрые времена. Я ждал, что он снова заговорит, но он молчал, глядя на облака.
  48.  
  49. Потом он повернул ко мне голову: «Слушай, Антох, а ты раньше никогда не думал, что вообще всё происходящее это сон?»  
  50.  
  51. «Ещё бы» - ответил я. «Каждый прошедший день сном кажется.» - добавил я с улыбкой.
  52.  
  53.  В ответ NN тоже улыбнулся и отвел взгляд в землю.  
  54.  
  55. «Знаю, вопрос идиотский, но задать мне его больше некому, сам знаешь» - сказал NN  с некой легкой грустью и колебанием, будто бы боясь моего осуждения.
  56.  
  57. Я ничего не ответил, а лишь смотрел вдаль этого бесконечного поля, покрытого оврагами и кустами. Ночной ветерок, по-прежнему, шевелил траву. Я повернулся и посмотрел на своего старого друга. Его лицо, как обычно, показалось мне бледным и с ноткой грусти.  «Антох, - тихо сказал он, - Тебе когда-нибудь было настолько плохо, что ты задумывался о суициде?». На глазах у NN начали медленно наворачиваться слёзы. На моём лице застыло выражение ужаса, которое я тщетно пытался скрыть. Страх переполнял меня.
  58.  
  59. «NN, - прошептал я, - прошу тебя, не надо». NN плакал. Я никогда не видел его плачущим. Он рыдал, словно мать, потерявшая своего сына на поле битвы. Я быстро поднялся и обнял своего товарища. Он зарылся лицом в мои волосы и разрыдался ещё сильнее. «NN, - повторял я, - ну перестань, перестань». Я пытался сделать голос как можно мягче, но моё лицо все ещё было перекошено гримасой чистейшего ужаса. Мой друг, которого я знаю с самого детства говорит мне о том, что хочет исчезнуть... Я просто не верил своим ушам. Я попытался положить руки ему на плечи, чтобы хоть немного успокоить, но он отшатнулся и наотмашь ударил меня кулаком по лицу.
  60.  
  61. «Ты чего творишь то?»  - взвыл я, чувствуя, как на моих глазах выступают предательские слёзы.

Share with your friends:

Print